Сюзан Доннел - Покахонтас читать книгу - раскраска детям по сюжету
Раскраски детям по сказкам от Аленького цветочка до современных мультяшек

ГЛАВНАЯ
ПРОГРАММЫ

ОБОИ
ВИДЕО

МОЯ СУДЬБА

 
Доктор Айболит
Аленький цветочек
Алёша Попович и Тугарин змей
Алфавит со зверюшками
Бабочки
Буратино
Войны из будущего
Динозавры
Домашние животные
Дюймовочка
Дикие животные
Забавные человечки
Золушка
Князь Владимир
Корабли
Кот Леопольд
Кошки
Красная шапочка
Крошка Енот
Лешики
Малыш и Карлсон
Монстры
Ну погоди!
Обведи и раскрась
Овощи
Лунтик и его друзья
Приключение Фунтика
Прописи
Простоквашино
Птицы
Роботы
Русские народные сказки
Рыцари войны
Самолёты
Сказка о царе Салтане
Снежная королева
Собаки
Теремок
Три поросёнка
Угадай напиши раскрась
Учимся писать слова
Фигурки рисунки
Фрукты
Царевна лягушка
Чиполлино
23 февраля
8 марта
Автомобили
Новый год и Рождество
Пасха
Котёнок Гав
Смешарики
Винни Пух
Скуби-ду
Маша и медведь
Даша следопыт

 

 

 

 
                                                 Покахонтас  Сюзан Доннел
Покахонтас

Скачать раскраску

Покахонтас
01.gif 02.gif
03.gif 04.gif
05.gif 06.gif
07.gif 08.gif
09.gif 10.gif
11.gif 12.gif
13.gif 14.gif
15.gif 16.gif
17.gif

                                          Предисловие
Впервые история Покахонтас увлекла мое воображение, когда мне было десять лет. Мы с моим родным и двоюродными братьями разыгрывали всевозможные вариации ее истории, и всегда на самом краю опасности она спасала Джона Смита.

Существует два мнения относительно того, были или нет Покахонтас и Джон Смит любовниками. Я сердцем чувствую, что должны были быть. История свидетельствует, что Покахонтас была настолько захвачена чувством, когда встретилась со Смитом в Англии после нескольких лет разлуки, что они не могли остаться просто друзьями. Более того, в те первые дни в Виргинии она не стала бы рисковать жизнью и совершать подвиги ради Смита и его друзей, которые были чужеземцами, если бы не испытывала к нему очень сильной привязанности.

В ту эпоху жизнь была жестокой, быстротечной и насыщенной приключениями. Мой издатель не раз говорил: «У вас события громоздятся одно на другое, так не бывает!» Но я настояла на своем, потому что эти события — исторические факты.

При работе над книгой меня заинтересовало отношение англичан к индейцам. Они обращались с ними, как с несхожими, но равными себе людьми. Паухэтаны занимались земледелием, были искусны в нем, чему научили и англичан. Они жили в грубых домах в своих поселках, придерживались строгих правил общежития, качество их пищи было гораздо лучше, чем у англичан. Поклоняясь своим богам, паухэтаны совершали обязательное ежедневное омовение. Они одевались в меха, перья и оленьи шкуры. Их вождь Паухэтан, которого англичане назвали великим королем или императором, правил твердой рукой и в каждом из своих многочисленных поселков держал дом для себя и своей семьи. А его любимую дочь Покахонтас звали принцессой. Они были необыкновенно здоровыми людьми, близкими той прекрасной природе, что окружала их. Между двумя народами не существовало предубеждений, которые возникли позже, после долгих лет военного противостояния.

Я на много лет забыла о Покахонтас, занятая устройством своей жизни и путешествиями по миру. Затем сгорел и по многим причинам не мог быть восстановлен мой горячо любимый фамильный дом в Виргинии. Наша семья жила на этой земле в течение двухсот пятидесяти лет. Сама я жила в Англии, но у меня вдруг возникло ощущение, будто мне нанесли тяжелую рану. Я почувствовала немедленную потребность укрепить свои тылы — восстановить нашу семейную историю, что и планирую осуществить в нескольких книгах. Вот так я села и написала первые слова о знаменитой паухэтанской принцессе, чьим прямым потомком в четырнадцатом колене я являюсь.
 

                                                             Глава 1
                                            
Лондон, июнь 1616 года
— Джон, смотри! Здесь, наверное, у каждой семьи есть своя церковь. Я и не представляла, что их может быть так много.

Покахонтас стояла на палубе корабля, медленно двигавшегося по Темзе — мимо Грейвсенда по направлению к портовым докам Лондона. Отплыв из Виргинии, корабль его величества «Трежер» пересек океан и прибыл в Плимут накануне утром. Там на борт поднялись сэр Эдвин Сэндис и несколько человек из Виргинской компании, чтобы сопровождать свою протеже — индейскую принцессу, Джона Ролфа — ее мужа и их юного сына. К путешественникам присоединилась и свита, необходимая для торжественной церемонии встречи в Лондоне.

Сэр Эдвин первым поднялся на корабль в Плимуте, и Покахонтас, утомленную длительным плаванием из Джеймстауна, сразу же пленили его энергичная, открытая манера держаться и прямодушие. Она почувствовала, что в его присутствии все пойдет хорошо. Покахонтас была возбуждена и вдохновлена идеей использовать приглашение Виргинской компании, чтобы вызвать интерес к своей любимой земле и привлечь туда денежные вложения. Сэр Эдвин разместился рядом с ней и Джоном Ролфом и рассказал им о предстоящем пути, заметив между делом, что ее старый друг и наставник Джон Смит находится сейчас в Шотландии, но ожидают, что вскоре он вернется в Лондон. При упоминании этого имени она ощутила, как привычно упало сердце, но еще в начале путешествия она решила, что, если заговорят о Смите, от беседы она уклоняться не станет. Ее удивило, что она и в самом деле почувствовала себя не так стесненно, но звук его имени по-прежнему действовал на нее, словно удар.
   Корабль оставил позади «Ворота изменников», и Покахонтас нахмурилась, взглянув на Тауэр. Она знала, что граф Нортумберлендский — брат ее друга Джорджа Перси — долгие годы томился здесь за железными зубчатыми воротами в мрачной темнице. Какое варварство, подумала она. Пленников следует или убивать или отпускать, как делает ее отец. Она задумалась, достойна ли такая мысль христианки. Она, пожалуй, спросит об этом.
 

Она сжала руку сына. Томас был одет на английский манер. Его наряд являл собой миниатюрную копию атласного камзола отца и его украшенной пером шляпы. «Я взволнована точно так же, как он», — подумала она. Томоко, муж ее сестры, посадил на плечо своего двухлетнего сынишку, чтобы тот мог хорошенько все разглядеть. Покахонтас смотрела на кипевший жизнью берег реки, к которому повсюду приставали корабли. Грузчики, бродячие актеры, пассажиры деловито сновали, сходя на сушу и поднимаясь на борт. У нее никак не укладывалось в голове, что на земле может существовать такое количество людей. Когда они покидали Виргинию, Томоко намеревался отмечать каждого десятого встреченного человека зарубкой на своей палке, но он уже давно оставил эту затею.

Лица толпившихся в ожидании необычного зрелища людей повернулись к кораблю. Покахонтас была одета в английское платье, но все остальные паухэтаны облачились в полные церемониальные одежды: мужчины украсили себя перьями и переплетенными лисьими шкурами, на женщинах были платья из оленьей кожи и накидки, отделанные перьями, — яркий всплеск красного, желтого и зеленого на фоне серого английского дня. Из толпы зевак послышались возгласы удивления и приветствия. Сэр Эдвин предупреждал, что Лондон ждет их с распростертыми объятиями.

Он указал ей, и Покахонтас увидела ожидавшего на пристани графа Дорсета. Представитель короля вместе со своим сопровождением держался особняком. Его короткая бородка была подстрижена клинышком по испанской моде, принятой при дворе. Подле него стоял дородный мужчина в церковном облачении, несомненно прибывший для того, чтобы приветствовать ее от лица его преосвященства епископа Лондонского. Занятые беседой, тут же стояли человек десять купцов, ее покровители, о чьем богатстве свидетельствовали шелк и атлас их нарядов.

Дружелюбная толпа, обтекавшая сановных особ, мешала движению, поэтому гостям и их свите числом в двадцать человек — женщинам в портшезах и пешим мужчинам — потребовалось вдвое больше времени, чтобы добраться до гостиницы «Белль соваж» на Ладгейт-хилл.

Хотя сэр Эдвин и предупредил Покахонтас, что люди готовы давиться, чтобы посмотреть на нее и даже дотронуться, путь до гостиницы был для нее суровым испытанием, а сверх того — запах, запах! Покахонтас заметила, что ее сестра Мехта, сидевшая сзади в том же портшезе, почти потеряла сознание. И это несмотря на то, что им обеим сунули в руки по апельсину, утыканному гвоздикой, чтобы они могли держать их у носа. Трудно было сказать, какое из чувств подвергалось большему оскорблению — слух или обоняние. Шум города, возгласы любопытных, проталкивавшихся поближе, крики уличных торговцев ранили барабанные перепонки, привыкшие к едва уловимым звукам леса.

Сэндис устроил так, что гостиница была целиком предоставлена в распоряжение виргинцев на все время их пребывания в Лондоне. Но не прошло и часа после их прибытия, как еще не слишком уверенно державшиеся на ногах после морского путешествия привередливые паухэтаны развили бурную деятельность. Они потребовали принести метлы, тряпки, воду, и сопровождавшие их слуги вымыли весь дом снизу доверху, оттерев скопившуюся за многие годы грязь. Сэр Эдвин завел взбудораженного хозяина гостиницы в соседнюю лавку, как следует угостил вином и дал золотой, объяснив, что следует терпеливо сносить все причуды гостей.

У дверей гостиницы собрались пажи и подмастерья, доставившие корзины с весенними цветами, подарки и написанные на толстой веленевой бумаге приглашения на многочисленные празднества и приемы. К ночи голова Покахонтас гудела от обилия впечатлений. Она задавалась вопросом, сможет ли выдержать такой напряженный распорядок, и молилась, чтобы у нее было время собраться с мыслями перед завтрашним днем. Хотя она знала, что Смит в Шотландии, но ничего не могла с собой поделать и замирала от каждого стука в дверь.

Наутро возникло новое затруднение. В гостинице не оказалось достаточного числа лоханей, чтобы все паухэтаны смогли совершить ритуальное омовение. Томоко с четырьмя слугами-мужчинами поспешил к реке, но вокруг собралась такая толпа, что было совершенно невозможно вознести молитву Ахонэ — богине реки. А ведь им и так приходилось в продолжение всего путешествия воздерживаться от жертвоприношений. Им объяснили, что у англичан это не принято и может даже напугать их. Но совершить омовение нужно было непременно. На помощь мужчинам пришел Джон Ролф, отведя их в турецкие бани — жалкая замена на то время, пока у соседей наберут побольше деревянных лоханей.

Во время отдыха к Покахонтас прибыл портной с двумя дюжинами нарядов. Она пришла в восторг от чудесной одежды всевозможных цветов, очень ей шедших: персикового и бледно-лилового, светло-зеленого и темно-зеленого, красного и белого и различных тонов желтого и голубого. Очарованная цветовой гаммой, она даже не подозревала, что одежда может быть таких разнообразных оттенков. Сэр Эдвин объяснил, что англичане целый год готовились к ее визиту, а письма, пересекавшие Атлантику, в мельчайших подробностях описали ее внешность. Она засомневалась, что сможет пройти в дверь в юбках с такими широкими фижмами (эта мода еще не достигла Джеймстауна), и потратила остаток дня, учась в них двигаться.

Когда Покахонтас устроилась и привыкла к новой обстановке, сэр Эдвин организовал первое появление принцессы в обществе — на званом обеде у сэра Томаса Смита, одного из богатейших лондонских купцов и основателя Виргинской компании. Небольшой тихий прием, объяснил Джону Ролфу Сэндис, а Покахонтас сможет составить представление о том, что ее ожидает.

К тому моменту, когда Покахонтас управилась с первой переменой продолжительной трапезы в доме сэра Томаса, она поняла, насколько прост по сравнению с Лондоном Джеймстаун. Джон Ролф пытался заранее описать ей великолепие вещей, которые она увидела в Лондоне, — серебряную и золотую посуду и приборы, шелковистую скатерть, сверкающие бокалы, из которых они пили, богатые гобелены на стенах, прекрасное дерево, гладкое, как атлас. Но никакие рассказы не смогли подготовить ее к встрече с подобной роскошью. Только угощение оказалось не слишком хорошим. Ему недоставало свежести, цвета, своеобразия и вкуса привычной ей пищи.

Ее также предостерегали в отношении лондонцев. Ролф советовал поменьше говорить — пусть другие ведут беседу, пока она не освоится и не почувствует себя уверенно. Но сидевший за столом справа от нее член парламента удивил Покахонтас, забросав вопросами о ее народе, а в особенности об ее отце. Мастерски перемежая разговор комплиментами, он стремился выяснить размеры богатства могущественного короля и его возможные нужды — не захочет ли он что-нибудь купить. «Он так же умен, как и лучшие торговцы моего отца», — подумала Покахонтас.

— Не принимайте этого человека всерьез, дорогая принцесса, — сказал хозяин дома, оказавшийся с другой стороны от нее. — Парламентарии постоянно чем-то заняты. Им необходима деятельность.

Однако член парламента ей понравился. Его интерес подкупил ее своей честностью.

Знакомясь в продолжение всего вечера с разными людьми, которых ей представляли, Покахонтас старалась быть особенно любезной с женщинами. Сэр Эдвин объяснил ей их негласную, но большую влиятельность, и советовал приложить усилия, чтобы подружиться с ними, тем более что они готовы к этому, несмотря на ее иноземное происхождение. Сэндис улыбался, рассказывая ей на следующее утро, что она выдержала первое испытание с огромным успехом. Когда принцесса покинула прием, все сошлись во мнении, что она держала себя как истинная дочь короля.

Приободренная Покахонтас с нетерпением ожидала продолжения организованной для нее программы. Сэндис сказал, что аристократы, окружавшие ее в Джеймстауне, сейчас в немилости у двора, и потому он попросил Джона Смита написать от ее имени королю и королеве, испрашивая позволения предстать перед ними. Монаршья чета ответила, что с нетерпением ждет встречи с принцессой Ребеккой, как ее называли в христианском мире. Она должна будет присоединиться ко двору в Хэмптон-корте в середине лета. У Покахонтас от волнения подогнулись колени, когда она поняла, чем обязана Джону Смиту.

На приеме в Ламбетском дворце, устроенном в полдень в ее честь епископом Лондонским, Покахонтас впервые познакомилась с ритуальной пышностью Англии. Ее белоснежное платье, украшенное круглым плоеным воротником белого кружева, и белая шляпа с белым пером как нельзя лучше сочетались с убранством (белые с золотом подушки) барки епископа, доставившей их по Темзе к его дворцу. И пока торжественная вереница барок, в которых разместились паухэтаны в ярких красно-желто-зеленых туземных одеждах и епископская стража, одетая лишь немногим менее красочно, медленно двигалась через реку, торговцы и выехавшие отдохнуть горожане махали им с многочисленных лодок руками и хлопали в ладоши. Никто не мог припомнить, чтобы какую-либо другую женщину, исключая старую королеву, принимали в Ламбетском дворце с такой пышностью. Но великолепие дворца и тепло встречи не доставили Покахонтас и малой доли того удовольствия, которое она ощутила, увидев росшие в дворцовом саду виргинскую жимолость, тюльпанное дерево и дикий зеленый виноград. Ей хотелось обнять молодое деревце, усыпанное белыми цветами, и спросить, каким образом оно оказалось здесь — через океан от своих родных мест.

— Это плоды трудов отца и сына Традескантов — ботаников-исследователей, — объяснил придворный. Покахонтас припомнила, что с отцом она мельком встречалась в Джеймстауне.

Она могла бы еще долго любоваться деревьями и цветами, бережно доставленными на корабле из таких дальних краев, как Индия и Китай, но ее ждали званый обед, епископ и проголодавшиеся гости.

Для своего первого бала — тем же вечером, она остановила выбор на платье, голубой оттенок которого напоминал цвет яиц малиновки. Шелк для него был специально выкрашен в Китае. Одна из высокородных дам, назначенная королевой сопровождать и направлять Покахонтас, — леди Делавэр, жена первого губернатора Виргинии, вложившего большие средства в Виргинскую компанию, — предоставила в ее распоряжение бриллианты, которые засверкали на шее и в волосах принцессы. Леди объяснила, что следует носить бриллианты именно этого голубоватого оттенка и что она может оставить их у себя, пока ее муж не купит ей собственные украшения.

О, танцы и вино! Покахонтас пришла в восторг от гостеприимства графа Дорсета. Его светлость прислал за ней свой собственный портшез, богато расшитый изнутри шелками и сильно надушенный аравийским мускусом, чтобы отбить запахи улиц. На ступенях лестницы его городского дома стояли, держа ярко горящие факелы, лакеи в алых ливреях. Внутри дом был обставлен на французский манер. Покахонтас порадовалась, что они с Джоном Ролфом потратили в Джеймстауне немало часов, совершенствуясь в танцевальных фигурах, а их было такое множество. Казалось, что все присутствующие мужчины хотят танцевать с чужеземной принцессой, которая так грациозно выступала в гальярде, бранле и куранте под нежные звуки лютни и клавесина. И Покахонтас хотелось закутаться в этот день и вечер, словно в шелковый плащ, и не снимать его.

Последние дни июня промелькнули калейдоскопом событий, вихрем закруживших Покахонтас. Король Яков был заинтригован и сгорал от нетерпения увидеть женщину, покорившую Лондон. Он приказал сэру Эдвину доставить ее и ее мужа в Хэмптон-корт на неделю раньше, чем предполагалось. Он стремился увидеть эту необычную принцессу, дочь заморского короля, возможную соперницу его интересам в Виргинии.

Окружение Покахонтас решило плыть до Хэмптон-корта по реке, ибо путешествие по дороге сулило пыль и толпы народа. Маленький Томас с удовольствием наблюдал за речной жизнью: мимо проходили суда, везущие товары или людей, плавали обитавшие на Темзе лебеди, утки и гуси. Покахонтас покинула гостиницу с облегчением. Она знала, что Джон Смит может вернуться в любое время, и пребывание в Хэмптон-корте послужит кратковременной передышкой в ее напряженном ожидании стука в дверь в течение этих нескольких недель. Она была глубоко взволнована оказанным ей в Лондоне приемом и подолгу и с удовольствием рассказывала о достоинствах Виргинии каждому, кого это интересовало. Ее обязательство как можно лучше представить Новый Свет ничуть не обременяло ее. И она была бы вполне довольна, если бы не страх нечаянно встретиться со Смитом, который она отгоняла от себя, еще больше развивая свою деятельность.

В первый вечер их пребывания в Хэмптон-корте Ролфы получили приглашение на ужин к королю и королеве. Покахонтас надела розовое платье и убрала волосы розами, перевитыми жемчугом. Увидев короля, она сжала руку Джона Ролфа. Она была готова увидеть человека, во всех отношениях странного, но вид этого мужчины с иссохшими ногами, длинными руками и отвислыми губами потряс ее. Тем не менее она была полна решимости расположить его к себе, поскольку Сэндис внушил ей, как важно завоевать доверие короля. Королева оказалась женщиной полной и немолодой, но ее лицо с красными прожилками было приветливо и все еще миловидно, она часто улыбалась. Покахонтас почувствовала, что перед ней добрая женщина.

В последующие дни, прошедшие в пикниках, теннисе, неторопливых прогулка в садах и вечерних развлечениях король не раз оставлял свою свиту красивых молодых людей, и несколько минут, а иногда и дольше, беседовал с Покахонтас. Ее сопровождали сэр Дэвид, приставленный к ней придворный, и несколько живописно одетых паухэтанов. Она пускала в ход все свое женское обаяние и использовала экзотический вид своих земляков, чтобы покорить короля, а заодно и весь этот ищущий развлечений двор. Позже король сказал довольному сэру Эдвину:

— Она обезоруживающе мила, у нее тонкий ум, это королевская дочь до кончиков ногтей, но вопреки твоим словам она не представляет для меня опасности в колонии.

Утром того дня, когда устраивали грандиозный бал середины лета, Покахонтас совершала свою ежедневную прогулку, беседуя с гостями. Они приехали из Лондона, специально послушать ее советов касательно Виргинии. Неожиданно она остановилась у широкого каменного проема, ведущего на теннисный корт, откуда летний ветерок доносил до нее голоса игроков.

— Я слышала, что скоро прибудет Джон Смит.

— Да, возможно даже сегодня вечером.

Сердце ее, казалось, остановилось, а затем забилось так сильно, что она едва смогла соблюсти этикет и попрощаться с визитерами. Руки у нее дрожали, и она, отвернувшись сразу же, как только позволили приличия, удалилась в отведенные ей во дворце покои.

Ранним вечером того же дня принцесса прошла в туалетную комнату, примыкавшую к ее спальне. Она подошла к камину и прижалась лбом к прохладному мрамору, коснулась щекой его гладкой, успокаивающей поверхности. Она не стала звать камеристок — не сейчас; она оденется для бала позже. Какая это редкость во дворце — побыть в одиночестве. Она так и не привыкла к тому, что вокруг нее все время столько людей. Она потянулась к крючкам на спине и расстегнула их, позволив громоздкому наряду с мягким шумом упасть на пол. Быстро выбралась из платья, двух сорочек и панталон. Освободившись от одежды, она выгнулась, широко раскинув руки, потом подошла к узкому, длинному окну, прорубленному в тяжелой стене. Легкая дымка рассеялась, начинало смеркаться.

Она стояла, опустив руки и наслаждаясь прохладным воздухом, овевавшим тело. Она чувствовала себя свободной, ничем не скованной, не ощущала раздвоенности. Сильный огонь, горевший в камине, грел ей спину. Смешанное чувство охватило ее — страстное желание и тоска по родным местам. И снова она воздела руки в напрасном томлении. Погрузившись в полузабытье, она тихо и монотонно запела. Потом ее голос возвысился мягкой жалобой и снова упал. С ее губ слетали слова, которые она давно уже не произносила:

— Ахонэ, Ахонэ!

И опять продолжилась молитва. Вдруг она оборвалась.

— Нет, нет, — простонала Покахонтас.

Она упала на колени и закрыла лицо руками. Лихорадочно перекрестилась и быстро прочла христианскую молитву покаяния. Через несколько минут она, скрестив ноги, села поближе к огню, по-прежнему обратив лицо в сторону окна. Она долго оставалась неподвижной, но в ее мозгу возникали уже почти неразличимые воспоминания.

«Ни слова, — думала она, — ни одного слова почти за шесть лет. Я так долго считала его умершим. Как он мог уехать и не подать о себе весточки? Он был моим господином, моей любовью. Он может появиться на сегодняшнем торжестве. Выдержу ли я встречу с ним?» В глубине души она не чувствовала себя готовой к этому. Затем одним гибким движением она поднялась и взяла одну из сорочек. Подошла к камину и потянула за шнур звонка, вызывая камеристок.

                                                                        Глава 2
                                                         Виргиния, 30 апреля 1607 года
Земля была теплой от весеннего солнца. Она любила ее прикосновение к обнаженной спине. Даже больше беличьих и лисьих шкур на своей постели. Привычное покалывание веточек и камешков, пуховая мягкость мха, щекотание травы заставляли ее чувствовать себя единым целым с землей и с богом земли. Она часами лежала на спине, глядя поверх высоких сосен в небо, на облака. Братья дразнили ее, называя мечтательницей, но как еще можно узнать, какие послания приготовили боги, думала она, если не справиться об этом у бога неба и бога облаков?

Покахонтас повернулась на живот, и ее сшитая из оленьей, кожи юбка с бахромой прилипла к земле. Накануне ночью прошел дождь, и земля была расцвечена лужицами чистой воды. Покахонтас склонилась над одной из них, чтобы поглядеть на свое отражение. То, что она увидела, понравилось ей. Она повернула голову в сторону, потом в другую, чтобы разглядеть себя получше. Красивая линия скул, решительный подбородок. Нос, возможно, чуть длинноват, но зато прямой. Широко посаженные большие карие глаза искрятся озорством. Эти глаза часто зажигались от очередной выдумки, за что ей и дали имя Покахонтас, что значило «Маленькая озорница» или «Маленькая резвушка». Она, однако, не была маленькой, а руки и ноги у нее были длинные, красивые. Ее тугая, гладкая кожа была цвета песка на речном дне. Покахонтас знала, по что своим видом доставляет им удовольствие, и это давало ей ощущение власти. Многие говорили, что она похожа на свою мать, но Покахонтас никогда ее не видела. Как только она родилась, мать отдали одному из военных вождей ее отца на реке Раппаханнок. Он всегда так поступал. Только ее отец мог иметь столько жен, сколько хотел.

Он оставил подле себя несколько любимых детей. Они воспитывались в поселке, у добрых женщин. Только у Покахонтас была собственная кормилица. Вовока оберегала Покахонтас так, как дикая кошка охраняет своих котят. А смотреть за будущей вероанскво — главой племени — было совсем не легкой задачей. Вовока постоянно сражалась с Покахонтас, стремясь превратить ее в воспитанную должным образом девушку-паухэтанку. Благодаря своей смышлености и сильному духу она была любимой дочерью великого вождя. Со временем она должна была вступить в подобающий союз с сыном вождя соседнего племени.

Покахонтас снова повернулась на спину и устремила свой взор в небо. Оно постепенно синело, и день обещал стать жарким, когда солнце поднимется повыше. Она заговорила с богом неба. Из всех богов он был у нее самым любимым и давал наибольшее утешение. Он дарил ей гармонию.

А в это утро она нуждалась в гармонии. Покахонтас чувствовала, что ее голова готова лопнуть от любопытства и волнений из-за новостей, подслушанных ночью. Если бы только удалось послушать подольше, но охранник отца поймал ее, сильно ударил по плечу и отправил своей дорогой. Научится ли она когда-нибудь подслушивать так, чтобы отец об этом не знал? — подумала она.

Через узкую щель в стене подсматривать было трудно, но она много раз бывала в доме, где собирался совет, так что с легкостью представляла его изнутри: тусклый свет, еще больше затуманенный клубами табачного дыма, поднимающегося под потолок, стены из древесной коры, на них развешаны сплетенные из тростника циновки и разноцветные птичьи перья, ярко раскрашенные циновки лежат на утоптанном земляном полу. Она услышала знакомый низкий голос своего дяди Вовинчо. Что он здесь делает? Его деревня на расстоянии дня пути отсюда. Он, должно быть, приехал тайно. Обычно из его поселка прибегали гонцы и объявляли о прибытии вождя, и Паухэтан посылал своих людей ему навстречу. Удивление и любопытство и привели ее прямиком к трещине в стене. Ее отец, великий вождь, сидел на небольшом возвышении, покрытом мехами. Если бы он был там один со своими женами, она вошла бы пожелать им спокойной ночи, но в тот вечер вокруг ее отца сидели его старшие военные вожди и оживленно беседовали. Волны напряжения докатывались до нее сквозь кору стен. И не было жрецов, раскрашенных черной краской. Напрягшись, она смогла расслышать обрывки слов дяди.

«Злые духи, издающие странные звуки... снова эти грязные воины... волосатые... огромные каноэ!»

Покахонтас была озадачена. О чем это они говорят? «Воины» и «злые духи», сказал Вовинчо. Какое-то племя собирается воевать с ними?

Покахонтас разглядела лицо отца, мрачное и угрожающее. Он, казалось, был раздражен рассказом Вовинчо, но озабоченности в нем она не почувствовала. Правда, она никогда и не видела, чтобы отец был охвачен страхом. Он был полновластным правителем своих земель, а кое-кто говорил, что и таким же могущественным, как сами боги. Слово Паухэтана являлось абсолютным и непререкаемым. Покахонтас привыкла видеть, как трепещут в присутствии ее отца и даже лишаются чувств поклоняющиеся ему, но одновременно страшащиеся его гнева подданные.

И сейчас она ощущала не страх. Тот разговор был слишком странным, не похожим ни на что, когда-либо слышанное ею.

Облако, легкое, как паутинка, застлало солнце, и Покахонтас вздрогнула. Ей придется дожидаться, пока они вознамерятся говорить об этом. Она знала, что это окажется нелегким делом. И так уж полночи она провела без сна, пытаясь удовлетворить свое любопытство. В свои двенадцать лет Покахонтас уже знала, что ожидание очень тяжелое дело.

Возможно, ей следует принести жертву — птицу, белку или, может, кролика. Это умилостивит богов и отведет наказание, которое грозит ей от отца за подслушивание.

Некоторое время Покахонтас лежала на теплой земле, обдумывая свои действия. Она приложила ухо к земле. Для нее это было так же естественно, как дышать. Важно знать, что может двигаться поблизости. Она не была так искусна в распознавании звуков, как некоторые старшие мужчины, но знала уже многое не хуже, а может быть и лучше, чем ее сверстники. Но услышала ли она слабый, глухой звук? Она не была уверена. Иногда оказывалось, что она придумывает звуки. Она пробежала пальцами по острому лезвию висевшего у нее на поясе кремневого ножа — последнего подарка отца. Затем снова приложила ухо к земле. Она ничего не услышала, не почувствовала движения животных. Подтянув ноги, она поднялась одним грациозным движением. Мгновенье постояла, глядя на лес, — прямая, стройная фигурка, глаза прищурены из-за яркого солнечного света, длинные черные волосы свисают между лопаток. Она направилась к лесу, в том направлении, куда садится солнце.

Лес начинался сразу за лугом и простирался так далеко, что еще ни один воин из поселка не доходил до его края. Была пора цветения, и кизил стоял весь покрытый цветами, а лес был расцвечен белым и бледно-розовым. С некоторых деревьев свисали огромные кисти глициний, они перемежались азалиями, сверкавшими ярко-розовым и красным. Есть где укрыться, и погода ясная. Великолепный день для охоты.

Когда Покахонтас дошла до первых деревьев, она опять прислушалась. И, пройдя несколько шагов вглубь, снова. Теперь она ощутила это — едва уловимый запах, принесенный ветерком, намек на стук копыт, переданный землей. Это было слабым и трудно различимым, но она знала, что это там, в лесу, вдали от поселка, в той стороне, где заходит солнце.

Она стала продвигаться вперед, скользя от дерева к дереву, босые ноги двигались легко, перед каждым шагом проверяя землю, чтобы не хрустнула ни одна веточка. Мысли ее работали четко, все чувства были обострены. Она охотилась так часто, что сейчас действовала инстинктивно — короткие остановки, чтобы проверить направление ветра, неглубокие вдохи, приносившие с собой запах сосны, цветов кизила, оленя. Оленя...

Запах был явственный. Она притаилась за толстым стволом старой сосны и замерла. Вот она — самка оленя, молоденькая, светлая, на расстоянии выстрела из лука, но ее оружием был нож, а не стрела. Ну почему ей не разрешают носить лук! Это была их с отцом давняя междоусобица.

«Я не могу сейчас думать об этом, — пронеслось у нее в голове. — Я просто должна добыть ее с помощью ножа».

Она знала, что ей предстоит самая трудная схватка из всех, в которые она вступала. Она знала, что никто из мужчин даже и не станет пытаться обмануть оленя, не надев традиционную накидку из шкуры оленя и оленьи рога. Ей придется дождаться, пока олениха подойдет ближе, еще ближе, а потом внезапно напасть. Пожалуй, лучше всего прыгнуть с дерева. Она найдет ветку пониже и заберется на нее.

Не поворачивая головы, она взглядом обежала соседние деревья. В пяти-шести шагах от нее рос клен с низко склоненной веткой, которая, возможно, выдержит ее. Она огляделась и начала осторожно двигаться, переводя глаза с оленихи на землю и на дерево. Животное отвернулось, и Покахонтас использовала этот момент, чтобы пробежать последние два шага, уцепиться за ветку и подтянуться вверх.

Ее движения были уверенными и ловкими, но несмотря на это она все же произвела легкий шум. Покахонтас затаила дыхание. Теперь она не видела олениху и не могла слышать ее, а пока дыханье не успокоится, не почувствует даже ее запаха. Но это было хорошо, потому что если бы она встревожила животное, то услышала бы треск и шум его отступления.

Она как следует выждала. Левая нога неловко подогнулась, но она не смела шевельнуть ею. Усилием воли она прогнала пронзительную боль в бедре. Каким блаженством было бы устроиться поудобнее.

Ее чувства сосредоточились на оленихе. Она все время передвигалась, но ни разу не прошла под веткой. Как она сможет поймать ее, если та упорно не желает подойти к ее дереву? Покахонтас начала думать, что переоценила свои возможности. И даже если она поймает олениху, разве сможет одна дотащить ее, такую тяжелую, в поселок?

Покахонтас уже почти решила оставить свою затею, как вдруг кожу словно закололо иголочками. Звук, движение, а может, просто ощущение сказало ей, что поблизости находится еще одно живое существо помимо оленихи.

Та тоже его почувствовала. Раздался треск, потом стук оленьих копыт. Животное, теперь уже по-настоящему встревоженное, побежало прочь от пришельца и прямо к Покахонтас и ее дереву.

У Покахонтас была секунда на раздумье. Шорох внизу — и в то же мгновенье она прыгнула. Она содрогнулась, когда приземлилась на спину оленихи, но быстро собралась и схватила животное за шею. Неудобно сидя верхом — одна нога волочилась по земле, — она с трудом достала нож и дотянулась до горла оленихи. Нашла нужное место, всадила нож и вытащила его. Олениха упала сразу же, и вместе с ней Покахонтас. Судорога, и животное неподвижно вытянулось у ее ног.

Покахонтас выпустила дыхание медленным, глубоким выдохом. Первое тихое чувство торжества шевельнулось внутри нее. Однако мозг ее был настороже. Инстинкт заставил ее прыгнуть на олениху, инстинкт, выработанный поколениями охотников. Но он также подсказывал, что она не одна в лесу. Поблизости был человек. Другое животное не напугало бы так оленя. Она повернула голову и прислушалась.

Перекрывая все шумы леса, прозвучала резкая, четкая трель виргинской куропатки, дополненная одним лишним звуком. По этому сигналу ее братья и сестры узнавали друг друга. Вздох облегчения вырвался у нее. Она ответила таким же свистом.

Он подходил медленно, потому что это было у них в крови — передвигаться по лесу в молчании и как можно дольше скрытно. Но из-за его высокого роста она увидела его, когда он был шагах в двадцати. Это был Памоуик.

Брат и сестра стояли над оленихой и радостно улыбались друг другу. Хотя леса изобиловали дичью, но ритуал добычи зверя имел особое значение. Он уходил корнями в глубь веков. Ее разум и навыки сразились с хитрым миром животных и победили.

— То что надо для сегодняшнего праздника, — сказал Памоуик.

Для праздника? Но она выследила олениху, чтобы принести жертву богу неба и тем самым загладить свою вину — она подслушивала! Покахонтас усиленно размышляла, прислонившись к стволу дерева, пока Памоуик связывал олениху.

Опасно признаваться брату, что ей нужна такая большая жертва. Тогда придется рассказать и о подслушивании.

Памоуику она сказала:

— Да, олениха будет кстати.

Столько усилий — и остаться ни с чем!

Вдвоем они вытащили свою ношу из леса, пронесли через луг, мимо лоскутков аккуратных полей с зелеными всходами кукурузы, длинных табачных плантаций, делянок с ростками и первыми листочками. Здесь к осени вырастут тыква, помидоры, земляные орехи и кабачки. Пара старых воинов, утративших физическую силу, но не силу духа, ревностно охраняли поля от вторжения мелких животных, птиц, а особенно детей, время от времени с воинственными кличами потрясая копьями. Но сейчас вокруг было пустынно. Почти все находились в поселке, готовясь к празднику.

С внутреннего поля была видна река, широкая синяя гладь, такая широка, что никто не мог добросить камень до противоположного берега. На ее берегу и располагался поселок Веровокомоко, откуда великий Паухэтан управлял своими владениями.

Это было большое поселение, обнесенное деревянной оградой. По обе стороны широкой пыльной улицы тянулись опрятные дома. Они были длинные, от двадцати до шестидесяти футов в длину, и серые. Своей формой напоминали буханки хлеба, скругленные крыши были сделаны из коры и тростника. На многих домах крыши были сдвинуты, чтобы впустить свежий весенний воздух и приветствовать бога солнца.

Войдя в ограду, брат и сестра расстались. Памоуик занялся оленихой, а Покахонтас медленно направилась к дому отца, самому большому в поселке. Она хотела по возможности избежать встречи с Вовокой, по крайней мере пока не переоденет грязную юбку, иначе придется выслушать длинную речь о том, что она пропала в праздничный день, как раз в разгар дел. Вовока неодобрительно относилась к охоте, даже в обычные дни. Она считала, что это занятие недостойно дочери великого вождя Паухэтана.

В настоящее время Покахонтас под неусыпным оком Вовоки постигала искусство сбора дани. Поскольку, замечала Вовока, если, став женщиной, она не выйдет замуж в первые же несколько месяцев, отец вышлет ее за пределы своих владений. Покахонтас ничуть не огорчалась. Она будет путешествовать в сопровождении свиты, представляя могущество отца, и в других поселках в ее честь станут устраивать праздники и танцы. Торжество будет следовать за торжеством. На земле ее отца таким образом отмечали рождения, смерти, свадьбы, жертвоприношения и пытки, приход весны, лета, зимы и осени, а кроме того военные победы и проводы на войну. О поражениях Покахонтас никогда не слышала.

Когда она добралась до помещения для сна, которое в доме отца делила со своими незамужними сестрами, она застала там не только двух своих сестер, но и последнюю молодую жену отца по имени Сача. Женщины были заняты весьма серьезным делом — они одевались для праздника. Сача была миловидная веселая девушка. Сейчас она готовила перья, чтобы украсить церемониальный наряд. «Интересно, сколько она пробудет у Паухэтана?» — подумала Покахонтас. Она не склонна была заводить дружбу с женами отца — они потом уезжали и никогда больше не возвращались. Это случалось часто. Но не любить Сачу было невозможно. И Покахонтас надеялась, что ей удастся уговорить отца оставить ее в поселке. С некоторыми из его жен уже так случалось, и они выходили замуж за избранных воинов. Бывшая жена великого вождя ценилась очень высоко.

Сача перебирала перья и бусины и смеялась. Двум сестрам — Мехте и Квимке — стоило больших усилий заставить ее стоять спокойно, пока они пальцами и заостренными перышками наносили на ее тело полный праздничный узор. У каждой линии было свое место и значение. Зеленая, чтобы отметить приход весны. Красные линии вдоль рук говорили о том, что Сача — одна из жен Паухэтана. Черные завитки и кружочки передавали ее имя, а синие подчеркивали ее высокое положение.

Покахонтас смотрела на них и думала: «К следующей весне я тоже буду женщиной, и на мое тело нанесут узор. Я буду прекрасна, возможно, прекраснее всех. Мое тайное имя — Белоснежное Перышко. Я нарисую перья на руках и на груди, нежные завитки листьев папоротника обнимут меня, танцуя на моем теле. Я попрошу Памоуика, чтобы он принес мне перьев белой цапли для ожерелья и для украшения волос».

— Покахонтас, ты не слушаешь. Я уже дважды позвала тебя. Ты что, не слышишь?

Мехта повернула возбужденное лицо к сестре. Она была полная, рыхлая и не очень умная, но послушная и веселая.

— Вчера вечером у реки наши воины взяли в плен монакана. С ним был большой отряд, но остальные скрылись.

Взят в плен. Любой воин предпочтет умереть в бою, чем сдаться в плен. Монакана, должно быть, захватили врасплох. Покахонтас села на чистый тростник, который днем разбрасывали в комнате. Значит во время праздника прихода весны будет жертвоприношение. За свою недолгую жизнь она много раз видела этот ритуал. Он служил наказанием воину, позволившему взять себя в плен живым. А для него это была возможность показать свое мужество и умереть с честью. Жертвоприношение было интересно, потому что раскрывало истинный характер индейского воина. Покахонтас не могла припомнить, чтобы видела у столба женщину.

День был прекрасный для весеннего празднества, теплый, сухой. Место, отведенное для праздников, было совсем недалеко от поселка. Это была большая площадка, где собирались воины и приносились жертвы. Вдоль одного края площадки Покахонтас увидела ровно горящие костры, над которыми на вертелах жарились олень, опоссум и бобр. Дикие индейки и другая птица готовились на особом костре, сооруженном в яме. Запахи пищи противостояли сладкому острому запаху жимолости и затмили его, когда она подошла поближе.

Здесь были кучи копченых крабов с мягким панцирем, огромные плетеные корзины, полные устриц из залива, горы кукурузного хлеба, ряды нанизанных на небольшой вертел маленьких серебристых рыбешек, дожидавшихся своей очереди над костром. Тут же лежали лук, зелень, кабачки и самые разные ягоды. Листья табака прошлогоднего урожая, высушенные на солнце, ждали, когда их раскурят в глиняных трубках.

На другой стороне площадки стояли воины в яркой праздничной раскраске, их натертые маслом тела блестели на солнце. Ягодицы были раскрашены красным, синим и зеленым, а длинные косы, свисавшие с невыбритой части головы, терялись среди нагрудных украшений из меха и перьев. За спиной у них висели луки, у пояса — колчаны, полные оперенных стрел. Покахонтас увидела Памоуика, такого высокого, что он выделялся из толпы, а рядом с ним Секотина, другого брата.

Несколько мальчиков, которые когда-то охотились вместе с Покахонтас, тоже были здесь. Теперь они уже прошли обряд посвящения и присоединились к мужчинам. Они ей очень нравились, но она знала, что никогда не сможет выйти за кого-то из них замуж. Ее замужество возможно лишь с сыном другого вождя. Паухэтан выберет для нее воина, который станет ему сильным союзником и с которым она согласится разделить ложе. Она испытывала возбуждение, глядя на быстрых, крепких и сильных воинов и думая о том, как приятно было бы коснуться или лечь в постель с некоторыми из них. Ее тело наполнилось теплом желания, но она знала, что это невозможно.

На другом конце площадки сиденье для Паухэтана ожидало прибытия великого вождя. На длинной широкой скамье громоздились горы подушек из крашеной оленьей кожи и кучи мягких шкурок серой белки, золотисто-коричневой выдры, серебристой, черно-бурой и рыжей лис, куницы, норки, енота — с полосатыми хвостами — и мерцающий черный мех крота. За сиденьем великого вождя, на фоне белых и розовых гроздьев цветущего кизила, Покахонтас различила темные очертания его трофеев — ряд за рядом чернели скальпы. Некоторые из жен Паухэтана уже сидели на скамье — молодые, с которыми он спал, но которые еще не родили ему детей. Узоры на коже и украшения из перьев, цветов, ракушек и камешков у каждой женщины были свои. Их гибкие, округлые тела, расписанные всеми оттенками цветов — от бледно-золотого до темно-красного — были в сущности спрятаны под дикой причудливой раскраской. Они двигались с кошачьей грацией и украдкой посматривали на воинов.

Около трона вождя было место, специально оставленное для Покахонтас. Она всегда сидела к нему ближе всех, как она понимала, чтобы учиться у него. Когда она была маленькой, обряд жертвоприношения казался ей непонятным и утомительным. Теперь же к этому зрелищу она относилась с интересом. И не было времени, чтобы заскучать — ее отец был куда великодушнее других вождей. Некоторые любили растянуть церемонию на несколько дней, но Паухэтан предпочитал покончить с ней побыстрее. Для него время было драгоценным — так много неотложных дел возникало во всех его далеко разбросанных землях.

Покахонтас пересекла площадку и села на свою циновку. И несколько секунд спустя пронесшийся ропот возвестил о появлении Паухэтана. Все глаза следили за ее отцом, с достоинством шествовавшим к месту великого вождя. Она наслаждалась этим зрелищем. Он выглядел великолепно: широкие, прямые плечи, лицо, самое суровое из когда-либо виденных ею, острый и в то же время надменный взгляд. Высоко вздымался его головной убор из оленьих рогов, на шее висели нити жемчуга и отшлифованных камешков. С плеч ниспадала накидка из мягчайшей белой шкуры оленя, расшитая крупным и мелким жемчугом, украшенная перьями и камнями. Ее край волочился за ним по земле. Узор на теле изображал все его земли: Веровокомоко и еще пять, которые он унаследовал, восемнадцать земель, им покоренных, а также пять рек, называвшиеся — Аппоматокс, Чикахомини, Памманки, Маттапони и Раппаханнок. Узор сообщал его имя государя и его тайное имя. Все узоры были вытатуированы.

Паухэтан величественно приблизился к своему месту, а сопровождавшие его воины и знахари рассеялись. Великий вождь поднял руку, показывая, что собирается говорить.

— Мой народ, — провозгласил он низким, властным голосом, — сегодня мы празднуем приход весны. Мы воздаем почести богам весны и богам войны. Сегодня мы приносим в их честь особую жертву.

Он указал на край площадки ближе к лесу. Там стояла группа воинов. Восемь из них были с ног до головы покрыты черной краской, кроме щек, горевших ярко-красными полосами. Двое держали большой узел. Затянув песню церемонии жертвоприношения, они двинулись вперед. В полном молчании, наполненном особым спокойствием ожидания, все смотрели на пересекавших пустое пространство мужчин. Они остановились в нескольких шагах от великого вождя и бросили узел на землю. Потом они подошли к Паухэтану и упали перед ним на колени.

Один из воинов поднялся и принес толстый церемониальный столб, немного длиннее человеческого роста, разрисованный зубчатыми полосами зеленого, красного и черного цвета и увенчанный оскалившейся резной головой. Он воткнул его в углубление перед сиденьем Паухэтана. Раздалась глухая дробь барабанов, и люди Веровокомоко поднялись на ноги.

— Идем, — позвала Мехта, потянув Покахонтас за руку. — Сначала мы должны танцевать.

Покахонтас, поглощенная своими мыслями, покачала головой:

— Сегодня я не буду танцевать.

Вступил еще один барабан, потом другой. Звуки были глубокими и отдавались эхом, ритм учащался. Жители поселка, извиваясь в танце вокруг столба, подхватывали ритм и отбивали его ногами, удары эти отдавались в теле Покахонтас.

Жертву! — требовали барабаны. Затрещали погремушки, инструменты сияли на солнце. Флейтисты вступили и превратили ритмичную дробь в пронзительную, повторяющуюся мелодию. Жертву!

Музыка становилась все громче и громче. Похоже, танцевали все, кроме Покахонтас и Паухэтана, бесстрастно сидевшего рядом с ней. Земля содрогалась и стонала. Настойчивый бой барабанов тронул струнку глубоко внутри Покахонтас, и ее тело отозвалось на что-то извечное, на ритм, тысячелетиями переходивший в ее народе от поколения к поколению.

Внезапно последовал знак — великий вождь резко кивнул. Музыка оборвалась на середине, мгновением позже остановились танцевавшие. Все упали на колени и простерли вперед руки. Негромкий звук тяжелого дыхания заполнил воздух. Великий вождь махнул рукой, и все мужчины, женщины и дети бесшумно вернулись туда, где стояли раньше, — на край площадки для празднеств.

С мрачной торжественностью воины-индейцы подтащили узел почти к ногам Паухэтана. Теперь Покахонтас различала очертания под черно-красным одеялом. Она смотрела, как верховный жрец подходит, берет за край одеяло и срывает его.

Мужчина под одеялом сначала не двинулся, даже не заслонил глаза от солнечного света. Жрец ударил его в бок. Он вздрогнул, вытянулся и встал на ноги одним странным текучим движением. Он стоял перед великим вождем, выпрямившись, как стрела. Он был высок, и в его осанке чувствовалась гордость. Нагота делала его уязвимым по сравнению с празднично раскрашенной и богато украшенной толпой. На боку у него была длинная царапина с запекшейся кровью, никаких других отметин на его стройном теле не было.

Кто-то вздохнул. Покахонтас оглянулась. Это она вздохнула или Мехта? Или все они разом откликнулись на красоту и стать молодого монакана? Что-то в уверенном развороте его плеч, поднятом подбородке, твердой линии губ обещало, что умрет он достойно.

Он не смотрел ни на Паухэтана, ни на воинов, принесших его в одеяле. Его глаза были, казалось, устремлены в какую-то далекую точку за горизонтом. Он молится, подумала Покахонтас, и ее глаза расширились. Он, как и я, молится богу неба.

Паухэтан приподнял руку. Подошли две женщины и взяли монакана за предплечья. На секунду его взгляд дрогнул и оторвался от горизонта. Глаза скользнули вокруг, избегая безразличного взора Паухэтана и задержавшись на поднятом кверху лице Покахонтас. Их взгляды встретились. Всего лишь секунда, миг полного, совершенного узнавания. Но Покахонтас он показался вечностью. Она узнала его, она распознала в нем нечто сущее. И он узнал ее.

Связующая их нить оборвалась. Монакана подвели к столбу с перекладиной на краю площадки. Покахонтас, не отрываясь, смотрела на него, пока женщины привязывали его за руки к перекладине, но он больше не взглянул на нее.

Они снова запели — покрытые черной краской воины, жрецы, жители поселка соединились в молитве богу войны. Великий вождь, казалось, скучал. Он столько раз уже видел это и был раздражен, что не удается заключить мир с монаканами.

Но для Покахонтас эта церемония вдруг перестала быть просто очередным жертвоприношением. Ей стало небезразлично, что произойдет с этим монаканом. Ее пронзила внезапная боль, настолько все это было прекрасно: линии тела монакана, распятого на кресте, медный отсвет его кожи в послеполуденном свете, яркие пятна праздничной раскраски вокруг него — красные, зеленые, желтые. Она могла вообразить, что он видит: бога неба, такого голубого в этот день, — но бог бесчувствен к человеческим событиям, буйную зеленую растительность, окаймляющую площадку, и сотни лиц вокруг, раскрашенные во враждебные ему цвета, полные неприязни взгляды.

Он сохранит эту красоту, подумала она. Он удержит ее в себе чистой и строгой. Великолепие весеннего дня поможет ему продержаться, пока его не поглотит мрак.

Один из воинов отделился от группы и подошел к пленнику. Он несколько раз ударил монакана в грудь. Пение продолжалось тихо и неотступно. Воин вернулся назад, уступая место жрецу, который с силой провел по телу монакана своим магическим жезлом.

Воин снова подошел, неся орудия — веревку из перекрученных полос кожи, прикрепленную к медной игле, и острую раковину. Раковиной он рассек кожу на груди пленника и всадил иглу. Затем потянул за веревку, чтоб убедиться, что она сидит прочно. Держа оба конца, воин повернулся к монакану спиной и пошел вперед размеренным обрядовым шагом, пока веревка не натянулась. Пение, нарастая, сопровождало его путь, и достигло предела, когда покрытый черной краской воин напрягся всем телом и совершил высокий прыжок вверх и вперед.

Теперь свою иглу втыкал второй воин, делал он это медленно, потому что стекавшая по груди пленника кровь мешала ему. Пение перешло в тихую погребальную песнь, монотонную и настойчивую. Лицо монакана было бесстрастно. Ни единый звук не слетел с его губ.

Воин повернулся, отошел, совершил прыжок. Судорога вырываемой плоти и кожи, казалось пронзила тело Покахонтас. Думай о голубизне, говорила она, ты должен думать о голубизне. Ты должен видеть небо. Она поняла, что рядом с ней едва держатся на ногах Мехта и Квимка.

Еще один воин, потом еще. Все это были специально отобранные мужчины, самые быстрые и сильные в племени. Монакан держался прямо и молчал. Его голова была поднята к небу. Его грудь была теперь одной огромной красной раной. Кровь ручьем текла по ногам, собираясь в лужу в пыли у его ног.

Песнь зазвучала громко, заполняя пространство. Воины снова и снова выступали вперед, ища в кровавом месиве место для своих игл.

Толпа отвечала им. Барабаны забили чаще, а люди запели еще громче, поддаваясь жесткому и неумолимому ритму жертвы и смерти.

Теперь вперед выступил верховный жрец, и последний воин удалился. Пение и барабаны стихли до негромкого дыхания. Рука жреца двигалась в такт ритму, высоко взлетал нож. Отсечены пальцы одной, потом другой руки. Каждый раз, когда он поднимал трофеи, толпа откликалась ревом. Отсечена рука — последовал громкий вопль. Чтобы отсечь ногу потребовалось много ударов. Последний крик ликования, потом тишина. За спиной Покахонтас поднял руку Паухэтан.

Кровь, казалось, прилила к голове Покахонтас. Крики, удары барабанов все еще отдавались в ней. То, что было прикреплено к кресту, больше уже не было человеком. Туда уже начали садиться мухи.

— Хорошая смерть, — прошептала ей на ухо Мехта.

Покахонтас кивнула, ее глаза остекленели.

— Идем, на этот раз ты должна танцевать, — сказала сестра.

Это был праздничный танец. Танец принесенной и принятой жертвы. Засвистели флейты, отозвались погремушки, барабаны выбивали другой, волнообразный ритм. Все были на ногах. Покахонтас последовала за Мехтой. Поначалу ноги, вялые и тяжелые, не слушались ее, но внезапно знакомый перелив мелодии пронзил ее напряженное тело, и Покахонтас с облегчением бросилась в неистовство танца. Отец увидел ее и улыбнулся.

Наконец она устала и ускользнула в сгущавшуюся темноту, подальше от ищущих глаз мужчин и юношей. Оживленные пары, чья страсть воспламенилась от мрачного представления, разбредались по лесу. Ей же хотелось побыть одной. Быстро нашла она свое любимое местечко у реки и опустилась на прохладный песок. Она погрузила ноги в умиротворяющую воду, окунула туда ладони и прижала их к вискам. Ей вдруг стало больно дышать. По лицу заструились слезы. Из воды выпрыгнула рыба — серебряная дуга в сумеречном свете — и тут же исчезла. Покахонтас не скоро вернулась на праздник.

Напряжение дня спало; все успокоились. Женщины сидели над оставшейся едой и сплетничали. В одном углу праздничной площадки группа молодых воинов танцевала военные танцы, образовав небольшой круг, а другие играли в мяч. Вдоль улиц поселка носились вместе со своими собаками дети, играя и распевая военные песни. Паухэтан уединился в дом для советов. Но прошел слух, что великий вождь еще будет говорить с ними этим вечером. У него были важные новости.

Покахонтас вернулась на свое место рядом с отцовским до того, как собрались остальные жители деревни, отдохнувшие после забравшего много сил обряда жертвоприношения. Она сидела одна и вспоминала прошедший день. Состоялся праздник, почти такой же, как другие, но она чувствовала, что произошло что-то, от чего она стала больше женщиной, чем была в начале этого дня. Она добыла оленя. Она выдержала обряд жертвоприношения и не показала отцу, что расстроена. Она уверена, что бог неба наградит ее за это. Но не это заставляло ее испытывать новые ощущения. Это было связано с жертвоприношением, с той секундой всепоглощающего единения, когда ее глаза встретились с глазами другого человека. И она поняла, что детство навсегда осталось позади.

Она смотрела, как приближается со своей свитой отец. Она ничего не могла прочесть по его лицу — он весьма искусно умел скрывать свои чувства. Все жители деревни собрались и терпеливо ждали. Наконец Паухэтан повернулся к толпе и заговорил.

— Мой народ, — начал он, — народ Пяти Рек! Мы уже давно слышим о новой, неизвестной угрозе нашим берегам, об огромных каноэ, приносящих в эти земли людей, которых мы называем тассентассы — грязные люди.

Покахонтас села прямо, навострив уши, чтобы не проронить ни слова.

— Тассентассы приходили раньше, и мы принесли жертвы нашим богам, и боги услышали нас. Грязные люди умерли, все до единого. Но мой брат Вовинчо прибыл вчера с вестями, принесенными его воинами. Два дня назад тассентассы снова приплыли к нашим берегам.

Над площадкой для празднеств пронесся вздох, и голос Паухэтана зазвучал громче.

— Мы уже однажды наказали пришельцев. Мы призвали бога зла Океуса и с его помощью поразили их. Мы снова поразим их. Мы должны быть готовы к битве, к долгой войне, если понадобится. Мы должны быть готовы приносить нашим богам жертвы. Мы должны избавиться от этих людей. Они несут болезни. Они говорят на непонятном языке. У них отвратительные обычаи. Они отнимают наши земли.

Покахонтас слушала, потрясенная. Она помнила какие-то рассказы о чужих людях у их берегов. Ей казалось, что то были легенды или сны. Но сейчас они были на самом деле, они были здесь. Любопытство переполняло ее. Ей хотелось увидеть этих чужих. Эта мысль вытеснила все остальные. Она каким-то образом должна помочь отцу в его борьбе.

По окончании речи Паухэтана вперед выступили жрецы — от их раскрашенных черным тел исходило ощущение надменности и силы. Верховный жрец встал у подножия трона Паухэтана и посовещался со своим правителем. Толпа заволновалась в ожидании, люди возбужденно перешептывались.

Паухэтан поднял руку, и толпа смолкла.

— Мои жрецы сказали мне, что бог зла Океус должен быть ублажен, тогда мы одолеем тассентассов. У нас есть несколько лун, чтобы изгнать их. Но если мы не сделаем этого быстро, то должны будем принести особую жертву — наших сыновей.

Толпа застонала, и несколько женщин заплакали. Это самое худшее, что может случиться, подумала Покахонтас. Особую жертву приносят по требованию жрецов. Обычная ежегодная жертва и без того была невероятно болезненной. Все знали, что необходимо охранить народ от изнурительных болезней, потери урожая и опустошительных ураганов. Но отдать еще несколько мальчиков — это почти невыносимо.

Могли забрать любого ребенка из любой деревни. Никто — от деревенского вождя до простого земледельца — не был свободен от страха, что его сын окажется среди них. Жертвы выбирались жрецами: цели их были скрыты, и предугадать выбор было невозможно.

Это не должно случиться, подумала Покахонтас. Она найдет способ помочь отцу и заставить тассентассов уйти, прежде чем жрецы назначат время жертвоприношения.

Ее отец покидал площадку, толпа расходилась. Вся радость весеннего праздника исчезла. Сердце Покахонтас подернулось чернотой, подобно ночному небу. Утро было таким многообещающим, но сейчас она чувствовала, что прибытие тассентассов изменит ее жизнь, изменит всю их жизнь.

                                                                                    Глава 3
                                                                Новый Свет, апрель 1607 года
Джон Смит тяжело упал на дно баркаса под толчками и пинками разозленных мужчин. Он едва сдерживал ярость и проклинал схвативших его матросов.

Лодка со всплеском шлепнулась на воду, осела, выправилась и под ударами весел направилась в бухту. Три скрипучих деревянных корабля, неуклюжих, как корыта, с убранными парусами стояли на якоре у Доминики, отдыхая на пути в Виргинию. «Сьюзн Констант» и «Годспид» были торговыми судами, а вот «Дискавери» представлял из себя всего лишь полубаркас, больше пригодный для плавания по реке, чем для передвижения по океану. На каждом корабле было по небольшой пушке. Словно громадные утки, суда покачивались на тихой глади тропического залива. Они были домом для членов Виргинской компании уже четыре долгих месяца, с тех пор как те покинули Англию и взяли курс на Новый Свет. К невзгодам, подвергшим жестокому испытанию людей, добавилась тропическая жара. Баркас подгреб к «Годспиду». Джон Смит совсем отчаялся, когда на палубе два человека схватили его за руки и потащили вниз, в помещение для арестантов. Там жара была просто непереносимой. «Но, по крайней мере, — подумал Смит, — капитан корабля мой друг».

Прошел час, прежде чем он услышал, как поворачивается в замке ключ. Дверь отворилась, и он смог различить в полумраке светловолосую голову Бартоломью Госнолда.

— Что, черт возьми, случилось, Джон?

Капитан Госнолд сел, не зажигая лампы, которую держал в руках. Жар от нее превратил бы каморку в камеру пыток.

— Команда бросилась на меня и попыталась удавить. Уингфилд приказал повесить меня. Если бы не вмешательство Ньюпорта, я бы уже болтался на рее.

Эдвард Мария Уингфилд был главой экспедиции, а Кристофер Ньюпорт — адмиралом флота. Он отдавал приказы, пока они находились в море до прибытия в Виргинию. Перед отплытием из Англии король Яков и его лорд-канцлер написали инструкции и поместили три копии в одинаковые опечатанные ларцы, по одному для каждого корабля. Король четко представлял себе, чего он хочет от своих колоний, кто должен возглавить это предприятие и кто из джентльменов войдет в руководящий совет. До высадки в Виргинии и изучения секретных инструкций все находились в напряжении и соперничали друг с другом. И сводящая с ума жара, которую они застали на Доминике, не способствовала усмирению легковоспламеняющихся страстей.

— В чем твоя вина?

Открытое квадратное лицо Госнолда было лишено всякого выражения. Он изучал юриспруденцию в «Иннер темпл» до тех пор, пока его не поманило каперство, там он и научился скрывать свои чувства.

— Это тупой ублюдок Уингфилд считает, что я соперничаю с ним за право управлять экспедицией. Мы, конечно, не знаем, кто будет президентом, пока не ознакомимся с приказами короля, но возглавить совет следует мне. Уингфилд для этого не годится.

При тусклом свете Госнолд посмотрел на своего друга. Вся беда в том, подумал он, что Джон Смит — это лев, лев среди множества овец, и к тому же молодой мужчина: ему, кажется, только двадцать семь. Тяжелые испытания не отразились на его внешности. Это была личность, полная кипучей энергии и жажды до всего, что только может предложить жизнь. Эти светло-рыжие усы и острая бородка могли бы принадлежать денди. Но в нем не было ничего от щеголя. Волевое лицо и крепкое, мускулистое, как у боксера, тело, противоречили этой породе. Нет, сказал себе Госнолд, никто никогда не считал Джона Смита обманщиком, хотя порой и шептались, что в некоторые из подвигов Смита поверить трудно. Он говорил о похождениях во Франции, о сражениях в Венгрии. Рассказывал о пленении и рабстве в Турции, о захватывающем дух побеге и бешеной скачке через степи России. Преследователи гнались за ним, а на шее у него еще оставался обрывок цепи. Многие полагали, что Смит преувеличивает ради доброго рассказа. Но Госнолд подробно расспрашивал Смита и внимательно слушал, пытаясь уловить намек на ложь или недомолвки, и ничего не обнаруживал.

Госнолд задумчиво пожевал губу. Сомнений не было, Смит не нравился очень многим. Он мог прихвастнуть, ввязаться в отчаянный спор и не терпел тех, кого считал бездельниками и трусами. Он был слишком умудрен жизненным опытом, чтобы сносить глупцов. Тем не менее за долгое путешествие он приобрел много друзей. Но у него были и могущественные враги, которые были бы рады увидеть его вздернутым на рее.

— Я должен подчиняться приказам Ньюпорта, — сказал Госнолд, — и держать тебя под арестом до прибытия в Виргинию. Когда мы достигнем земли и прочтем королевские инструкции, я ожидаю, что должность примет Уингфилд. Он, возможно, захочет заковать тебя в кандалы. Но я думаю, что к тому времени положение изменится.

Госнолд положил руку на плечо друга.

— Успокойся, Джон, на этом корабле ты среди друзей. Мы запасемся провизией и свежей водой, а когда выйдем в море, поднимайся на палубу. На заливе гнездится большая стая фламинго, а пальмы и зелень ты увидишь еще не скоро.

Не прошло и часа, как Смит стоял на палубе и смотрел на буйную растительность удалявшегося тропического острова. Зной давил по-прежнему, и предвечернее солнце было все еще горячим. Напрягая зрение, Смит мог разглядеть то место на берегу, где для него соорудили виселицу. Да, он был на волосок от гибели, а причина частично и в том, подумал Смит, что все они носят неудобную одежду. Он единственный из всех в убийственную жару ходил в тонкой полотняной сорочке. Остальные же в своих тяжелых камзолах, коже, бархате и кружевах сходили с ума во влажном климате. Их раздражение усиливалось сыпью и жестоким зудом, вызванными незнакомыми фруктами, которые они ели. От любого пустяка они вспыхивали, как порох, а уж зависть и возмущение Смитом заставляли их чувства полыхать пламенем. Смит в очередной раз оказал Уингфилду неповиновение, тот приказал повесить его. Только своевременное вмешательство Ньюпорта, услышавшего шум скандала на «Сьюзн Констант», спасло Смита. Он не выказал и тени страха — или облегчения, коль на то пошло, — когда Ньюпорт приказал вернуть его на корабль. Джон Смит был грозным противником. Мало кто дерзал испытать его храбрость.

Непрерывный шум плывущего корабля усилился под посвежевшим ветром. Смит не слишком любил корабли. Он предпочитал рискованные предприятия на суше, где мог регулярно мыться в чистой воде — привычка, перенятая им у турок. Но когда на корабле ставили паруса, это зрелище захватывало его.

— Говорят, что мы будем в Виргинии уже через несколько дней, особенно если ветер будет нам благоприятствовать.

Рядом с ним стоял Джордж Перси, как и Смит, наблюдавший за действиями команды.

— Не слишком скоро для меня, — отозвался Смит. — Чертовски неприятное путешествие.

Ему нравился Перси, младший брат впавшего в немилость графа Нортумберлендского, заточенного в лондонский Тауэр. За время пути Перси показал себя надежным товарищем.

Перси, стройный, темноволосый молодой человек, улыбнулся:

— Ты не очень-то жалуешь большую часть наших спутников, а?

— Не то чтобы они мне не нравились. Но нас здесь человек сто или около того, и половина непригодна ни для какой работы и ничего не смыслит в ремеслах.

Джон Смит говорил с убежденностью человека, прорвавшегося через жесткую структуру общества и прошедшего путь от крестьянина до джентльмена — искателя приключений. Правда, не все считали его джентльменом.

— Но они акционеры Виргинской компании, как ты и я. Плохие или хорошие, — они вложили деньги в это предприятие, — ответил Перси.

Смит состроил гримасу.

— На Доминике они вели себя, как сброд — беспорядочный, невежественный. Им нужен предводитель, а Уингфилд не тот человек.

Перси вздохнул:

— То, что в стычке ты одержал над ним верх и хотел чуть не вышвырнуть его за борт, не помогло тебе. Согласись, что ты беспрестанно выводил его из себя в течение всего путешествия!

— Уингфилд заявил, что я изменил королю и пытался узурпировать командование экспедицией.

Бесполезно было объяснять Перси, аристократу, что Уингфилд пошел еще дальше и пытается опекать и его.

— Мы вынуждены терпеть его, по крайней мере пока не прибудем в Виргинию и не откроем ларцы с инструкциями.

— Эти проклятые инструкции! — прорычал Смит. — Они, вероятно, дают подробные предписания на все случаи жизни, даже как справлять малую и большую нужду.

— Во всяком случае это было бы полезнее, чем сидеть над отверстием в борту!

Мужчины рассмеялись. Морская жизнь была мучительно тяжела.

В последующие несколько дней три суденышка пробивались вперед, борясь с сильным ветром. Корабли выдержали жестокую непогоду, пересекая Атлантику на пути в Вест-Индию, но она не шла ни в какое сравнение с яростными местными ветрами. Для Смита было пыткой сидеть по щиколотку в воде взаперти в чреве корабля. Но наконец шторм утих. С первыми проблесками бледного рассвета впередсмотрящие обратили свои взгляды на запад. Напрягая глаза, они рассмотрели слабое грязно-серое пятнышко.

«Земля!» — раздался ликующий крик.

Это была земля. Не Вест-Индия, жаркая и влажная, кишащая игуанами и черепахами, с ее неизвестными фруктами и растениями, не обжитые территории Испанской Америки, а Виргиния — их земля, названная в честь их королевы-девственницы полвека назад. Она была еще мало и плохо обжита — за все прошедшие годы такая попытка предпринималась лишь раз. И вот теперь заново сформированная, хорошо финансированная и снабженная хартией короля Якова Виргинская компания восполнит этот пробел. Хартия, подкрепленная списком акционеров и тремя кораблями с полностью укомплектованными экипажами, превратит Виргинию в английскую колонию не только на бумаге, но и на деле. А еще это предприятие было первым, в котором могли участвовать люди любого сословия, если у них был капитал в Лондоне. Деньги простых и благородных людей были вместе поставлены на кон. Акционеры питали большие надежды на то, что колонисты обнаружат сырье для Англии, рабочие места для множества безработных перенаселенной Англии и, что важнее всего, золото, серебро и сухопутный проход в Ост-Индию, а значит, доступ к еще большим богатствам.

Корабли вошли в обширную бухту. Люди, накануне вечером близкие к отчаянию, преисполнились надежд. Заключенный на корабле, Джон Смит смотрел, как они нетерпеливо садятся за весла и направляют баркасы к берегу.

Едва люди ступили на твердую землю, их долго сдерживаемые чувства взорвались радостными криками. Они нарушили величественную тишину. Перевозчики и чайки тревожно взмыли с дюн и рассеялись в небе, хлопая крыльями и издавая хриплые крики. Мужчины дурачились и прыгали, как дети. Чувство облегчения сделало их беззаботными, и они с гиканьем скакали и что-то выкрикивали. Их ослабевшие ноги вязли в мягком песке, они спотыкались, но даже не оглядывались на лодки, не думая об опасности или необходимости быстро ретироваться. Глаза радовались весенним цветам на зеленой траве — розовым, белым и желтым — и не заметили ни фигуру, перебегавшую от одной высокой сосны к другой, ни стрелу, вытащенную из колчана из оленьей кожи, ни натянутого лука. Ни малейшего ощущения опасности.

Стрела не совершила свой полет. Вместо этого фигура ушла в глубь леса, под его покров. День шел к концу. Первые англичане подошли к крайним соснам и закричали, что видят среди деревьев ручей и собираются пойти вдоль него. Слышались восклицания: кто-то увидел неизвестную птицу, кто-то обнаружил незнакомое дотоле дерево. Они пытались постичь разумом дикую, незнакомую природу. Англичане, спотыкаясь и сбиваясь с дороги, бродили по лесу недалеко от опушки, любуясь чудесами новой земли. А за ними наблюдали невидимые глаза, обменивались жестами руки, строились планы.

Солнце закатилось, и красное сияние заполонило небо. Уставшие и веселые, англичане в конце концов снова собрались на берегу. Один только мальчик, поставленный на часах у лодок, хотел вернуться на корабль. Он чувствовал угрозу открытого пространства и тишины. Он был городским ребенком. Кристофер Ньюпорт, однорукий капер, адмирал флотилии, капитан «Сьюзн Констант» и глаза экспедиции до конца пути, собрал людей вокруг себя. Помня данные ему приказы, он начал говорить:

— Именем короля Якова я заявляю права на эту землю. И называю ее в честь могущественнейшего и славнейшего принца Генри Фредерика, законного наследника трона Великобритании, Франции, Ирландии и Виргинии. Да будет название ему мыс Генри!

— Мыс Генри! — закричали вразнобой человек тридцать. Многих захватило происходящее, и они подбросили в воздух свои шляпы.

Габриэл Арчер случайно глянул в сторону дюн. Увиденное потрясло его. Сначала он подумал, что это медведи, но почти сразу же понял, что это люди, передвигающиеся, как медведи, на четырех конечностях. Их обнаженные тела отливали красным в закатном свете. Во рту каждый держал лук. Арчер резко ткнул капитана Госнолда в бок.

— Дикари! — воскликнул изумленный Госнолд.

В этот момент один из туземцев встал на ноги, вынул лук изо рта и стрелу из колчана, одним молниеносным движением вложил стрелу, прицелился и выстрелил.

Стрела не долетела до цели. Но вторая, пущенная мгновение спустя, долетела и поразила Арчера в руку, и его крик, резкий, как мушкетный выстрел, разнесся в неподвижном воздухе.

— Приготовиться к стрельбе! — прокричал Ньюпорт. — Открыть ответный огонь!

Повиновались от силы двое. Большинство моментально развернулись, спасаясь бегством. С дракой и воплями люди тянули маленькие лодки по песку к спасительной воде.

— Дорогу! — крикнул Госнолд. — Дорогу капитану Арчеру! Очистить место для раненого!

Дрожащими пальцами мушкетеры забивали заряды. Первый выстрел прокатился над берегом, когда стрелы летели уже тучей. Новый крик дал понять, что ранен еще один человек. Но первая лодка была уже на воде и стремительно неслась вперед.

Гребцы работали неистово, направляя баркасы под прикрытие «Сьюзн Констант» и двух других судов.

В сумерках береговая линия казалась мирной. Джон Смит сидел на капитанском мостике неосвещенного «Годспида» и глядел на воду. Госнолду удалось вызволить его из цепей, но он по-прежнему был узником на корабле. Ограничения раздражали его, и он клял моряков. Ему не пришлось в числе первых высадиться на берег Виргинии! Вот что больше всего выводило его из себя. Небо темнело, и все мрачнее становились его мысли. Он смотрел на свет свечей в иллюминаторах «Сьюзн Констант», покачивавшейся на воде на расстоянии пятидесяти футов. Они все были там — капитаны и акционеры, готовились открыть ларцы с инструкциями Лондона. Там не было только его. Это было уже совершенно непереносимо.

Перед ним возникла капитанская каюта «Сьюзн Констант» — он пересек океан на этом корабле и хорошо знал его. Каюта будет полна людей, — акционеров, облеченных правом основать первую колонию Виргинской компании в Новом Свете. На длинном дубовом столе поставят три окованных железом ларца, рядом с ними встанут капитаны: Кристофер Ньюпорт со «Сьюзн Констант», Бартоломью Госнолд с «Годспида» и Джон Рэтклиф с «Дискавери». Первым своей уцелевшей правой рукой откроет ларец Ньюпорт. Ему придется трудно. Ларцы наверняка разбухли от сырости, а замки слегка проржавели. Но он справится один, думал Смит.

Больше всего Смита заботило, кто окажется в руководящем совете. И кто будет президентом? Станут известны пожелания руководителей Виргинской компании и воля короля. Нет смысла гадать, что еще произойдет на «Сьюзн Констант». Ему придется дождаться возвращения на «Годспид» Госнолда.

Время тянулось, и Смит поднял глаза к звездам. Его думы вернулись к последним ночам в Лондоне. Обычно он не позволял себе думать о женщинах, занимавших какое-то место в его жизни. Это расслабляет мужчину. Кроме того, во время его длительных путешествий по Европе и Западной Азии перед ним всегда открывались новые возможности, чередой проходили новые лица. Но сейчас, на другом конце света, в заключении он был в отчаянии, и ему было необходимо выпустить на волю те из своих мыслей, что могли бы отвлечь его.

Интересно, думал он, есть ли у дикарей такие же хорошенькие женщины, как Энни из таверны «Голова вепря»? И так ли мягки у них губы и пышны и округлы груди, как у нее? Но что важнее всего, окажутся ли они покладистыми? Смит полагал, что может обойтись без женщины, но он не был пуританином. Когда впереди такое напряженное и опасное предприятие, он был совсем не прочь завести интрижку с молоденькой женщиной.

Голоса! Тихая весенняя ночь вдруг оживилась голосами, разнесшимися над водой со стороны «Сьюзн Констант». Со всплеском спустили лодку, и она двинулась в сторону «Годспида». Смит следил за ней, и к нему возвращалась его ярость. Когда Госнолд взобрался по трапу и прошел по палубе, Смит, стоя подбоченясь, у грот-мачты без всяких предисловий крикнул:

— Ну что?

— Мы оба с тобой определены Лондоном в члены совета, но и Уингфилд тоже. Он назначен еще и президентом. И пытается исключить тебя из совета.

— К черту Уингфилда! — выругался Смит. Бешенство переполняло его настолько, что он чувствовал во рту его привкус. — Кто еще в совете?

— Рэтклиф, Мартин и Кэндалл.

— Значит, Перси не назвали?

— Нет, и я уверен, он ужасно разочарован. То же, без сомнения, чувствует Арчер и некоторые другие.

Смит не ответил. Эдвард Мария Уингфилд был старый солдат из аристократической католической семьи, богатый и с большими связями. Его положение обеспечивало ему место. Госнолд был весьма популярен. Молодой и добродушный, он исследовал побережье Нового Света несколькими годами ранее, и во многом благодаря его усилиям большинство из здесь присутствующих вошли в Виргинскую компанию. Капитан Джон Мартин происходил из семьи золотых дел мастеров. Ожидалось, что он возглавит поиск полезных ископаемых в этих новых землях. Причины выбора Джона Рэтклифа и Джорджа Кэндалла были не столь очевидны, но оба они были надежными капитанами. Да помимо Джорджа Перси разочарованных, должно быть, предостаточно.

— Каким образом Уингфилд пытался сорвать мое назначение? — сдержанно спросил Смит.

— Он полагает, что ты подстрекал к бунту. Он собирается написать в Лондон.

— Его кто-нибудь поддерживает?

— Мартин — человек Уингфилда. — Госнолд помедлил. — Думаю, Кэндалл тоже.

— А Рэтклиф? Куда он склоняется?

— Ты можешь рассчитывать только на два голоса, Джон, на свой и мой.

— Проклятье, если бы только Перси был в совете.

— Или Арчер, или любые другие. Ты должен осознать, Джон: власть в руках Уингфилда.

— Я на месяцы останусь под замком. — Голос Смита был хриплым от разочарования. — В то самое время, когда я должен быть с тобой и разрабатывать план защиты от дикарей и держать в узде мародеров. Какого черта!

С проблесками зари подняли якоря. Грохот с удвоенной силой разносился в тишине раннего утра.

После нападения дикарей и Смит, и Ньюпорт решили, что Ньюпорт отплывет немедленно, но вместо этого капитан «Сьюзн Констант» настоял на том, чтобы спустить шлюп, парусник с небольшой осадкой, и исследовать реки Виргинии. Отправившиеся в шлюпе в конце концов нашли достаточно глубокий вход в реку. Капитаны согласились пойти по реке, которая вела в глубь материка.

Со своего удобного наблюдательного пункта на палубе Смит видел голубые небеса и глубокие реки, высокие деревья, прозрачные ручьи, пышно цветущие весенние луга и леса, окутанные облаками белых цветов. Красота Виргинии оправдывала его надежды, но в сердце у него радости не было. Четыре месяца люди провели в тесных каютах, сносили постоянную качку, сон их нарушали крики матросов, топот их ног, стоны больных и завывание ветра. Им пришлось питаться одной солониной, носить сырую одежду, отчего они страдали от непрекращающейся простуды, а более всего — от зловония, такого сильного, что оно казалось осязаемым. Все это почти подорвало здоровье колонистов. И вот теперь, когда они хотят только одного — осесть на земле, построить жилье, поохотиться и как следует выспаться в нормальной постели на чистом, свежем воздухе, перед ними встали новые трудности.

И дикари — не самая главная из них, думал Смит, несмотря на то, что они ранили Арчера и убили матроса. Эти воины-индейцы были, похоже, подданными великого короля Паухэтана. Рэли рассказывал, что в королевстве Паухэтана есть племена дружелюбные, а есть воинственные. Передвигайтесь с осторожностью, советовал он. Разберитесь в племенах и натравите их друг на друга. Но долгое путешествие истощило их припасы, и им придется покупать еду, пока они не расчистят участки и не вырастят себе пропитание.

Смит был уверен, что для выживания Виргинской компании им всем придется трудиться сообща, невзирая на звания и высокородное происхождение, и вместе стараться наладить дружеские отношения с дикарями.

Уингфилд же, похоже, совершенно не знал, что такое работать совместно с кем-то. Он думал только о своем превосходстве. Он показал себя как опытный воин в Ирландии и Голландии, но никогда не высаживался в чужих землях за пределами Европы. Ему были необходимы советы таких людей, как Ньюпорт и Госнолд, знавших Вест-Индию и побережье Нового Света, таких, как Смит, у которого за плечами были годы жизни среди варваров. Он представления не имел, какая нужна железная хватка, чтобы в этих неимоверно трудных условиях поддерживать дисциплину. Он был аристократом, а Джон Смит — сыном скромного крестьянина. Уингфилд никогда не давал Смиту забыть об этом, потому что, воспитанный своим временем, был одержим предрассудками.

Во время своих похождений в Европе и Западной Азии Джон Смит был советником у джентри и мелких дворян. Он яростно сражался бок о бок с ними и делил их женщин и вино. Он был честолюбивым человеком и пустился в авантюры и путешествия, чтобы развить ум и добиться положения в жизни. Он стремился сломать нерушимые законы, которые охраняли привилегии, полученные высоким рождением и богатством. И он спасет колонию.

— Мы высадимся сегодня, сэр?

Смит обернулся и увидел молоденького юнгу, Томаса Сейведжа.

— Пока рано говорить, парень, — сказал Смит. — Но надежда все же есть.

— Я слышал, что мы высадимся в месте, которое называется мыс Комфорт.

— Не рассчитывай на это, Томас. Капитаны должны осмотреть место, на этот раз они не станут рисковать. Мы высадимся, только если рядом с берегом не будет деревьев, и мы сможем стать на якорь на расстоянии пушечного выстрела до берега. Дикари больше не застанут нас врасплох.

Смит внимательно посмотрел на берег. Все бухты выглядели привлекательно, но кое-где лес подступал слишком близко, а у берега было слишком мелко, чтобы бросить якорь, или местность была болотистой.

Где-то тут живут дикари, думал Смит, и их, видимо, очень много. Ходившие на разведку люди Ньюпорта обнаружили покинутые хижины и каноэ — огромный, выдолбленный изнутри ствол дерева длиной сорок футов — вытащенное на берег. Были и другие неприметные знаки: таявший на водной глади кильватерный след от каноэ, слабый звук ударявших по воде весел, мелькавшие и исчезавшие в лесу фигуры. Дикари были поблизости и, вне всякого сомнения, каждую минуту незаметно следили за продвижением огромных деревянных кораблей по заливу. Смит оторвался от берега и встретился с озадаченным взглядом юнги.

— Но мы не станем их убивать, — добавил он, — даже если могли бы.

— Они ранили капитана Арчера, — воинственно заметил Томас.

— Это правда, но мы приплыли сюда, чтобы торговать, парень, а не воевать.

Сейведж состроил кислую физиономию.

— Мы не можем с ними торговать. Они голые и невежественные.

Смит неодобрительно фыркнул.

— В свое время, мой мальчик, я насмотрелся на разных людей во всевозможных одеждах и вовсе без оных, но никого из них я не могу назвать глупыми. Они могут быть невежественными, но они хитры и смелы. Если ты полагаешь, что они ниже тебя, ты никогда не достигнешь их уровня.

— Как вы думаете, сэр, у них есть золото? А серебро и драгоценные камни, как те, что нашли испанцы?

— Думаю, да, мальчик, — сказал Смит.

Золото и серебро. Сердце Смита забилось быстрее. Вот за этим они и прибыли в Виргинию, но уже до того, как отправиться в плавание, они знали, что дикари, которых обнаружил здесь сэр Уолтер Рэли, совсем не те, что покорены испанцами далеко на юге.

Испанцы встретились с цивилизацией дикой, но необычайно развитой: там были каменные здания и хранилища, полные золота и серебра. Люди на мысе Генри выглядели гораздо примитивнее. И хотя предыдущие путешественники доносили, что эти дикари опытные земледельцы и воины, никто из европейцев не нашел еще ни одного хранилища драгоценностей.

Рэли и еще несколько человек, оставшихся в живых после экспедиций, рассказывали о могущественном и безжалостном короле Паухэтане и предостерегали новых колонистов, чтобы они относились к нему с осторожностью и почтением. Как же они были правы, думал Смит, вспоминая мыс Генри. Но колонисты приехали торговать не пулями. Какими бы безнадежными ни казались поначалу отношения с дикарями, следовало склонить их к дружеским связям и торговле. И вновь приплывшим пришлось везти с собой товары, годные для обмена. Им обязательно нужно было найти золото, просто необходимо, иначе все труды и деньги, затраченные на Виргинскую компанию, пропадут впустую.

Задул попутный ветер, корабли отдали швартовы и, покачиваясь, направились в глубокий проход, куда их вел Ньюпорт. Не успели якоря коснуться дна залива, как они увидели дикарей. Первыми их заметил впередсмотрящий Ньюпорта: пятеро бежали вдоль берега. Он закричал, и скоро на палубу «Сьюзн Констант» высыпали разбираемые любопытством колонисты. Здесь они чувствовали себя уверенно, сознавая, что находятся вне досягаемости стрел.

Их примеру последовали пассажиры «Годспида». Смит остался на носу корабля, не заботясь о том, видит его Уингфилд или нет. Он слишком долго просидел в трюме, и ничто теперь не удержит его от решительных действий.

Он видел, что это были высокие люди, на несколько дюймов, а иногда и на голову выше англичан, хорошо сложенные, с длинными волосами на одной половине головы — вторая была выбрита, двигались они с гибкой грацией. Он вспомнил об инструкциях, которые три дня назад показал ему Госнолд. «Судите о том, хорош ли воздух, по внешнему виду людей, — предупреждали сэр Эдвин и его люди. — Если у них мутные глаза и вздутые животы, примите это как предостережение и двигайтесь дальше. Если они сильные и здоровые, примите это как знак, говорящий о доброй земле, и ищите место для своего поселка». Эти дикари были сильные и чистые.

По всей видимости, Кристофер Ньюпорт думал точно так же, ибо группа мужчин уже спускала шлюп. Смит вытянул шею. Нужно быть отважным человеком, чтобы после всего идти на риск встречи с дикарями, подумал он. Рана Габриэла Арчера еще не зажила, и у дикарей явно видны луки и стрелы. В шлюп сели Ньюпорт, Джордж Перси, Джон Мартин со своим сыном Джоном, плотник, с полдюжины рабочих и пара матросов. Двадцать человек, но Эдварда Марии Уингфилда среди них не было.

Смит стал вглядываться в берег, чтобы получше рассмотреть дикарей, но они исчезли. Шлюп был близко, и берег опустел. Он внимательно оглядел край леса, и уловил редкие промельки их теней за кустами и деревьями.

Ньюпорт первым ступил на берег, следом в нескольких шагах шел Перси. Капитан подождал, пока все соберутся позади него, и крикнул. Когда звук достиг палубы «Годспида», он превратился не более чем в слабое эхо, но тишина стояла такая, что Джон Смит скорее догадывался, чем слышал. Он видел, как Ньюпорт сделал несколько шагов вперед, остановился, затем поднял высоко вверх руки так, что пустой рукав опал на обрубке его руки. Он помахал, как бы показывая, что оружия у него нет, и наконец понятным всем жестом приложил правую руку к сердцу.

Листва на дереве явно шевельнулась. Ньюпорт крикнул снова. На кораблях все затаили дыхание. Отчаянная храбрость Ньюпорта завораживала и пугала. Поразит ли его стрела, вылетев из кустов? Или дикари повернутся и убегут?

Проклятье, как мне хочется быть там, на берегу, кипел от злости Смит. Приятно видеть смелость Ньюпорта, но на его месте следует быть ему.

Тишина повисла в воздухе. Низкорослые деревья зашелестели, и из них вышел дикарь. Высокий, гордый, он стоял на фоне зеленого леса. Он сделал два шага вперед, наклонился и осторожно положил перед собой на землю свой лук.

Показались остальные дикари, и скоро все пятеро стояли на берегу. Они не спеша ступали по песку, пока не подошли к англичанам совсем близко.

Для Джона Смита было пыткой оказаться лишь простым зрителем, а не участником этой сцены. Хотя он не мог слышать слов Ньюпорта, он различал жесты капитана и догадался, что они означали. Движения дикарей были непривычны, но по мере того как он наблюдал, они стали приобретать для него смысл. Они не собираются брать в плен, думал он, или запугивать пришельцев.

Ньюпорт продолжал жестами говорить о своей дружбе, словно не понимал ответа дикарей. Он в самом деле был не в состоянии разобраться в их движениях? Или нарочно прикидывается туповатым? От нетерпения сердце билось у Смита в горле. Он много раз вступал в переговоры с людьми, чьи наречия были непонятны другим. И у него всегда получалось лучше, чем у всех остальных.

В конце концов Ньюпорт, похоже, понял. Он повернулся и переговорил с Перси и остальными. Они, казалось, о чем-то поспорили. Затем два человека остались охранять шлюп, а остальные с оружием на плечах двинулись за дикарями по тропинке, ведущей в лес.

Они скрылись из виду за несколько секунд. Часовые у шлюпа устроились у мачты, держа мушкеты не по уставу, как если бы приготовились к долгому ожиданию. Джон Смит оставил свой наблюдательный пункт у поручней «Годспида» и помолился о ниспослании ему терпения.

                                                                                           Глава 4
                                                                   Дорога в Кекоутан, май 1607 года
Покахонтас поджидала отца на тропинке, по которой ходил только он один. Она была твердо уверена, что он будет в хорошем настроении после утренних обрядов. Богиня реки Ахонэ не просила ежедневных пожертвований табака, но требовала каждодневных купаний в ее реках и океане. Все подданные королевства были обязаны исполнять обряд, причиной отступления служила только болезнь. Чистое тело было так же важно, как чистый дух.

Летом, когда вода в реке была теплой и нежно ласкала кожу, а мелкий песок манил к себе, Покахонтас иногда по два часа ждала, пока отец совершит омовение. В зависимости от настроения великий вождь брал с собой одну или даже нескольких своих жен.

Покахонтас прислонилась к росшему у тропы буковому дереву. Она никогда не посмела бы отыскивать его бухточку, так же как ее братья и жители деревни. Смерть грозила тому, кто незваным оказывался в принадлежавшей Паухэтану части реки.

Солнце стояло высоко. Она лениво наблюдала, как клюет на дорожке семена иволга. Прилетела ее товарка — всплеск цвета на фоне деревьев. Покахонтас смотрела, как выступают они в дружеском танце — одна перед другой. Они были такими яркими по контрасту с бледными людьми, занимавшими ее воображение. Окажутся ли они такими же бледными, как бог зла Океус, стоящий в капище? У чужеземцев, наверное, есть свои боги. То, что слышал Номех, не сделало их более привлекательными. Он сказал, что они странно одеты и пахнет от них, как от хорьков, но сам он их не видел. «А я должна, — с решимостью подумала Покахонтас, — должна их увидеть».

— Белоснежное Перышко!

Это позвал ее брат Секотин, один из охранявших отца этим утром.

Покахонтас вздрогнула и выпрямилась. Секотин игриво подтолкнул ее своим луком. Он всегда задирал ее без всяких на то причин. Она никогда не знала, до какой степени может на него положиться. Но что-то было в его глазах, какое-то непередаваемое выражение, из-за которого она сомневалась в его преданности. Но когда-нибудь она устроит ему взбучку за то, что он постоянно изводит ее.

— Он идет?

Секотин не успел ответить, потому что в ту же секунду из-за поворота появился Паухэтан. Рядом с ним была его последняя жена, его рука покоилась на ее плече. Еще одна из жен шла следом, собирая цветы по краю тропинки, а за ней шла личная стража Паухэтана.

— Покахонтас, ты ждала меня?

Великий вождь приветственным жестом протянул к дочери руку.

Покахонтас тут же заметила, что суровые черты его лица разгладились. Да, она выбрала верный момент, чтобы изложить свою просьбу. Волна любви к отцу охватила ее, и она улыбнулась.

— Да, отец, я хочу расспросить тебя о тассентассах.

Движением руки он заставил ее умолкнуть. Повернулся к женам, с улыбкой отсылая их прочь, затем приказал страже отойти за пределы слышимости. Он сел в тень, жестом пригласил ее присоединиться к нему, потом сказал:

— Ну так что, Озорница?

Покахонтас ответила довольной улыбкой. Отец всегда называл ее так. Он сам дал ей это прозвище, и оно было для него чем-то особенным, гораздо более сокровенным, чем Матоака — Белоснежное Перышко, — ее тайное имя. Ему нравилось, когда она храбрилась. А она знала, что может без опаски попросить его о чем-то и почти всегда получить разрешение.

— Отец, я хотела бы увидеть грязных людей.

— Увидеть их, Покахонтас? Но они на расстоянии дня пути от нас.

— Значит я должна пойти туда, где они. Я хочу знать, какие они.

Паухэтан нахмурился:

— Любопытство опасно, дочь. Многие из наших людей пошли, чтобы увидеть тассентассов, когда они впервые пришли на нашу землю. Некоторые не вернулись или вернулись только для того, чтобы заболеть и умереть. У бледных людей могущественное колдовство.

— Они уже приходили в наши земли. Ты так сказал во время праздника весны.

— Мы не часто говорим об этом, Покахонтас, но за прошедшие годы я видел их много раз. Последний раз, когда они потревожили наши берега, ты была слишком мала. Тебя тогда интересовали только твои игрушки и развлечения. В любом случае, все это не должно касаться женщин и детей.

— Но я больше не ребенок, и теперь они меня интересуют. Они, должно быть, приплыли из диковинной страны, раз они другого цвета.

— Ты слишком любопытна, Покахонтас.

— На весеннем празднике ты, отец, сказал, что собираешься изгнать их, но если они все время возвращаются, может, будет лучше разрешить им остаться. Мы можем принять их в свое племя, как делаем с другими покоренными людьми. Похоже, что, несмотря на все их колдовство, от них может быть прок.

Паухэтан добродушно фыркнул:

— Мы уже пробовали, но ничего не получилось.

Внезапно Покахонтас ощутила неуверенность. Она никогда не думала, что кто-то может быть могущественнее Паухэтана и сильнее его армии. Тассентассы, возможно, опаснее, чем она предполагает. Нужно сменить тактику, чтобы отец принял ее план.

— Это не любопытство, отец. Я хочу помочь тебе, я хочу помочь прогнать их до того, как наступит лето и придет время...

— Жертвоприношений, — сумрачно закончил за нее Паухэтан. — Мы все этого хотим. Но что мы можем сделать, моя Маленькая Озорница? Ты еще даже не женщина. Это дело мужчин. Ужасно, когда приходится приносить жертвы. Никто из нас не хочет, чтобы это случилось. Но минуют четыре луны, прежде чем соберутся жрецы. Мы должны думать и наблюдать, прежде чем напасть на грязных людей.

— Тогда позволь мне следить за ними для тебя. Мои глаза остры, и слух тоже. И то, что я пока девочка, может, даже лучше. Я пройду там, где не пройдут мужчины. Бледные люди при мне скажут что-то, о чем никогда не заговорят в присутствии воинов. Я смогу уговорить их.

— Ты не сможешь понять их странные звуки, — заметил Паухэтан. — Да, это правда, Озорница, все знают о твоем остром уме, но ты пойдешь к грязным только вместе с людьми Починса.

Он задумчиво хмурился.

— С людьми Починса?

Починс был ее братом и старшим из сыновей Паухэтана.

Паухэтан бросил на нее быстрый взгляд.

— Починс самостоятельный правитель. Тассентассы приплыли из-за моря и высадились на земле Вовинчо, но люди Вовинчо загнали их назад на их большие каноэ. Вчера вечером гонцы принесли весть, что они продвигаются к землям Починса.

— Тогда разреши мне отправиться в Кекоутан, отец, — с надеждой взлетел голос Покахонтас. — Я могу навестить Починса и его людей. Я знаю дорогу в Кекоутан, я легко найду ее.

— Я думал послать Секотина, — ответил ее отец, — и Памоуика.

— Мы можем пойти все трое. Они возьмут меня, если ты скажешь им.

— Слишком много — просить их отправиться в такое путешествие с младшей сестрой. И монаканы могут все еще быть поблизости. — Паухэтан остановился и задумчиво посмотрел на дочь. После долгого молчания он продолжил. — Ты мое любимое дитя, Покахонтас, и я не делаю из этого тайны. Ты скоро станешь женщиной, и в отношении тебя у меня большие планы. Может быть, в этом походе ты многому научишься. Я поговорю с Памоуиком. Ты пойдешь. Но помни, эти чужеземцы отвратительны. Я презираю их, и ты тоже должна. Ты идешь не нападать на них, а наблюдать и слушать, чтобы обо всем рассказать мне. Никогда, никогда не теряй бдительности. Думай о них как о своих врагах. Помни, что ты станешь вождем племени, и все время веди себя как подобает.

— Отец, я никогда этого не забываю. Я постараюсь для тебя. Ведь я твоя дочь!

Довольный, Паухэтан широко улыбнулся.

Разными тропками Покахонтас проскользнула к дому, где спал ее отец. Любимые жены Паухэтана и несколько неженатых и незамужних детей, которых он держал при себе, тоже спали здесь. Это было длинное строение — в рост десяти человек от края до края. Она пробралась через помещение мальчиков туда, где спали девочки — в центр дома. Часть дома была отведена женам, а еще дальше — помещение с отдельным входом — отцу.

Добравшись до места, где спали четыре девочки, Покахонтас направилась прямо к своей постели — груде ее любимых беличьих шкурок, на которую было брошено покрывало из меха серой куницы. Она любила ощущение мягкого тепла на своей коже. У стены стояла большая корзина, в которой лежали ее наряды. У нее было много одежды: все младшие вожди королевства Пяти Рек слали ей подарки. Тут были юбки и мокасины из мягкой кожи, накидки, украшенные перьями и кистями и обязательно белыми перьями, соответствовавшими ее рангу. Здесь лежали нити жемчуга и медные украшения, подаренные ей в надежде доставить удовольствие ее отцу. Покахонтас встала на колени на возвышение рядом с корзиной и принялась отбирать вещи, которые понадобятся ей для путешествия. Ничего громоздкого, потому что путь будет непростым и идти надо налегке. Тем более, что в доме отца в Кекоутане есть множество разной одежды. Ей нужна только толстая юбка из прочной кожи, кожаная накидка, чтобы защититься от вечерней прохлады, а на ноги — простые коричневые мокасины. Эта одежда не выдаст ее положения. И больше ничего.

Выбрав вещи, она присела на постель и задумалась, почему отец намеревался послать только Памоуика и Секотина. При обычных обстоятельствах вести переговоры с Починсом и тассентассами пошел бы отряд воинов. Но время для вопросов было неподходящее. Она была счастлива, что ее вообще взяли. Памоуик и Секотин были не только ее братьями, но и хорошими товарищами. По крайней мере, Памоуик. Тут она упрекнула себя: Секотин всегда был добрым с ней.

Покахонтас вспомнила о беседе накануне вечером. Братья рассказали ей, как ужасно пахнут тассентассы. А в реку заходят, не снимая одежды! Не скребут себя раковинами и не вытираются после купания. Очень странные существа! Они прибыли на огромных каноэ, которые плавают при помощи ветра, и у них есть оружие, которое грохочет громче бури. Как же они устраивают засады? Покахонтас чувствовала себя зачарованной.

Покахонтас поднялась на рассвете. Она была настолько взволнована мыслью о предстоящем путешествии, что почти не сомкнула глаз. Молча, двигаясь грациозно, словно молодая олениха, она скользнула за перегородку к мальчикам, прошла мимо спящих братьев и вышла наружу, в блеклый рассвет.

Первым делом она пошла за дом, где на расчищенном участке земли рядами стояли маленькие плетеные клетки. В ее маленькой клетке сидела коричневато-зеленая жаба. Последнее, что она сделала накануне, — нашла подходящую жертву. Покахонтас открыла клетку и достала жабу.

Идя по тропинке к реке и сжимая в руке немую жабу, она думала о том, как глупо поступают тассентассы, не воздавая должное Ахонэ. А это очень опасно — никогда не приносить ей жертв. И как ужасно, что они никогда не доставляют себе удовольствия свободно поплавать в воде.

Вскоре она вышла на берег, мимо которого река плавно несла свои глубокие воды к большому заливу Чесапик, к тому месту, где тассентассы высадились на сушу. Она спустилась к воде, отбросила острые тростинки и встала на колени на мягкий песок.

— Ахонэ, — прошептала она, — я приношу тебе эту жертву, чтобы для меня и моих братьев путешествие было безопасным.

Она содрогнулась, принося жертву, потому что не любила жаб. Может быть, Ахонэ даже с большей благожелательностью примет жертву, видя как она преодолела отвращение. Затем она скинула с себя юбку, окунулась в воду и как следует вымылась. Потом вытерлась индюшачьими перьями.

Ей пришлось поторапливаться: нужно было принести еще одну жертву — богу зла Океусу. Океус пугал ее, ему в жертву был принесен один из ее братьев, и мысль о новых детских жертвах висела над ней, как грозовое облако. Но совершить обряд было необходимо, иначе в путешествии им выпадут неприятности. Она задержалась, чтобы взять из клетки трех белок, и присоединилась к братьям. Все трое в молчании быстро пошли к капищу Океуса.

Понадобилось время, чтобы найти жреца, а когда они наконец вошли в капище, там было темно и воздух стоял затхлый. Стены никогда не отодвигались, чтобы впустить солнечный свет, и единственным источником освещения был огонь, зажженный жрецом. Покахонтас встала на колени на земляной пол, братья тоже опустились на колени по обе стороны от нее и шепотом прочли молитву: «Смилуйся над нами, Океус. Пошли нам хорошее путешествие и приведи его к счастливому завершению. Мы приносим тебе белок, Океус, но если ты позволишь нам благополучно добраться до Кекоутана и грязных захватчиков, мы найдем для тебя большую речную жемчужину, больше тех, что висят сейчас у тебя на шее».

Погремушка жреца издала глухой звук, когда он встряхнул ее. Он вознес молитву, и пламя засияло, казалось, ярче, полыхая желтым огнем. Руки Покахонтас задрожали. Похоже, все зло мира собралось в этом месте. Океуса нужно было ублажать постоянно, а иначе его ужасное, холодное зло вырвалось бы из капища и растеклось по поселку.

— Смотрите, бог принимает вашу жертву.

Она видела Океуса много раз, но каждый раз его вид заставлял ее содрогаться. Огонь освещал его снизу, отбрасывая черные тени на лицо бога и делая его особенно зловещим. Лицо было белое, как у мертвеца, голова венчала щетинистое, темное тело. Она вообразила, что он похож на людей, переплывших огромную воду, чтобы напугать их. Дым, идущий от огня, создавал впечатление, что бог движется, смотрит на них из глубины пустых глазниц. Казалось, что он поймал ее взгляд и не отпускает. Этот миг показался ей вечностью. Затем огонь угас, и она, Памоуик и Секотин остались одни во тьме.

Они как один, вздохнув, упали на пол и лежали там без движения. По легкому колебанию земли Покахонтас улавливала движения жреца за ограждением, его тихие шаги во мраке.

Прозвучал пронзительный крик, короткий, предсмертный, потом второй, за ним третий. Три белки для Океуса, три маленькие смерти, чтобы ублажить бога зла. Три шкурки для жреца, чтобы добавить к уже имеющимся. Они так и лежали, пока жрец не вернулся через наружную дверь и луч солнечного света не тронул их ступни. Тогда они поднялись. Жрец пожал им руки, когда они выходили мимо него из капища.

— Счастливого пути.

Совсем рассвело, каноэ ждали на берегу. Направляясь к ним с аккуратным свертком из своей накидки, Покахонтас увидела Памоуика и Секотина, тоже с одеждой в руках. Обоим молодым людям было по двадцать лет, они родились с промежутком в несколько месяцев, но вряд ли два брата могли быть более несхожи. Памоуик был само ленивое очарование, тогда как Секотин олицетворял собой наблюдательность и быстроту реакции. У него были самые чуткие уши из всех воинов племени, никто раньше Секотина не мог уловить присутствие оленя, врага или даже змеи. За двумя юношами следовали три воина, нагруженные поклажей для второго каноэ. Значит, отец все-таки решил отправить с ними небольшое сопровождение.

Секотин поднял руку, чтобы второй раз за это утро приветствовать ее.

— Покахонтас, ты сядешь в первое каноэ между Памоуиком и мной.

Покахонтас увидела, что это были тяжелые челны, а не легкие березовые лодки, которыми обычно пользовались некоторые племена королевства. Они были раскрашены красным и синим, как и все лодки и каноэ Паухэтана. У него их было несколько сотен, самых разных по размеру, вмещавших от двух до сорока человек. Ее всегда приводил в трепет вид флота отца, когда он во всеоружии отправлялся на охоту или на войну. Дрожь гордости пробегала по ее телу.

Покахонтас попросила отца никому в поселке не говорить, что она уезжает. Ей не хотелось всех этих прощаний и наставлений в последнюю минуту, которые только задержали бы их. Поездка будет недолгой, всего-то полдня пути на веслах до того места, где река впадает в залив Чесапик. Она предполагала, что они проделают весь путь по воде. Но Секотин мог выбрать и пеший маршрут, тогда они несли бы каноэ над головами. И они прошли бы через земли Починса и добрались до Кекоутана со стороны береговой полосы.

«Интересно, где сейчас тассентассы? — подумала Покахонтас. — Плывут они на своих больших каноэ по заливу или уже вверх по реке? А некоторые из них, наверное, передвигаются по суше». Покахонтас оглянулась на знакомые, покрытые лесом берега Памманки, мимо которых их несли легкие, размеренные удары весел. Покахонтас погрузилась в полудрему, упершись взглядом в широкую спину Секотина, ритмичный плеск весел по воде усыплял ее. Но при этом она все-таки следила за вторым каноэ, шедшим впереди. Посмотрев туда, она увидела отрешенные лица воинов, без устали производивших те же движения, что и ее браться.

Солнце поднималось все выше, и она почувствовала головокружение и голод. Во рту пересохло, и язык уже не увлажнял губы.

— Секотин, когда ты думаешь остановиться? Я хочу есть.

— Как только увидим подходящее место.

По мнению Покахонтас, они миновали уже несколько подходящих мест, но продолжали двигаться. И Покахонтас решила, что Секотин таким образом намекнул ей, чтобы она не задерживала путников. И опять она стала размышлять, почему у нее есть сомнения насчет Секотина. Никогда она не чувствовала ничего подобного по отношению к другим своим братьям и сестрам. Что заставляет ее сомневаться в нем?

Секотин повернул голову и окликнул мужчин в другом каноэ. Сам он направил каноэ к берегу, где над рекой свисали ветви большого дуба и ивы. Братья втащили каноэ под прикрытие листвы, привязали его плетеной веревкой к ветке, а воины тем временем вытолкнули на берег второе. Глубина у берега была по меньшей мере три фута. Тихонько вздохнув, Покахонтас сбросила юбку и скользнула в воду за борт каноэ.

Она нырнула, давая прохладной воде остудить разгоряченные голову и шею, и неторопливо поплыла на середину реки. Вода бальзамом подействовала на ее тело и уставшие от неподвижного сидения мышцы. Она немного подержалась над водой и вдруг застыла, услышав крик вороны — сигнал опасности, принятый у них. Покахонтас повернула голову и увидела Секотина, знаками приказывавшего ей немедленно вернуться в укрытие к деревьям. Она нырнула и поплыла сильными движениями, не тревожа поверхности воды. Она проплыла под вторым каноэ и показалась между двумя лодками — вода не шелохнулась.

Покахонтас прислушалась, но ничего не услышала. Она видела, что и другие прислушиваются, но только у Секотина был уверенный вид.

Какой-то странный звук или всего лишь ее дыхание? Она снова напряженно прислушалась. Он был слабым, очень слабым, но различимым теперь — тихое шуршание весел. Она повернула голову к братьям. Их руки двигались, они обменивались четкими знаками. Каноэ — несколько больших. Много людей — пятьдесят, возможно, больше. Рыбаки? Кто-то из их людей?

Секотин сделал знак. Уже давно никто не отправлялся за рыбой ни из Веровокомоко, ни из окрестных поселков.

Большие каноэ. Покахонтас взглянула дальше по реке, в сторону звука, но примерно в двухстах футах от них река резко поворачивала. Она ничего не увидела.

А может быть, это волшебные лодки белых людей? Нет, люди Починса сказали, что им не нужны весла. Это, должно быть, кто-то из людей Пяти Рек спускается по реке, чтобы порыбачить или для торговли с соседями. Вдруг ее мозг обожгло воспоминание о принесенном в жертву воине. Это может быть военный отряд монаканов! Она посмотрела на Секотина, его лицо было суровым и напряженным. Так и есть.

Они ждали, замерев и слившись с деревьями. Покахонтас казалось, что она слышит слабое движение воды вокруг себя.

Ее глаза были прикованы к изгибу реки. Наконец оттуда появился темный стремительный силуэт, за ним второй. Два каноэ, большие долбленки, в каждом по двадцать человек. Их неуклюжие удары взбаламутили воду, чего не потерпел бы ни один народ Пяти Рек. Выкрашенные в красный цвет челны и узор головных уборов говорили об их принадлежности к монаканам.

Каноэ двигались медленно: монаканы находились в середине длительного путешествия. Их дома были в горах, далеко на западе. Они, по всей вероятности, плыли уже несколько дней, и уже приблизились к морю. Сейчас они были усталыми и более чем неосторожными. Когда они поравнялись с нависающими ветками дуба и ивы, ни один даже не взглянул в их сторону.

Неподвижные и молчаливые, шесть паухэтанов следили, как скользят мимо них каноэ. Река была широкой, и монаканы, плывшие по середине потока, находились от них на расстоянии пятидесяти футов. Покахонтас отчетливо видела вражеских воинов. Солнце блестело на их сияющих телах и отражалось от воды бликами света. Тихо качнулись несколько листьев. Торчавшая веточка задела ее щеку. Покой и красота оказались так ужасающе хрупки. Покахонтас никогда не чувствовала себя такой испуганной. Если хотя бы один из монаканов повнимательнее глянул на воду под деревьями, разразилась бы кровавая бойня. Монаканы не пощадят ее, если захватят живой. Пытки растянутся на несколько дней, и каждая подробность будет передана ее отцу. Не двигая головой, она глазами поискала какое-нибудь орудие, чтобы убить себя, если ее возьмут в плен.

Но каноэ медленно проследовали дальше, монотонный ритм весельных ударов ни разу не нарушился. Расходившиеся от них волны достигали спрятанных каноэ, покачивавшихся под дубом, и обвивались вокруг Покахонтас. Когда первый страх отпустил ее, ей даже почудилось в этом что-то обольстительное. Каноэ уменьшались, исчезая из виду, пока не стали размером с муравья — крошечные точки на широкой, пустынной поверхности реки.

Медленно напряжение отпустило паухэтанов. Покахонтас только сейчас осознала, что ее тело замерзло под водой, а кожа на пальцах начала сморщиваться. Она посмотрела на Секотина и подала знак, что хочет выйти из воды.

Секотин просигналил в ответ: «Еще рано».

Они ждали, как показалось Покахонтас, несколько часов, пока наконец Секотин громко не произнес:

— Я думаю, теперь мы в безопасности.

Мужчины придержали каноэ, и она проворно забралась в него. Ей было холодно, очень холодно в тени деревьев.

— Мы поворачиваем назад? — спросил один из воинов.

— Нет, — ответил Секотин. — Мы поплывем вперед, держась у берега. Как только сможем, оставим реку и пойдем посуху.

— Какая дерзость, — прорычал Памоуик, — плыть по нашей реке.

Покахонтас внезапно почувствовал, как ее охватила злость.

— И к тому же среди бела дня! — воскликнула она.

Никто не высказал догадки, что это мог быть настоящий военный отряд. Ни один из них не упомянул о возможности плена, пыток и смерти.

— Давайте поедим, — сказала Покахонтас, чтобы разрядить обстановку. — Памоуик, достань кукурузный хлеб. Там еще есть холодная индейка. Так уж и быть, я оторву вам по кусочку.

Несказанным облегчением было сидеть в каноэ и чувствовать, как солнечные лучи пробиваются сквозь листву и сушат ее тело. Как чудесно, что можно съесть свежего кукурузного хлеба, испеченного этим утром. Но мужчины оставались в напряжении. Покахонтас чувствовала, что они все еще настороже и прислушиваются, не появится ли новая группа монаканов.

Они покончили с едой и напились из чистой реки, затем дождались, пока солнце минует свою самую высокую точку на небе. Хотя никто об этом не сказал, они знали, что уже не доберутся в Кекоутан к вечеру. Им придется сделать по дороге остановку.

Подошло время продолжить путь. Мужчины осторожно раздвинули ветви и спустили суда на воду. Когда каноэ двинулись, они сосредоточились на том, чтобы слаженно начать движение.

Неожиданно Секотин вынул весло из воды и сделал знак Памоуику сделать то же самое. Его крик вороны понесся над водой к воинам в другом челне. Оба каноэ еще недолго скользили по воде, потом остановились. В наступившей тишине они все прислушались. Покахонтас не услышала ничего. Она видела, что Секотин пытается поймать повторение звука, насторожившего его.

И он услышал что-то. Дал знак другой лодке, и они налегли на весла, возвращаясь в укрытие под деревьями, которое они только что покинули. Оба каноэ скользнули под деревья, в спешке подталкивая друг друга. Вызванная ими рябь на поверхности воды слабела и исчезала. Птицы, которые взмыли вверх и тревожно кружились, наконец угомонились. Река снова была спокойна.

Покахонтас одними губами спросила:

— Монаканы?

Памоуик резко кивнул и призвал к полному молчанию.

«Почему? — подивилась Покахонтас. — Почему они возвращаются? Они учуяли наше присутствие? Или бегут от какой-то опасности на реке?» Ей мерещились всякие ужасы, пока они ждали.

Гребя с огромной скоростью, враги оказались рядом с ними. Группка паухэтанов увидела на их лицах решимость, но не страх. Было ясно, что случилось что-то, насторожившее их, и они приняли какое-то решение.

Каноэ быстро проплыли еще немного вперед, потом свернули к берегу чуть выше их и резко остановились. Все, кроме двух человек, оставшихся сторожить каноэ, высадились на берег и молча двинулись в лес. Паухэтаны чувствовали запах монаканов. Но ветер был не в их сторону и, к счастью, не собирался менять направление.

Секотин тихо прошептал своим людям:

— Нам придется немедленно уйти отсюда. Если они пойдут кругом, они нас найдут, и если ветер переменится, они нас обнаружат. Слушайте внимательно. Держитесь берега и быстро гребите вниз по реке. Покахонтас, продолжай следить. Если ты заметишь, что монаканы нас увидели...

Покахонтас кивнула. Ее снова охватил страх. За ней охотились. Ощущение было новым. Она знала, что от ее тела исходит запах страха, как от животного, и она чувствовала, что тот же запах идет и от остальных.

Секотин посмотрел в глаза каждому воину, чтобы убедиться, что они поняли его приказы. Они столкнули каноэ в воду первыми. Мужчины гребли быстро и молча, короткими, точными движениями, производя не больше шума, чем стрекоза, когда она садится на воду.

Все монаканы исчезли в лесу, за исключением двух человек у каноэ. Паухэтаны слышали то треск веточки, то шуршание сухой травы под ногой. Покахонтас не отрывала взгляда от стражи. Те, жестикулируя, разговаривали, и не смотрели в сторону спасавшихся бегством.

Потом один из них повернулся и, похоже, взглядом обыскал берег. Слепой ужас заставил застыть кровь в жилах Покахонтас. Затем она увидела, как внезапно напряглось тело монакана.

— Они нас заметили, — выдохнула она.

Тело Секотина едва откликнулось, но он полуобернулся к другой лодке и крикнул:

— Живей!

Каноэ впереди двигалось в полную силу, скользя над водой, как чайка. Их собственное с протестующим скрипом рванулось вперед. Глаза Покахонтас не отрывались от монаканов. Они встали в каноэ во весь рост, и их крики эхом разносились над широкой гладью реки.

Они зовут остальных. Им потребуется время, чтобы сесть в каноэ, подумала она. И гребут они не так умело, но их по двадцать в каждом каноэ. Преимущество силы даст им скорость. Паухэтаны не смогут уйти от них.

— Скажешь, когда они отплывут, — быстро и громко проговорил Секотин.

— Еще нет. Еще нет... Да!

— Поссум!

Их детский сигнал. Покахонтас не была готова к тому, что каноэ неожиданно перевернулось. А Памоуик был, поняла она. Она ударилась о воду, но тут все навыки, привитые с рождения, помогли ей собраться. Памоуик двигался так же легко, как Секотин, и юноши, ухватившись за каноэ, с силой толкнули его вниз по течению. Одним движением они ушли под воду в сторону тростника, росшего в этом месте у берега. Покахонтас догнала их мгновенье спустя. Она вынырнула между братьев как раз в гуще тростниковых зарослей.

— Другое каноэ, — прошептала она.

— Забудь о нем. Возьми тростинку и ныряй.

— Молись Ахонэ, — сказал Памоуик.

Он сломал длинную, толстую тростинку и протянул ей. Она взяла один конец в рот и погрузилась в неглубокую воду, почти на илистое дно. Кожу покалывало от холода. Покахонтас полулежала на дне и видела высокий тростник вокруг них и водовороты взбаламученного ила, оседавшего теперь, когда они затихли. Второй конец тростника торчал из воды, и она легко дышала через полый стебель. Памоуик был рядом с ней, он дотянулся и сжал ее руку.

Они ждали. Речная улитка ковыляла по руке Покахонтас. Она следила за ее мучительно медленным передвижением.

Каноэ монаканов пронеслись мимо, темные тени на поверхности воды. Покахонтас дышала через свою тростинку глубокими, осторожными вдохами. Одна из лодок монаканов вернулась. Она плавала туда и обратно мимо них. С каноэ спустились две длинные палки, наугад тыкающиеся в тростник. Одна из них ткнулась в руку Памоуика. Он не вздрогнул, не двинулся. Лодка монаканов уплыла.

Они ждали бесконечно долго. Покахонтас приказала себе быть терпеливой, братья скажут, когда опасность минует. Она наблюдала подводный мир: крепкий тростник, растительность речного дна, рыб и насекомых. Рядом промелькнула маленькая водяная змея. Покахонтас дышала свободно и наслаждалась новой стихией. «Я — обитатель реки, дитя Ахонэ, возможно, это и есть мой мир — эта тихая прохлада».

Наконец Секотин дотронулся до нее, предупреждая, чтобы она пока не двигалась. Она смотрела, как его голова выходит на поверхность. Спустя долгое время он дал знак остальным осторожно показаться из воды. По лицу Покахонтас стекала вода, уши были полны ею, в волосы набились тростинки и грязь. Она огляделась и увидела, что Секотин уже на середине реки, видна его голова, подпрыгивающая на волнах. Памоуик прошел ниже по течению, проверяя берег. Больше в поле зрения не было ни одного живого существа.

Через несколько секунд братья присоединились к ней.

— Не видно ни каноэ, ни монаканов, — Секотин прищурился, глядя вдаль. — Мы близко от устья реки. Можем поискать наше каноэ и попытаться пройти морем или пойдем по земле.

— По земле, — сказал Памоуик.

— Прямо сейчас? — спросил Секотин.

— Безопасней спрятаться до темноты, лучше переплыть реку и найти подходящее дерево, на которое можно взобраться.

— Я останусь с Покахонтас.

— Нет, я, — твердо сказал Памоуик.

Бесшумно, один за другим, они переплыли широкую реку, достигли дальнего берега, прислушиваясь к любому постороннему шороху. На другой стороне они низко пригнулись и, под прикрытием тростника добрались до узенькой полоски земли между берегом и лесом. Здесь по знаку они бросились бежать.

Покахонтас мчалась быстро, как горная кошка. Она первой достигла леса, выбрала высокое дерево с толстым стволом и вскарабкалась наверх. Памоуик лез следом за ней.

— Забирайся выше, — сказал он, — пока не сможешь оглядеться вокруг.

Ей не нужно было говорить об этом. Усилия, потраченные на бег и лазанье, обновили каждый нерв в ее пропитанном водой теле. Кора дерева была жесткой и теплой. И, что более важно, она двигалась к небу. «Нет, — подумала она, — я не дитя реки. Ахонэ была добра к нам и откликнулась на наши молитвы, но мой любимый бог — бог неба. Мне следовало бы родиться птицей, а не рыбой, птицей, стремящейся ввысь, к солнцу». Она энергично работала руками и ногами, пока наконец не добралась до вершины. Дерево было высоким, и с него открывался вид на многие мили вокруг. Лес расстилался ковром зеленых листьев, пестревшим белыми цветами кизила — волшебное зрелище. Его рассекала лишь огромная извилистая гладь реки. Покахонтас подождала минуту, упиваясь солнцем и небом, потом воздела руки к богу неба.

— Видны какие-нибудь люди? — позвал Памоуик.

— Никого не видно. — Она сощурилась и ей показалось, что она видит солнечный отблеск на водах далекого залива. — Но, по-моему, я вижу наше каноэ.

— Оно пропало. Спускайся вниз, мы найдем ветку, на которой сможем устроиться.

Покахонтас задумчиво спустилась к нему. Она видела ноги Секотина сквозь ветви соседнего дерева. На их дереве Памоуик нашел крепкую раздвоенную ветку, на которой будет удобно спать.

— Посторожи первым, Секотин, — позвал он.

— Поспите. Я разбужу вас в сумерках.

— Давай, Белоснежное Перышко.

Памоуик протянул ей руку, и она устроилась рядом с ним на развилке ветки. Его теплое тело окутало ее нежностью. Чувство облегчения охватило Покахонтас от того покоя, который он дарил ей. Она улыбнулась, забавляясь мыслью, что она, возможно, единственное существо женского пола, которое ощущает себя в безопасности рядом с ним. Ее брат был печально известен быстротой своих рук и губ.


* * *

Ночь. Звуки леса — уханье совы, хлопанье крыльев летучей мыши, пронзительный крик маленького зверька — пробились сквозь сон. Желтая луна, в своей третьей четверти, висела над вершинами деревьев. Разбудило ее урчание в животе. Она была голодна как волк и вспомнила о кукурузном хлебе и индейке, лежащих на дне реки. Теперь они не поедят, пока не доберутся до Кекоутана, до земли Починса.

В темноте они спустились со своих веток и потянулись.

— Идем прямо в Кекоутан, — сказал Секотин, разминая мышцы ног. — Что бы ни было, мы скоро попадем на тропу.

Идти по лесу было не трудно, даже до того, как они вышли на тропу. Это были охотничьи угодья Кекоутана: люди Починса выжгли подлесок прошлой осенью, как делали это каждый год. Под ногами была только скудная весенняя растительность. Секотин двигался впереди ровными полупрыжками-полубегом. Покахонтас следовала прямо за ним, тылы прикрывал Памоуик. Воздух был прохладный. Покахонтас мечтала о своей кожаной накидке, но она пропала вместе с каноэ и едой.

Вскоре они нашли тропу, узкую грязную дорожку, вытоптанную поколениями жителей Кекоутана. Твердая поверхность позволила им передвигаться быстрее. И все равно до цели еще далеко, подумала Покахонтас, припоминая отдаленное сияние солнца на морских волнах. Даже если они проведут в пути всю ночь, Кекоутана они достигнут, когда день уже будет в полном разгаре.

Секотин остановился так внезапно, что она чуть не налетела на него. Она инстинктивно сдержала крик и свой вопрос. Секотин метнулся за деревья у тропинки, остальные кинулись за ним. Он велел им оставаться здесь, а сам пошел на разведку. Он вернулся через несколько минут с мрачным выражением лица.

— Лагерь монаканов? — прошептала Покахонтас.

— Гораздо хуже. Идемте.

Они были настороже, хотя Секотин дал понять, что опасности впереди нет. Дорожка расширилась и превратилась в небольшую поляну, купавшуюся в лунном свете. Там, ровным рядом, лежали три торса, три скальпа и отсеченные головы, три пары рук и ног.

— Нашу охрану превзошли числом, но их не пытали, — голос Секотина звучал хрипло. — Монаканы не могли успеть этого сделать.

Они стояли в молчании, потрясенные.

— Что ж, бывает и худшая смерть. Надо бы похоронить наших воинов.

Памоуик подошел к останкам.

— Покахонтас, заберись на это дерево и следи.

Покахонтас, казалось, застыла на месте. Она пристально глядела на головы. Два лица выглядели умиротворенными, но губы третьего раздвинулись в ужасной гримасе.

— Быстрей, — резко скомандовал Памоуик.

Она залезла на дерево, но не могла заставить себя взглянуть вниз на поляну. Она слышала, как ворчат Секотин и Памоуик, копая ножами и обломками веток яму в твердой земле. И хотя она старательно смотрела по сторонам, добросовестно выполняя свою работу, она знала, что монаканы ушли. И не вернутся этой дорогой.

                                                                               Глава 5
                                                                      Кекоутан, май 1607 года
Секотин натирал свой лук пчелиным воском. Прошедшая ночь оставила сладостные воспоминания. Женщина, живущая у залива, оказалась такой же чувственной, как нежные, плещущиеся волны. Чивойа. Он языком ощутил вкус ее имени.

— Ты в каком-то другом мире, братец, — поддразнил Памоуик.

Секотин улыбнулся и наклонил голову.

— Нам следует двинуться дальше.

— Мы не можем. Покахонтас в доме у женщин.

Секотин бросил быстрый взгляд, нахмурился.

— Так она стала женщиной? Тогда мы действительно не можем сейчас идти. Сколько времени это у них длится?

— Точно не знаю. Думаю, несколько дней.

— Это все меняет. Мы должны отправить нашему отцу послание. У него свои планы в отношении Покахонтас. Позволит ли он ей теперь путешествовать дальше, чтобы увидеть тассентассов? Возможно, он даст ей новые указания. В одном можно быть уверенным: он прикажет нам оставаться с ней. И скорее всего он захочет, чтобы теперь ее охраняло больше людей. А Починс знает?

— Да, он собирается выбрать и отправить с нами женщину, чтобы она заботилась о ней. Может, мне попросить за Чивойю? — Памоуик улыбнулся и ткнул брата в бок.

— Неплохая мысль.

Памоуик внимательно посмотрел на брата. Секотин казался рассеянным.

— Возможно, великий вождь даст Покахонтас почетное звание. Тогда по положению она будет превосходить всех нас. Он может отдать под ее управление земли и селения, как двум нашим теткам, — сказал Памоуик.

— Он может. Она его любимица, — отозвался Секотин.

Памоуик насторожился.

— Она, конечно, самая первая. Но ты и о себе высокого мнения, Секотин, несмотря на то, что Покахонтас превосходит тебя по положению.

— Вероятно. Некоторые так говорят.

Секотин откинулся назад и, не мигая, посмотрел Памоуику прямо в глаза.

Покахонтас села у стены в женском доме. Она была потрясена случившимся. Теперь несколько дней каждый месяц она будет проводить запертой в четырех стенах, если только не будет носить ребенка или не станет уже старухой. Она знала, что в ее теле произойдут изменения, но почему сейчас, когда они только что добрались до Кекоутана, и она уже что-то разведала о тассентассах? Ей очень хотелось знать, что делают ее братья, а в особенности, какие намерения у Починса. Новости доходили до нее только, когда приходила новая женщина или приносили еду, но даже они зачастую не могли ответить на ее вопросы.

Она знала, что теперь ее жизнь изменится. Она больше не девочка; она — женщина, и значит до следующей весны она выйдет замуж. Она печально улыбнулась, вспомнив, о чем думала накануне.

Новость уже, без сомнения, передана Паухэтану. Она была его любимицей, и ей многое прощалось, но теперь к этому прибавилась власть. При этой мысли глаза Покахонтас вспыхнули: она сможет стать по-настоящему самостоятельной. Она знала, что никогда не сможет занять такое же положение, как ее отец, — в королевстве Паухэтана наследование шло по линии детей старшей сестры великого вождя. Но ей могут поручить выполнять для него важные дела. Она даже может принимать участие в обсуждении политических вопросов в доме советов. Две ее тетки так и поступали, пока их не сделали вероанскво — так называют вождей-женщин — со своими собственными землями.

И она по-прежнему надеется быть полезной отцу и узнать побольше о тассентассах. У нее как у женщины будет больше власти. Может, она попытается поговорить с женщинами тассентассов. Их должно быть очень много на плавучих островах. Покахонтас задалась вопросом, такие же они волосатые, как их мужчины, или нет? И рассмеялась.

Наха с удивлением взглянула на нее. Она была последней женой Починса. Они мельком встречались в Веровокомоко, и она понравилась Покахонтас. Наха была замужем за вождем на реке Раппаханнок. Когда Наха увидела Починса, который приехал туда поохотиться, она бросила свое племя и мужа и последовала за ним в Кекоутан. Она не вернулась к мужу и настояла на том, чтобы первой согревать постель Починса, первой приносить ему пищу. Эта из ряда вон выходящая история разнеслась по всему королевству Пяти Рек. Вождь на реке Раппаханнок был в ярости. Пришлось вмешаться Паухэтану. Он заметил вождю, что тот должен лучше следить за своими женами. Может, он переоценил свои силы? Поначалу Починс был смущен вниманием Нахи, но, как заметили все, он не уклонялся, когда она своей грудью касалась его спины или руки или нежно гладила его пальцами.

Покахонтас ближе подвинулась к Нахе и сказала:

— Я думала о тассентассах.

— Расскажи мне о них, — попросила Наха. — Я здесь всего три дня и ничего не знаю.


* * *

Утреннее солнце поднялось уже довольно высоко, когда вдалеке они наконец увидели ограду Кекоутана. Поселок был большим, он насчитывал почти сто двадцать пять домов, стоявших аккуратными рядами и окруженных огородами. Едва они вышли из леса и двинулись по полю, работавшие там женщины побросали свои орудия и уставились на них, затем осторожно пошли навстречу, пока не приблизились настолько, что узнали всю троицу. Несколько женщин поспешили в поселок, чтобы уведомить мужчин. И очень скоро, казалось, все население деревни высыпало в поле, чтобы приветствовать их.

Починс в окружении воинов стоял в воротах ограды и ждал. Увидев его, Покахонтас с огромным облегчением пробежала последние несколько ярдов и схватила его за руку в приветствии.

— Мы волновались, Покахонтас, — сказал Починс. — Вчера в полдень гонец сообщил, что вы прибудете этим же вечером.

— У нас печальные новости.

Секотин поведал о путешествии из Веровокомоко, о монаканах, смелости охраны и мужестве, с которым они встретили смерть. Он сказал о неглубоких могилах в лесу и долгом переходе по земле.

Починс внимательно выслушал их рассказ. Он был старшим сыном Паухэтана. Высокий, степенный, широкоплечий, его звали Починс Красивый. На одно плечо у него была наброшена шкура черно-бурой лисы, ее голова с зубастой пастью свисала вдоль спины. Прошло много времени с той поры, когда его послали сюда, чтобы управлять Кекоутаном, после того как он подавил бунт. Восставшие были рассеяны по многим поселкам королевства Пяти Рек, а их собственные деревни заселили паухэтаны. Правилом Паухэтана было — разделяй и властвуй.

Покахонтас смотрела на Починса. Она хорошо его знала, в Веровокомоко он наезжал часто. Он очень тепло принял их, но Покахонтас заметила, что он что-то недоговаривает и словно поглощен своими мыслями.

Починс выбил свою трубку и нахмурился.

— Вы уверены, что это совершили монаканы?

— Нет никаких сомнений. Мы видели их каноэ, мы слышали, как они искали нас, и они оставили на телах свои знаки, — сказал Секотин.

— Но что нужно монаканам? Они не рыбаки, им не нужны новые воды. Они жаждут мести? Но уж не из-за потери одного воина. — Починс повернулся к воинам, отобрал дюжину и быстро и решительно отдал им приказы. — Мы должны охранять наши берега и леса. Мы должны также перенести убитых воинов на наше кладбище.

Когда они наконец-то уселись на красных полосатых циновках и женщины внесли блюда с горячим хлебом и олениной, Починс объявил свою новость:

— Я ожидаю, что скоро в поселке появятся бледные люди. Мои разведчики вернулись как раз перед вашим приходом.

Трое путешественников повернулись к нему.

— Они придут сегодня, — продолжал Починс. — Их плавучие острова стоят на реке, и мои люди ведут сюда их отряд.

— Сегодня!

Покахонтас думала, что устала настолько, что ничто не способно привлечь ее внимания. Но волна возбуждения от этой новости поднялась в ней. Вот почему Починс приветствовал их с некоторой сдержанностью. Он знает, что Паухэтан считает грязных людей врагами, а она и братья должны будут по возвращении рассказать обо всем, что видели.

Починс повернулся к своим братьям и сестре.

— Белые люди не придут до заката. Отдыхайте.

Идя к дому, который в Кекоутане принадлежал ее отцу, Покахонтас благодарила Ахонэ и бога неба за этот прекрасный большой поселок. Она мысленно поблагодарила отца за его могущество и за то, что во время путешествий в каждом поселке его и его семью ждал собственный дом. На самом же деле она просто была рада, что осталась жива.

— Но как же я устала, — произнесла она вслух, проскользнув на женскую половину и ложась на первое попавшееся ложе из шкур. Она моментально крепко уснула.

Она вдруг проснулась и внезапно почувствовала себя очень одинокой. День был теплый, но руки у нее замерзли, и ее слегка лихорадило. Затем она вспомнила, что должны прийти тассентассы. Но эта мысль не вызвала у нее оживления, она не могла преодолеть своего угнетенного состояния. Для чего она здесь? Зачем проделала весь этот путь? Чтобы увидеть странные создания, которые, возможно, вызовут у нее отвращение? Она оглядела помещение. Здесь не было ни старой няни, которая могла бы ее успокоить, ни отца, к кому она могла бы подбежать с вопросом. Никогда еще она не чувствовала себя так неуверенно. Сейчас, именно сейчас ей так необходимы были ее родная постель и люди, которых она знала с детства.

Все ее тело налилось тяжестью, а разум охватила тоска, будто огромная ворона летала над ней и била крыльями. Она вспомнила последние два дня. Увидела умирающую у ее ног олениху, привязанного к столбу монакана, укрытие среди ветвей, где она пряталась от проплывавших мимо воинов-монаканов, расчлененные тела воинов на лесной поляне. Но она видела смерть всю жизнь и привыкла к ней. В конце концов, она все выдержала и вышла победительницей.

Она принесла хорошую жертву, ублажила Океуса и Анохэ. Что же с ней происходит?

«Я совсем не паухэтанка, — думала она. — Как я могу поддаваться слабости?» Она чувствовала, как на груди у нее выступили капельки пота. «Я должна одеться и искупаться до прихода тассентассов».

Она быстро прошлась по комнате в поисках какой-нибудь одежды, которую могли оставить жены отца. Когда она вытащила из-за подвесной постели корзину, часть ее тревоги улетучилась. Она достала светлую юбку из оленьей кожи, украшенную густой бахромой, новую пару мокасин, затейливо расшитых зелеными нитками. Вид красивой обуви немного подбодрил ее. Она отшвырнула свою старую юбку и мокасины с такой силой, что они с громким шлепком приземлились на пол. Это еще больше подняло ей настроение.

«Я грязная, — подумала она. — Нужно найти место, где бы я могла искупаться и осмотреть себя. Я хочу смыть с себя свою слабость. Я хочу снова выглядеть красивой, как и подобает дочери великого вождя. Тассентассы должны увидеть меня и прийти в восхищение».

Она стояла в дверях дома, пытаясь вспомнить, где находится пруд. Потом она припомнила, что он был в конце ограды. Она огляделась, сняла пук индюшачьих перьев, прикрепленный к двери, и поспешно пошла совершать омовение. Она даже не потрудилась накинуть на себя одежду и несла ее в руке.

Забравшись в пруд, Покахонтас терла тело и волосы, затем обсушилась перьями и облачилась в одежду. Она почувствовала себя обновленной. Подняв голову, она различила какое-то волнение в поселке. Сначала звук был слабым, всего лишь эхо топота многочисленных ног. Затем он усилился и передался по земле. «А, прибыли чужеземцы, — догадалась она. — Я должна поторопиться». Черные мысли рассеялись, уступив место любопытству.

Сперва она ничего не могла разглядеть сквозь толпу жителей поселка. Покахонтас протолкнулась к праздничному возвышению с единственной мыслью — увидеть тассентассов.

— Сюда, Покахонтас, ты должна быть здесь, — прокричал кто-то.

Она пошла на голоса. Покахонтас знала, что ей следует быть рядом с Починсом, но, чтобы судить о грязных людях по справедливости, она должна в первый раз увидеть их не с высоты власти. Толпа бросилась к ограде, потом замедлила движение. Починс предложил обитателям поселка вознести молитву Океусу, попросить его заступничества перед чужестранцами до того, как их впустят внутрь ограды.

Жители образовали широкий круг. По знаку жреца они упали на землю. Покахонтас хотелось поднять голову и украдкой бросить взгляд на незнакомцев, но она боялась кары бога зла Океуса.

Она прижалась лбом к теплой земле. «Я только что искупалась, и вот лежу в грязи!» — усмехнулась она про себя. Затем торжественность момента захватила ее, и, протянув руки, она стала молиться вместе с остальными. Слова слетали с уст сотен людей, негромкие и ритмичные. Они скорбели о смерти, которой не было, и просили Океуса не становиться причиной смерти, которая могла бы совершиться. Если он слышит, как они горюют о смерти в этот день, он, конечно, не потребует новой. Но смерть была здесь. Изувеченные воины снова встали перед глазами Покахонтас. Как больно потерять их, но они были неосторожны. Их поймали.

Наконец моление закончилось, и она быстро подняла голову. И увидела тассентассов.

Но они не были белыми! Она ощутила острое разочарование. Они, несомненно, были очень странные, но не белые, как Океус или мягкие белые облака или даже сверкающие белые речные жемчужины. Они такого же цвета, как мы, подумала она, только словно закоптелые, как поджаренная рыба или дикие свиньи. Все, что было видно, — лица и кисти рук. «Почему они не натирают свои тела соком орехов и не закаляют их при солнце и любой непогоде, как мы?» — подумала она. Их тела были скрыты под одеждой, хотя день был солнечный и теплый. Покахонтас решила, что и одежда у них уродливая. Она не из шкур и перьев, а цвета камней, земли и опавшей осенней листвы. И волосы у них тоже непонятные. Они явно не бреют ту сторону, к которой прикладывают лук. Но волосы подстрижены короче, чем у воинов-индейцев, так что, наверное, не цепляются за тетиву. Они не были черными и блестящими и не падали прямой, гладкой волной. Цвета морского песка, они завивались и торчали вокруг шеи и подбородка. У одного из них был красный хвост, как у лисы. В общем и целом тассентассы ее страшно разочаровали.

Покахонтас продвинулась ближе, довольная, что может все разглядеть, без присутствия рядом Починса. Вокруг толпились жители поселка, но сейчас они расступились, освобождая проход для своего вождя, шедшего навстречу необыкновенным пришельцам. Их было двадцать.

— Добро пожаловать в Кекоутан, — произнес Починс, высоко держа голову.

Его головной убор из перьев орла трепетал под весенним ветерком. Он подошел к тассентассам поближе. Покахонтас обратила внимание, что он на голову выше любого из чужестранцев. Большинство людей Починса были такого же роста или даже выше. Один из бледных людей выступил вперед и протянул руку. Зачем? Он ничего не предлагал. Чужой слегка повернулся, и Покахонтас увидела, что у него только одна рука. Пустой рукав болтался, свободный от кости и плоти. Затем грязный человек заговорил, звуки не были похожи ни на одно наречие, которое когда-либо слышала Покахонтас. Она внимательно слушала, от всей души желая понять, что он говорит, но тщетно. Другой тассентасс сказал что-то на том же странном языке. Они перебивали друг друга, торопясь высказаться. Какие они грубые! Даже не поклонились Починсу, который в сотни раз великолепнее любого из них.

Она недоумевала, почему Починс не гневается на них за плохие манеры, а, казалось, не замечает их. Лишь жестом он указал в сторону ворот в ограде и повернулся, чтобы ввести тассентассов в поселок. Небо было по-закатному красное, с залива дул прохладный ветер. В воздухе танцевали светляки, окружая толпу сотнями мерцающих огоньков. Древесный дым смешивался с ароматом цветов и соленым морским воздухом.

Прислуживавшие женщины принесли циновки, но чужие люди, похоже, не понимали, для чего они предназначены. Они стояли в нерешительности, пока не увидели, что Починс садится. И вид пищи, казалось, успокоил их. Тассентассы набросились на еду, словно давным-давно не ели. Слава о стряпухах Починса распространилась далеко. В этот день они приготовили устрицы, крабы, индейку, оленину, кукурузный хлеб и нежные землянику и чернику.

Покахонтас не сводила с тассентассов глаз. Она отказалась сесть подле Починса, хотя ее ранг позволял ей это, и ушла в конец ряда, ближе к братьям. Она хотела быть поближе к тассентассам, но вскоре пожалела об этом.

Она едва владела собой и с трудом сохраняла вежливое, бесстрастное выражение лица. Они пахли ужасно, как и сказал Номех, но это не был запах хорька. Он был тяжелым и кислым, так пахнут люди, когда они больны и не могут купаться. Покахонтас могла припомнить лишь пару случаев, когда так пахли паухэтаны, потому что болели они редко. Она наблюдала за чужими людьми и думала: «Они не нравятся мне. Они — животные».

Она не видела на их одежде никаких знаков отличия, позволявших судить об их положении. К поясу у них были прикреплены странные предметы. Не ножи и не мечи: что-то длинное и блестящее с темным, большим выступом с одной стороны. «Интересно, что это у них — оружие?» — подумала Покахонтас. Мужчины не выказывали никакой настороженности, как поступили бы на их месте воины паухэтанов, окажись они во вражеском селении. И они ели. Наконец Починс, махнув рукой, услал прислуживавших женщин, достал свою трубку и предложил по трубке каждому из чужестранцев. Было очевидно, что они никогда не видели трубки, но по движениям их рук она поняла, что с табаком они знакомы.

Внезапно она обнаружила, что понимает их жесты. По их лицам легко было читать, и они не скрывали своих мыслей. На мгновение Покахонтас ощутила свое превосходство. Она не ожидала, что это ей удастся так скоро, и ее охватило нетерпеливое возбуждение от открывающихся возможностей. Ей хотелось бы побыть с ними одной, чтобы побольше узнать о них.

Починс подал знак жителям поселка, что настало время церемоний, и жрец начал свою песню. Предстоял танец-приветствие. Это был не тот живой праздничный танец, который любила Покахонтас, но, по крайней мере, и не обычные словесные выступления. Паухэтаны были красноречивы. Рядовая речь длилась от двух до четырех часов, но поскольку тассентассы не могли понять ни слова, Починс решил опустить ее. Покахонтас танцевала то кружась, то гордо выступая, и видела, что они наблюдают за представлением. Они сидели спокойно, их лица ничего не выражали, они словно не знали, как себя вести на празднестве. Но она почувствовала: они знают, что невнимание невежливо. Может, в конце концов, они не так уж примитивны.

Танцоры остановились. Танец был длинным, поскольку они хотели оказать честь этим непонятным людям, и теперь все глаза повернулись к тассентассам. Они собрались тесной группой и шептались между собой. Один из них вытащил коричневую сумку и показал ее однорукому, который, вероятно, был у них главным. Своей единственной рукой он вытащил цепь с прикрепленными к ней предметами, каких Покахонтас никогда не видела. Но светляки облепили эти волшебные предметы, и, казалось, они пляшут и искрятся светом. Они были похожи на замерзшие шарики воздуха. Глубокий вздох потряс толпу. Главный подошел к Починсу и протянул ему цепь. Починс колебался, толпа молчала. Покахонтас хотелось подойти и встряхнуть его. Неужели он не видит, что эта драгоценная, редкостная вещь — залог дружбы? Наконец Починс принял подношение, и толпа еще раз вздохнула — с облегчением. Главный еще раз обратился к сумке и достал еще одну цепь. На этот раз украшения были небесно-голубого цвета. При виде такой красоты у Покахонтас перехватило дыхание. Как повезло Починсу, как невероятно повезло женам Починса!

Покахонтас вдруг поняла, почему Починс пригласил тассентассов в Кекоутан. Бледные люди уже высаживались на эти берега, и Починс знал, что они обладают такими сокровищами. И хотя он также знал, что Паухэтан называет незнакомцев врагами, жадность взяла в нем верх. И еще: ему тассентассы, кажется, нравятся. Починс не захотел подчиниться приказам отца. «Мой брат — бесстрашный человек», — подумала Покахонтас.

Починс и предводитель чужих обменялись поклонами, а Покахонтас прикидывала, как бы ухитриться поговорить с грязными людьми. Если бы она была постарше, ее могли попросить согреть постель одному из них. Ахонэ! Какое суровое испытание из-за этого запаха! Но Починс наверняка попросит жен отвести чужих к реке и вымыть их. Затем самых миловидных предложат им на ночь — для удовольствия тела и удовлетворения вожделения. Но она знала, что ее никогда не попросят из-за ее положения.

Свежим весенним утром, когда чайки низко кружат над синим морем, Покахонтас торопилась с купания ко входу в ограде. Ей нетерпелось как можно скорее увидеть чужеземцев. Обогнув угол, она заметила, что они стоят все вместе и спокойно разговаривают между собой, а к ним идет Починс, сопровождаемый воинами.

Она поняла, что они собираются уходить. Сердце у нее упало. Она так хотела поговорить с ними, снова услышать их голоса. Возможно, сейчас она поняла бы их лучше, чем предыдущим вечером. Но понятны ей были только выражения их лиц. Казалось, они ждали указаний, но она не была уверена. Разочарованная, Покахонтас пристально рассматривала мужчин. Она все-таки постарается как-нибудь поговорить с ними до того, как они покинут их берега.

Один из тассентассов обернулся, тот, с пустым рукавом, и на мгновенье поймал взгляд Покахонтас. Он поднял темную бровь, будто ее настойчивый взгляд удивил его, и внезапно улыбнулся. Покахонтас улыбнулась в ответ, говоря себе: «Я хочу, чтобы он меня запомнил».

Воины уже подготовили каноэ. Покахонтас слышала, как Починс отдает им приказы.

— Сопроводите тассентассов на их каноэ и следите за ними. Послужите им охраной, если они захотят увидеть Вовинчо и его людей, но не ходите с ними на Раппаханнок. Запомните это.

Покахонтас слушала внимательно. Починс независимый человек, но она знала, что у каждого вождя ее отца было свое мнение о тассентассах. И все они поведут себя по-разному. Ей необходимо узнать, что каждый из них собирается делать. А потом она передаст все отцу.

Уходя, тассентассы весело помахали — небольшая группа в коричневых и серых одеждах, тусклых на фоне яркого солнечного света. Но, судя по их улыбкам, они остались довольны своим визитом. Жители Кекоутана тоже были счастливы и проводили гостей до реки. Но когда пришельцы скрылись за поворотом реки, обитатели поселка вернулись в свои дома в спокойном настроении. Возбуждение улеглось. Их снова ждали повседневные заботы: ловля рыбы, размалывание кукурузы и забота о весенних всходах.

У Покахонтас опустились руки, когда она спросила себя, следует ли ей теперь вернуться к отцу. Нет, еще недостаточно новостей, решила она, и всегда можно послать гонца. Она поживет в Кекоутане, понаблюдает, послушает Починса и его людей, пока не сможет составить более полное донесение. Потом она придумает, как повидать тассентассов.

В тот вечер снова было празднество и танцы. День выдался прохладный, и раскраска танцующих казалась яркой в чистом вечернем воздухе. Шею и волосы Покахонтас украсила красными перьями, а еще она нашла для танцев пару расшитых красным мокасин. Она знала, что праздник посвящен ей и ее братьям. Обряд гостеприимства не был выполнен полностью из-за прихода тассентассов. Жителям поселка и самим необходим был праздник, чтобы приободриться и повеселиться без стеснения. В присутствии незнакомцев невозможно было танцевать со всей страстью. Покахонтас также поняла, что брат принимает их со всей пышностью в надежде, что они расскажут отцу только то, что захочет Починс. А он уже дал всем троим по искрящейся голубой штучке, и похожий на льдинку подарок можно было повесить как украшение на шею.

Пока подавали праздничное угощение, Памоуик подсел к девушке с ожерельем из белых раковин. Покахонтас заметила, что он то касался ее, то щипал и беспрестанно теребил ее. Он никогда не мог сдержать своих рук. Секотин нашел себе большеглазую девушку, которая тихо сидела, пока он кормил ее кусочками индейки, а потом мясом дикого кабана. Она наблюдала за братьями и вдруг почувствовала, что с ее телом творится что-то странное. Она ощущала беспокойство, не могла преодолеть вялость и двигалась очень медленно, в то же время живо воспринимая все вокруг. Неприятные мысли, мучившие ее накануне, исчезли.

— Покахонтас, познакомься с Кокумом. Он сын вождя чикахомини.

Вздрогнув, она повернулась. Она не слышала, как подошел Починс. Рядом с ним был воин, чьей раскраски она никогда раньше не видела. Она взглянула на него и почувствовала силу его тела. Она успела заметить, что он высок, но не так высок, как ее братья. Правда, он еще молод и может сравняться с ними. Тело его было мускулистым, гибким, с широкими плечами и узкими бедрами. Лицо приятное, с тонко прорисованными чертами. Он улыбнулся ей, но за подвижным ртом и белозубой улыбкой ей почудилась отрешенность, почти надменность. Он не счастливый человек, как Памоуик, подумала она. В его глазах таится какой-то холод. И при этом было в нем что-то, что сразу и сильно привлекло ее. Она инстинктивно прикрыла грудь скрещенными руками, словно удерживая его на расстоянии.

— Я могу побыть с тобой?

Ее нервы отозвались на звук его голоса. Он был неотразим, но она не поняла, понравился он ей или нет. Одним быстрым движением он сел рядом с ней. Покахонтас ощутила неловкость, ее тело отзывалось на его присутствие без участия разума.

Она попыталась думать трезво. Земли чикахомини находились под управлением Паухэтана, но их вождь был всегда до некоторой степени независим. Это не беспокоило великого вождя, но и не радовало. Иногда он говорил о том, что нужно попытаться соединить два племени путем браков. Не окажется ли это ее брак?

Раковины и барабаны отбивали ритмичную мелодию. Этот танец воинов и их женщин не имел ничего общего с вежливым приветствием тассентассам. Кокум протянул руку, и Покахонтас приняла ее, чувствуя дрожь во всем теле. Ритм захватил их обоих. Танец выражал свободное влечение и отклик плоти. Ритм и слова сочинялись для того, чтобы воспламенить и распалить страсть. Тела танцующих двигались как одно, глаза искали, соприкосновений рук было достаточно, чтобы сердце Покахонтас забилось в горле.

Покахонтас исполняла этот танец много раз. Ей нравилось увертываться от ищущих рук мужчин, как, например, от Памоуика. И при этом она всегда смеялась. Но на этот раз она двигалась в полубессознательном состоянии, и единственно настоящими были глаза мужчины напротив нее. Кокум ей не понравился, пока нет, но когда она чувствовала, как его взгляд пробегает по ее телу, она отвечала ему невольно таким же горячим взглядом. Она осознавала, что он уже считает ее своей, но несмотря на огонь, зажегшийся в ее теле, она не хотела пока еще принадлежать Кокуму. И в то же время она испытывала незнакомое ощущение. Она чуть не споткнулась, когда его рука тронула ее грудь. Внизу живота разлилось приятное тепло.

Ее чувства были почти непреодолимы. Но она знала, что не поступит как все и не станет уединяться с ним в лесу. Она раньше думала, что превращение в женщину освободит ее, сделает более самостоятельной. Но эта лихорадка нарастающей чувственности, которая заставляет терять самообладание, видно, будет новым бременем. О, Ахонэ, почему все так сложно? Она пропустила шаг, но удержалась на ногах. «Я уже никогда не буду свободна от своего тела, — подумала она. — Всегда будет мужчина и то, что мы будем делать вместе».

Она подумала о своих сестрах. Как жаль, что ни одной из них нет сейчас рядом, ей не с кем поговорить, не у кого узнать, как совладать со слабостью, временами охватывающей ее. Люди Починса добры к ней, но они всего лишь ее знакомые.

Танец закончился, и она отвернулась.

Покахонтас не желала думать о Кокуме. Внезапно ей расхотелось становиться женщиной. По крайней мере, не сейчас. Она не хочет ложиться с Кокумом, становиться его женой. Когда он подошел ближе, жар, исходивший от его тела, заставил ее затаить дыхание. Она отодвинулась, не грубо, но решительно, и покачала головой, показывая, что расположена к нему дружески, но не ляжет с ним даже ради того, чтобы доставить удовольствие Починсу и своему отцу.

Покахонтас откинулась к стене женского дома. Она говорила целый час, тихим голосом, чтобы слышала только Наха. Она удивилась, что рассказывала так свободно. Но в отсутствие сестер каким облегчением было поведать свою историю восхищенной и сочувствующей женщине, которая, не в пример другим, действительно могла ее понять. Покахонтас благоразумно опустила вопросы политики в отношениях между Паухэтаном и Починсом.

Скука женского дома одолевала Покахонтас. Большинство женщин пережидали свои дни, радуясь этому естественному перерыву в повседневных хлопотах. У них появлялась возможность посидеть и посплетничать. Они знали, что никто их не побеспокоит: их дух считался временно нечистым.

Сейчас они болтали о тассентассах. Женщины, которые не видели их, с жадностью расспрашивали тех, кому посчастливилось поглядеть на них. Их разбирало любопытство, но они боялись этих врагов, как и Покахонтас, и ни одной из них не пришло бы в голову в одиночку пойти посмотреть на огромные каноэ. Они обсуждали уродливый вид тассентассов, ужасный запах, грубые манеры.

Разговаривали и о замужестве Покахонтас.

— Может, ты выйдешь за тассентасса, — сказала одна из самых остроумных кекоутанок, и все засмеялись. Совершенно немыслимое предположение.

Кто-то сказал, что она, возможно, станет женой Кокума. Другая прибавила, что Кокум весьма симпатичный, а его отец обладает властью, которую сын может унаследовать, если он такой хороший воин, как они слышали. Две самые молоденькие подробно рассказали ей, какое несравненное наслаждение он им доставил. Будь она в Веровокомоко, Покахонтас просто ушла бы, как только женщины начали сплетничать, но в женском доме некуда было деться. В любом случае, ей было интересно. И она много думала о Кокуме.

                                                                                       Глава 6
                                                                      Джеймстаун, май 1607 года
— Джеймстаун. — Он дал звукам на мгновение повиснуть в воздухе. — Назван в честь короля Якова.

Низина, песчаная почва, но три корабля смогли бросить якорь в нескольких футах от берега. Джон Смит обвел взглядом раскинувшиеся до самого леса луга. Потом он разочарованно посмотрел на землю: она оказалась даже более сырой, чем он боялся. В последний раз он видел такую почву в болотистых местах Анатолии. Люди там заболевали и мерли, как мухи, едва приходила жара.

Понадобилось две недели тщательных поисков, пока нашли место, понравившееся и Уингфилду, и Ньюпорту. Капитаны и их команды бросали лот, обходили луга, пробовали воду. Но сверх меры уставшие люди стали угрюмыми и раздражительными. Они отчаянно хотели остаться на суше.

Однако было совершенно необходимо найти достаточно глубокий залив или реку, чтобы корабли могли встать на якорь близко от берега и в случае атаки прикрыть людей. Сразу у берега должна была быть большая глубина. Наконец в один из дней, когда подул порывистый, соленый ветер с моря, капитаны нашли место, полуостровом выступавшее в реку, в нескольких милях от огромного залива. Местность было низинной, холмистой и обширной, здесь росли высокие, но не очень толстые деревья, местами спускавшиеся прямо к воде. Береговой выступ занимал господствующую по отношению к заливу позицию, а устье реки было широким. Смит прикинул, что расстояние до противоположного берега превышало милю.

Сам Джон Смит насчитал несколько мест, по его мнению, более подходящих, но с ним никто не посоветовался, хотя он являлся членом руководящего совета. Его освободили всего два дня назад, и он все еще находился под подозрением.

На исходе тяжелого трудового дня Смит сел на недавно поваленное дерево. Он смотрел на восемьдесят с лишним человек, находившихся поблизости. Только половина из них работала. Акционеры-джентльмены прогуливались, как и каждый день, дышали воздухом, беседовали о политике и писали письма. Смит с презрением наблюдал за ними. В то же время Смит заметил, что рабочие нагрузили корабли породами ценных деревьев и образцами почв даже раньше, чем построили себе какое-то жилье. Они не были даже акционерами, а подписали договор, по которому плату получали за год. Если бы он только мог донести до сознания этих праздных людей, что работать на новой земле не унизительно, а необходимо, даже жизненно необходимо...

Он поднял глаза и увидел Джорджа Перси, промокшего и всклокоченного. Не только красивые темные глаза, но и длинный нос его выдавали усталость. Смит хлопнул по бревну, и Перси сел рядом с ним.

— Мы много сделали сегодня. Первая партия древесины на корабле, первая часть форта построена. — Глядя на море, Перси сложил руки на коленях.

— Мы сделали бы больше, если бы эти джентльмены помогли нам. — Смит сорвал травинку и задумчиво крутил ее в пальцах.

Улыбка разгладила лицо Перси. Смит не выносил праздности своих спутников в этом предприятии, но ничего не мог изменить. Все они были акционерами Виргинской компании.

— Уингфилд сказал мне, что нам нечего бояться дикарей, — сказал Перси. — Он считает, что они никогда не нападут.

— Он ошибается. Одного праздника в одном племени недостаточно. Паухэтан — деспот. Прекрасное угощение у одного из его младших правителей, который выказал дружелюбие, не обещает такого же приема у остальных. И я очень озабочен тем, как строится форт. Уингфилд думает, что нам не нужны укрепленные огневые позиции, но мы должны быть готовы ко всему. Надо избавиться от этого человека, пока он всех нас не угробил.

Двое мужчин смотрели на море. Солнце село за лес позади них, и на небе мерцали первые застенчивые звездочки.

— Это сказочная страна, Джон. Я надеюсь увидеть пять или шесть наших поселений по всему этому заливу.

— Чтобы уменьшить перенаселенность у нас дома в Англии, нам их понадобится гораздо больше. Нас сейчас четыре миллиона. — Смит помолчал. — Правительство озабочено тем, что жизнь ухудшается — слишком много преступников, слишком много пьянства, слишком много бездомных и безработных, слишком много разбитых семей. Они ждут, что мы найдем места для поселений, поэтому нам крайне необходимо ладить с дикарями. — Смит понизил голос: — Я волнуюсь из-за продовольствия. Мы должны покупать еду.

Перси понял настойчивую ноту в интонации Смита.

— И каким-то образом мы должны добраться до великого Паухэтана, — продолжал Смит. — Без него мы не выполним здесь нашей задачи. Я полагаю, что Ньюпорт наведет Уингфилда на мысль послать к нему меня. В их глазах я все равно должен быть отослан.

Перси улыбнулся в темноте:

— Я пойду с тобой. И наберем еще добровольцев.

Когда Перси поднялся и ушел, Смит вошел в хижину, служившую ему временным жилищем. Там лежал матрас и несколько необходимых вещей — ружье, вилка и ложка. Сев на постель, он поймал себя на том, что Думает о Лондоне и своих последних вечерах там. В особенности о том вечере, когда он ужинал с Джоном Рейнолдсом, спикером палаты общин, в его комнатах в одной из башен Вестминстерского дворца. Там он встретил не только сэра Эдвина Сэндиса, члена парламента и своего близкого советчика, но и двух белокурых племянниц спикера Джона Рейнолдса. За два года своей дружбы с Рейнолдсами он наслушался рассказов спикера о двух красивых, необузданных девицах. Их отец с горечью жаловался, что все подходящие женихи города стучали в их дверь, но ни один не угодил Мэри и Элизабет. Он отчаялся вообще выдать их замуж. Зато в тот вечер за столом Смит сидел между ними и с удовольствием поддавался огненным чарам сестер.

И вот теперь он в одиночестве коротал ночь посреди дикого мира, и события того далекого вечера казались скорее сном. Две женщины, совсем не застенчивые, одетые ярко — одна в красный, другая в пурпурный бархат. Белые рюши ничуть не прикрывали их пышных грудей с торчащими подкрашенными сосками. Чтобы сделать разговор более занимательным, Мэри терлась об одну его руку, а Элизабет о другую. Он улыбнулся в темноте, вспомнив, что не знал, в какую сторону повернуться.

Как только последняя ложка десерта — сбитых сливок с вином и сахаром — была съедена, Элизабет схватила его за руку и попросила — нет, потребовала, — чтобы он позволил ей показать ему апартаменты, которые она знает с детства. Ведя его из комнаты в комнату, она, словно пламя свечи, то льнула к нему, то отклонялась в сторону. Наконец в библиотеке она нажала на панель, и чернота маленькой потайной комнаты поглотила Элизабет, его она потянула за собой. Смеясь, она теплыми руками толкнула его в темноте на пол на сладко пахнущее сено и прижалась грудями к его жаждущему рту. Спустя несколько секунд они уже сплелись в экстазе — беспорядочной, неистовой, пронзительной агонии страсти. Он не успел закрыть ее рот своим, и она издала короткий крик. Через мгновенье она поднялась, и вскоре он услышал, как она возится с кремнем и зажигает свечу. Когда огонек разгорелся, она поправила юбки, выбрала из волос соломинки и подбежала к нему.

— Я знала, что ты будешь просто великолепен. Великолепен! А теперь мы должны поторопиться назад, а то они хватятся нас.

Она поддерживала ничего не значащую беседу, когда они небрежно вернулись в комнату. Другие гости, по-видимому, и не заметили их отсутствия, — кроме Мэри, которая приблизилась к ним со сверкающими глазами.

— Я прошу, чтобы капитан Смит проводил меня домой. Мне немного нехорошо.

В своей темной хижине на далеком берегу Смит с усмешкой вспомнил, что в тот момент он, сбитый с толку, подумал: «Не может быть, чтобы я не понимал происходящего!»

Он едва успел подкрепиться глотком вина, как его уже гнали вниз по лестнице, через большие внутренние дворы Вестминстерского дворца, где свет факелов освещал тихо падающий снег, в карету Рейнолдсов. Каждый подскок кареты на булыжниках мостовой приносил новые ощущения, поскольку во всю поездку длиной в милю Мэри наполняла жаром каждое слово и каждое прикосновение. Он пытался сопротивляться, но она со всей страстью заявила, что ей нет дела до того, был ли кто в его жизни, пусть даже и недавно. Она отослала карету обратно в Вестминстерский дворец, провела Джона в дом и, минуя дремлющих слуг, в свою спальню. Она заперла дверь, и остаток ночи они не спеша предавались всем возможным наслаждениям любви. Он обучил стройную, гибкую девушку всем тонкостям любви, которые узнал за многие часы, проведенные в гаремах Турции, во время своих похождений в Трансильвании и безумных ночей с русскими в Келуме, и присовокупил немалое число и своих секретов. Измученные, но окутанные облаком изысканных чувств, они наконец с прощальным судорожным вздохом разомкнули объятия.

— Ты восхитительный любовник. Я должна снова увидеть тебя, — прошептала она, потихоньку выводя его из дома через черный ход.

Ему пришлось сказать ей мягко, но с тайным вздохом облегчения, что через несколько часов он отплывает. Он знал, что очень легко может стать рабом маленькой родинки, охранявшей округлость ее ягодиц.

Прихлопнув москита, он спросил себя, почему он, подобно старику, цепляется на эти воспоминания? За время своих путешествий, а он дожил уже до двадцати семи лет, он никогда не испытывал тоски. Наверное, потому, что каждый наступающий день таил в себе новые возможности. Теперь он думал, что ему, вероятно, еще долго придется обходиться без женщины. Он с досадой ударом кулака поправил матрас и попытался уснуть.

Следующий день был солнечным, дул прохладный бриз. Форт начинал принимать очертания. Внутри, за стенами, работающие обозначали на песчаной земле улицы и рыночную площадь. Несколько йоменов подвешивали между высокими соснами два паруса, которые заменят церковь, пока не будет построено достойное здание. Другая группа продолжала грузить на «Сьюзн Констант» древесину.

Когда солнце в небе поднялось высоко, почти прямо над головой, мужчины побросали орудия труда и легли отдохнуть на траву, которая все еще хранила сладкий запах весны. Уингфилд, Ньюпорт и руководящий совет находились на борту «Сьюзн Констант». Из числа акционеров только Джон Смит трудился на берегу наравне с рабочими. Все стихло. Мимо пронеслась стрекоза, гудели пчелы, снуя по своим делам, белые чайки, жирные, как индейки, кружили и дрались за место в вышине.

Томас Эмри, один из плотников, сел, потянулся и посмотрел на море. Повернувшись, чтобы взять молоток, он краем глаза заметил что-то необычное. На секунду его тело напряглось. По краю леса стояли молча и неподвижно по меньшей мере сотня дикарей. Во всю силу легких он закричал:

— Дикари!

Мужчины вскакивали и, ругаясь и толкаясь, одни хватались за оружие, другие за свои инструменты. Кое-кто стал заряжать мушкеты непослушными, неуклюжими в спешке пальцами. Индейцы не двигались.

— Не стрелять! — проорал Смит.

Он успел заметить то, что, похоже, ускользнуло от внимания других. Два индейца держали палку с привязанным к ней за ноги оленем. Смит сделал знак своим людям не шуметь и держаться позади него. Он осторожно сделал шаг в сторону индейцев. Подождал, не выпуская мушкета. Один из индейцев отделился от остальных и протянул вперед руку, потом опустил ее. Смит сделал то же самое. Они медленно пошли навстречу друг другу. Единственным звуком было сдерживаемое дыхание людей.

На палубе «Сьюзн Констант» в молчании стояли матросы и внимательно наблюдали за происходящим. Двигаясь вперед, Смит увидел, что человек, к которому он приближался, был немолод и нес на себе печать власти. Его голову венчала корона из черных перьев, и он на ходу, ступая размеренными шагами, отдал свой лук кому-то рангом пониже. Когда они оказались друг от друга на расстоянии нескольких футов, дикарь жестом показал на себя и сказал:

— Пасапег, Пасапег.

Значит он король пасапегов, властитель земли, на которой мы стоим, королевства в составе империи Паухэтана, подумал Смит, принимая приветствие. Индеец указал на оленя и на языке знаков объяснил, что он подготовил праздник, который хочет разделить с англичанами. Он приложил руку к сердцу, затем махнул людям Смита, чтобы те положили мушкеты. Смит дал понять, что они согласны участвовать в празднике, но сделал вид, что не заметил призыва убрать оружие. Оба они говорили громко, их движения были величественны. Приглашались все, и в предвкушении ужина из сочной оленины раздался громкий крик ликования.

Возгласы поселенцев, казалось, послужили индейцам сигналом. Двигаясь со своеобразной грацией, напоминающей грацию крадущейся кошки, индейцы осторожно смешались с англичанами. Те и другие обходили и осматривали друг друга со всех сторон. Поселенцы протягивали руки и деликатно трогали перья, луки и стрелы дикарей. Те, в свою очередь, с благоговейным трепетом и явным любопытством разглядывали инструменты и мушкеты новых людей, появившихся на их земле. Некоторые пробовали на ощупь одежду англичан, теребили и прокалывали ее. Кто-то не успел оглянуться, как почувствовал, что рукав разорван надвое — дикари исследовали его рубаху. Некоторые из них бродили у форта, осматривая свежие доски и железные гвозди. Другая группа собирала хворост для большого костра, чтобы зажарить оленя. И над всем витало ожидание доброй еды.

Уингфилд, Ньюпорт и прочие члены руководящего совета спешно переправились на берег и бросились к Смиту, королю и его военачальникам, стоявшим вокруг разгоравшегося костра. Англичане казались маленькими и невзрачными по сравнению с высокими, ярко раскрашенными дикарями. Они оживленно жестикулировали, пытаясь выразить свои дружеские чувства индейцам.

— Золото, мы ищем золото.

Упершись взглядом в мертвую морду рыжей лисы, свисавшей с плеча возвышающегося дикаря, Смит, не жалея усилий — пот выступил у него на лбу, — растолковывал, что ему нужно.

Внезапно у воды послышались резкие крики:

— Он взял мой топор! Эй, ты, отдай!

Крики достигли людей у костра. Смит схватил мушкет и помчался к месту драки. Подбежав, он увидел, как плотник сильно ударил индейца по руке, тот выронил топор, а три йомена дрались из-за него. Другой дикарь с яростью, выхватил деревянный меч и занес его над головой ближайшего англичанина.

Голос Смита ворвался в сумятицу:

— Стойте, стойте, вы!

Дерущиеся остановились.

— Еще одно движение, и я разворошу вам все кишки!

На какое-то мгновенье единственным звуком над всем пространством было хлопанье парусов «Годспида».

— Ну и устроили вы!

Глаза Смита, горящие от гнева, пробежали по лицам англичан. Он повернулся — злость отдавалась во всем теле — и пошел к оставшимся у костра. Король и его воины стояли с оружием наготове, красные отблески плясали на их желтовато-коричневой коже, на лицах было возмущение.

— Ошибка, ошибка! — попытался объяснить Смит. Ответом ему были холодные взгляды. Король позвал своих людей. Двое из них взяли оленя.

Дикари уходили назад, в лес, их было не менее сотни. Король повернулся к Смиту и громко заговорил, в каждом его слове слышались негодование и гнев. Не нужно было знать его языка, чтобы понять смысл сказанного. Затем король сделал знак военачальникам, пошел к лесу и исчез там.

Англичане стояли в полном замешательстве.

— Это самое ужасное, что могло с нами случиться, — сказал Смит.

— Как обычно, ты преувеличиваешь. Они вернутся. — Уингфилд отошел от огня и смотрел на лес.

— Да, они вернутся со всем войском, — Смит попытался убрать из голоса презрение. Он еще не был прощен и не хотел снова попасть в трюм корабля.

— Важно было, чтобы первая встреча прошла хорошо, — заметил Габриэл Арчер.

— Мы не можем обвинить Эмри за то, что он защищал свой топор, — сказал Джордж Перси.

— Да, но наша вина в том, что мы не объяснили людям, как вести себя с дикарями, которые явно пришли сюда с дружелюбными намерениями, — сказал Смит.

— Твоего мнения не спрашивают. — И Эдвард Мария Уингфилд взглядом велел Смиту оставить их. — Я полагаю, что все вы делаете из мухи слона.

Смит повернулся на каблуках, поднял топор и пошел прочь. Никто не последовал за ним, а он стал яростно подрубать корни дерева.

Огонь так и горел весь вечер, и его жар был не лишним. В прохладном весеннем воздухе ярче сверкали первые звезды и отчетливо слышалось потрескивание стоявших на якоре кораблей и усталый говор людей. Смит поостыл, но продолжал волноваться. Он не понимал, не мог понять человека, такого же солдата, который отказывался защищать своих людей. Уингфилд согласился выставить на ночь посты, но был против того, чтобы перенести на берег пушки.

Смит посмотрел на людей. Он заметил, что они часто и нервно поглядывают в сторону темного леса. «Они напуганы, — подумал он, — и мне самому не по себе». Он почувствовал легкое прикосновение кошачьей лапы ветерка, который полз и извивался по траве и заставлял чуть шуршать деревья. Но каждый звук, сам по себе глухой, громом отдавался в его ушах, и он знал, что остальные ощущают то же самое. Никто не подавал вида, что боится, но все знали, что это так. Смит повернулся к Джорджу Перси, который вместе с Бартоломью Госнолдом сидел в теплом круге костра.

— Неважно, что говорит Уингфилд. Сегодняшняя встреча с дикарями была гибельной. Мы не знаем, что они будут делать дальше. А если они вернутся и нападут? Они были внутри форта. — Смит оглядел мужчин.

— Я советовал Уингфилду поставить пушки на три башни форта, когда он будет достроен, — сказал Госнолд. — Но если нас превзойдут в оружии в первой же атаке... — Он развел руками и поднял плечи, выражая беспомощность.

— Мы не сможем убедить его перенести пушки. У нас, по крайней мере, есть охрана, чтобы поднять тревогу. Нам придется надеяться только на огонь с кораблей. — В голосе Перси прозвучала нотка безнадежности.

— В таком случае мы должны приложить все усилия, чтобы установить дружеские отношения с королем Починсом, — сказал Смит. — Он хорошо к нам расположен и может помочь, если у нас возникнут неприятности с другими племенами. И еще один жизненно важный пункт, джентльмены: мы должны найти, с кем вести торговлю.

— Джон, сегодня на «Сьюзн Констант» было решено, что Ньюпорт как можно скорее отплывет в Лондон за свежим продовольствием, — сказал Госнолд.

— На это уйдет четыре месяца, возможно, больше. Торговля нам нужна сейчас. У нас угрожающе мало припасов, — ответил Смит.

— Тогда давай осуществим твой план — возьмем один из шлюпов и попытаемся завтра же или на следующий день завязать торговлю. На сегодня это лучшее, что мы можем предпринять.

Наконец Смит поднялся, встали и остальные. Свечи на борту трех кораблей погасли, иллюминаторы были темными, и на суше люди тоже устраивались на ночь. Становилось уже слишком поздно. Скоро родится день, неся новые заботы и новые сложные задачи.

— Проклятая жара, проклятое место, проклятая работа, — ворчал один из йоменов, таща к берегу реки бревно.

— Они заставляют нас работать после полуденного перерыва. Я в жизни не работал больше пяти часов в день, — отозвался другой.

— Я слышал, что в Саффолке ввели шесть часов, но обычно работают по четыре часа. Они нас тут угробят.

— Если не работой, так кормежкой, да еще эти чертовы дикари.

Мужчины добродушно ворчали, аккуратно укладывая дерево на речном берегу. Другие переносили бревна на «Сьюзн Констант». Трюмы корабля были почти полны. Построили небольшой док, соорудили несколько временных лачуг и заложили фундаменты нескольких домов.

— Дикари! — внезапно донеслось от часовых у края леса.

— Боже милосердный! Они вернулись!

— Нет, гляди, их только трое.

— Точно, а один из них девочка.

Рабочие в поле глазели на приближавшихся индейцев. Никто не потянулся за оружием. В руках у них были только инструменты. Они испытывали любопытство и чувство нерешительности. Особенно их взгляды привлекала девочка. Они уже много месяцев не видели женщин. Взгляд некоторых ожесточился и помрачнел от злобы. Тут и там взлетал шепоток, но большая часть мужчин молча стояли под палящим весенним солнцем.

Джон Смит, занятый беседой с капитаном Ньюпортом, внезапно обернулся. Они разговаривали о шлюпе и припасах для завтрашней поездки Смита.

— Это молоденькая девушка! — воскликнул Смит, глядя через поле.

— Отсюда она похожа на ту, что мы видели в Кекоутане, — сказал Ньюпорт. — Мы, как будто, вызвали у нее особый интерес. Нам сказали, что она дочь Паухэтана, принцесса. — Он внимательно вгляделся в подходивших дикарей. — Ее зовут Покахонтас.

— Любимая дочь императора! О ней говорят даже в Лондоне. Госнолд привез рассказы о ней из своего путешествия в тысяча шестьсот третьем году. Услышав тогда про нее, мы решили, что с Паухэтаном можно будет сговориться.

Смит и Ньюпорт медленно шли навстречу дикарям.

— Это не может оказаться ловушкой? — озабоченно спросил Смит. — А может, за ними идет целый отряд?

— Нет. Они не принадлежат к племени пасапегов. И она сестра короля Починса, которого ты снова собираешься навестить завтра.

Ньюпорт шагнул вперед, чтобы приветствовать пришельцев. Он мгновение поколебался, потом улыбнулся и приложил свою единственную руку к сердцу, Смит видел, что Ньюпорт чувствует себя свободно. Когда он следил за приближавшейся группой, в нем не, было напряженности. Трое урожденных виргинцев остановились ярдах в двадцати и тоже приложили руки к сердцу. Они стояли прямо, а девочка улыбнулась, показав белоснежные зубы. Их движения были гибкими и свободными.

Смит увидел, что мужчины моложе его и на несколько дюймов выше. Они были горды и миловидны. Они могут оказаться военачальниками великого короля или даже его сыновьями, подумал он. Они явно не были простыми людьми. На девушке была накидка из мягкой оленьей кожи, причудливо украшенная камешками и перьями. Ее лицо было повернуто к нему.

Зрачки ее темных глаз расширились, улыбка не сходила с губ. Что-то в девочке привлекало внимание Смита. Но не пристальный ее взгляд или несомненная разумность. Она казалась гордой, даже величественной и в то же время ранимой. Смит был заинтригован. Ему показалось, что девочка уже никогда не отведет от него глаз. Он подумал, что ей, вероятно, лет тринадцать-четырнадцать. Он произнес единственную фразу, которой выучился у Рэли:

— Ка каторавинос йово. Прекрасный день.

Ее глаза распахнулись так широко, что заполнили собой все лицо. Затем она заговорила быстро, слова лились потоком. Ее руки жили своей отдельной жизнью, проворно двигаясь. Двое мужчин присоединились к ней.

— Вхоа! — улыбнулся Смит и поднял руку. — Я знаю только эти несколько слов. Я не говорю на вашем языке.

Плечи девочки разочарованно опустились. Она поняла, что он сказал, и быстро заговорила со своими спутниками.

Затем она снова повернулась к Смиту и Ньюпорту и принялась жестикулировать медленно, изящно, в то же время терпеливо и тщательно выговаривая слова. Было ясно, что она передает добрые пожелания от своего брата, правителя Кекоутана. Смит так же неторопливо вернул ей приветствия. При этом он подумал, что язык жестов вполне достойный способ общения. Но все равно он чувствовал разочарование: нужно научиться их языку. Покахонтас дала понять, что ее брат, король, хочет подробнее узнать об инструментах, привезенных чужестранцами. Его также мог бы заинтересовать обмен некоторыми вещами, которые новы для них. Смит ответил, что они с большим удовольствием обменяются, в особенности на еду. Она улыбнулась. Смит возликовал и подумал, что эта встреча — лучшее, что случилось за многие месяцы. Когда она спросила, могут ли они с братьями походить вокруг, Ньюпорт и Смит дали понять, что местность в их распоряжении. Потом они низко поклонились гостям, дабы соблюсти приличия. Все три дикаря рассмеялись. Затем сами попытались поклониться. Теперь смеяться настал черед англичан.

Смит смотрел, как уходит девочка, неотступно сопровождаемая своими друзьями. Он повернулся к Ньюпорту:

— Как жаль, что наша встреча с пасапегами прошла не так же дружелюбно. А юная принцесса держится весьма властно.

— Да, мы поняли, что она занимает особое положение, когда увидели ее в Кекоутане. С ней обращались с большим почтением. Я приставлю к паухэтанам юнгу, чтобы он смотрел за ними. Шлюп будет готов к завтрашнему дню. Путешествие займет пять часов, может, меньше. Я хочу, не откладывая, извлечь пользу из их предложения об обмене.

— Я тоже, Ньюпорт. Я тоже.

                                                                                  Глава 7
                                                                 Джеймстаун, 18 мая 1607 года
Покинув форт, Покахонтас шла быстро, чтобы поспеть за братьями, и громко разговаривала с деревьями:

— Его глаза! Через его глаза на меня смотрел бог неба! А его волосы! Как раннее солнце на золотистом поле!

Она и не подозревала, что кто-нибудь может выглядеть, как этот тассентасс. Он был ниже ее братьев, и одежда его была уродлива и закрывала слишком много тела... Ей хотелось бы взглянуть, на что похожи его грудь и ноги. И какое у него положение? Почему эти люди не носят знаков отличия? Тем не менее он казался тем, кто отдает распоряжения. Он не был земледельцем или носильщиком.

— Интересно, а что, если бог неба направил его как посланника или как предупреждение, а может, он — наш новый повелитель? Но этого не может быть. Мой отец хороший вождь. Но я должна следить за этим тассантассом. Он такой красивый, так отличается от остальных. Когда я увидела его, из моей головы ушли все мысли, а это опасно. Я должна сосредоточиться на том, что поручил мне мой отец. И приходится помнить, что он — мой враг.

Прошло уже две недели с тех пор, как она прибыла в Кекоутан. За это время от ее отца, великого вождя, пришло несколько посланий. Он хотел, чтобы она присоединилась к нему в его путешествии в Уттамуссак, маленький поселок, где находились три королевских хранилища. Там он хранил свои огромные богатства: жемчуг, шкуры, медь и оружие. Каждое строение охраняли сорок самых доблестных воинов. Покахонтас поняла, что отец намекает, что если ее не привлекает Кокум и замужество, то подошло время собирать дань. Именно поступлениями от данников до потолка заполнялись сокровищницы. Она согласилась вернуться домой и обсудить все, что он находит для нее полезным. Затем она отложила отъезд. Она послала гонца, спрашивая, не лучше ли ей сначала покончить со своей задачей: как можно больше узнать о врагах. Паухэтан согласился.

В ее новом положении женщины и дочери великого вождя на выданье ее должны были сопровождать Секоин и Памоуик, еще три женщины и два воина. Она попросила Наху войти в их число, потому что ей понравилась эта сбежавшая жена. Но Наха сказала, что не в состоянии покинуть Починса. Постоянно чувствовать его запах было для нее так же необходимо, как дышать. Зато Чивойа, новая подружка Секотина, согласилась с радостью. Покахонтас задумалась, мудро ли брать этих двоих — ведь они были влюблены друг в друга и постоянно ускользали, чтобы провести часок на груде листьев или в теплой реке, или на удобной ветке.

Для Покахонтас их пример был соблазнительным. И она лежала ночью без сна, думая, как это было бы, если бы Кокум лежал рядом с ней. Но это все было до того, как она встретила тассентасса. Теперь она отправила мысли о Кокуме подальше. Не то чтобы она хотела разделить ложе с этим чужеземцем: он был слишком чужой, слишком неведомый, но он интересовал ее. Ей хотелось узнать все о нем и его товарищах. Десятки вопросов вертелись у нее на языке, и она страстно желала выучить их язык.

— Матоака, Белоснежное Перышко! Ты опаздываешь!

Она отстала от братьев на тропинке, ведущей к их лагерю.

— Я сейчас вас догоню. Какой прекрасный день! Так много всего хочется увидеть!

Она чувствовала легкость во всем теле, ее ступни едва касались земли. Было ли это оттого, что она наконец встретилась с тассентассами или оттого, что перед ней открывался новый мир? Я не должна так предаваться радости, — виновато подумала она. Неужели в обличье бога неба пришел враг или некто, посланный им? Этого просто не может быть, подумала она. Бог неба никогда не шутит над своими людьми. Загадочность происходящего делала его вдвойне завораживающим. О да, обстоятельства сложны, очень сложны: тассентассы были так добры к ней. Как она объяснит тепло их встречи отцу? Хитрость, скажет он, хитрость. Ей надо быть осторожной с тассентассами, осторожной в суждениях, осторожной с отцом, осторожной со своими людьми.

— Матоака, Матоака, ты нас не догонишь!

Она почти бросилась бежать. Ее братья ушли далеко вперед, их не было ни видно, ни слышно. Они больше не боялись наткнуться на монаканов. Когда великий вождь узнал об их чудесном спасении по пути в Кекоутан, он выслал два воинских отряда. Все монаканы были либо захвачены в плен, либо убиты. Великий вождь послал вождю монаканов большие пальцы левых рук всех плененных и умерщвленных воинов и предупредил, что та же судьба постигнет всех, кто вторгнется в его земли. И теперь все тропы в лесах Паухэтана были безопасны, по крайней мере, на некоторое время.

Догоняя братьев, Покахонтас на бегу прочитала благодарственную молитву Ахонэ за то, что та избавила их от врагов с северо-запада. Теперь она сможет направить все свои мысли на тассентассов.

Братья ждали ее на поляне, где был разбит их лагерь. Отсюда было удобно наблюдать за тассентассами, поскольку возвращаться каждый день в Кекоутан было слишком далеко. Их целью было как можно больше узнать о тассентассах за пару недель. С ними были несколько воинов, включая двух гонцов Починса. С ними была также Чивойа и две сестры Покахонтас — Мехта и Квимка. Они прибыли из Веровокомоко и присоединились к Покахонтас вскоре после того, как она оставила женский дом. Они тоже сгорали от нетерпения увидеть тассентассов. Но двумя днями раньше на совещании в узкой ложбине рядом со старым волчьим логовом, где и находился их лагерь, было решено, что первые два-три раза к тассентассам они пойдут только втроем.

Они уже дважды ночевали в лагере. Из циновок и коры деревьев воины соорудили переносные домики. Боковины можно было скатывать кверху, чтобы проветривать жилища в теплую погоду. Это было весьма важно, потому что циновки не пропускали влагу, и зимой в домах было тепло, но слишком жарко летом. Великий вождь использовал такие домики во время выездов на охоту. Случалось, до половины жителей поселка следовали за ним, неся эти домики, когда он отправлялся загнать оленя и затравить медведя.

Обе ночи они после ужина из свежего кукурузного хлеба и жареного зайца, индейки или оленины сидели у костра. Затем начинали рассказывать сказки и петь. Голос Квимки был нежнее, чем у птички. Они, завороженные, засиживались допоздна, слушая ее пение под звездным небом.

В этот вечер сестры бросились к Покахонтас, как только та появилась в лагере. Она толкнула их, смеясь и протестуя.

— Дайте мне поесть, а потом мы вам все расскажем!

Сестры еле сдерживали любопытство, и она начала рассказывать, едва проглотив последний кусок. Она подробно описала встречу с двумя высокопоставленными тассентассами, но ни словом не обмолвилась о своем впечатлении от красивого чужеземца.

— Я уже говорила вам, как ужасно пахнут эти люди, но тогда я видела только нескольких. Когда же их много, то запах становится нестерпимым. А их плавучие острова, их огромные каноэ, которые передвигаются с помощью ветра, — они хуже всего. Вонь стоит такая, что я не представляю, как они там находятся. Наверное, со временем я к этому привыкну, но сейчас мне это кажется ужасным. Они явно не купаются — никогда. Какие у них, должно быть, странные боги!

Покахонтас рассказала о грохочущем оружии, которое производило шум более оглушительный, чем сильнейшие раскаты грома бога неба. Еще она говорила о чудесных зданиях, которые они строят, они не похожи ни на какие, виденные ею до этого. И о дружбе с молодым тассентассом, который познакомил ее со своей едой.

— Это был отвратительный суп, сваренный из чего-то непонятного. Думаю, у них только это и есть. Они, кажется, не знают, как охотиться на дичь, сеять семена или ловить рыбу. Но молодой тассентасс, который живет на одном из огромных каноэ, играет в забавную игру. Он упирается руками в землю, ноги поднимает вверх и переворачивается, и снова переворачивается, и снова. Как листок, поворачивающийся то одним концом, то другим. Он не верил, что я тоже могу, но это же так просто. Мне пришлось показать, что я умею. Я сбросила накидку и сделала много-много переворотов, не останавливаясь. Он очень удивился. Но мои братья рассердились на меня! — засмеялась Покахонтас.

— Паухэтану не понравится, что его дочь полуодетой забавляет врага, — сухо напомнил ей Памоуик.

— Совершенно неподходящее занятие для женщины брачного возраста, — добавил Секотин.

— Иногда я забываю о своем новом положении, — призналась Покахонтас. — Но в будущем я буду более сдержанной, я обещаю. А теперь давайте споем и потанцуем. Вечер чудный, и боги нашептывают мне чудесные слова.

Квимка начала петь, а Покахонтас смотрела на своих соплеменников, удобно устроившись вокруг последних угольев костра. Костер должен гореть, даже небольшой, чтобы отпугивать крупных животных — медведей и кабанов, которые тем не менее все равно могут напасть. Она смотрела на своих спутников и думала о том, как хорошо они выглядят — сильные и красивые, с мерцающими белыми зубами, блестящими волосами, красноватой кожей, тела у них стройные и мускулистые. Она не могла не сравнивать их с тассентассами — такими невзрачными, такими маленькими, такими неопрятными. Она жалела их всех, кроме одного — золотого, того, кто был похож на посланца бога неба.

Покахонтас придвинулась поближе к костру и оглядела воинов, решая, кто из гонцов понесет завтра отцу сообщение о ее первых впечатлениях. Она не хотела спрашивать, кто вызовется сам. Каждый паухэтан гордился своей памятью, постоянно развивал ее и тренировал. Проводились даже состязания, и победитель упорно держался за свою корону, пока возраст не разрушал его памяти. Но очень часто даже глубокие старики сохраняли свой невероятный талант. У Починса была пара гонцов, обладавших такой цепкой памятью, что могли слово в слово передать послание на несколько часов. «Мое первое сообщение будет коротким, — подумала она. — Я не буду много говорить, пока не узнаю о тассентассах побольше. Завтра мы снова пойдем к ним».

Ранним свежим утром Покахонтас разговаривала с братьями об инструментах, которые они видели, и об оружии врагов. Они хотели сразу же наладить между своим отцом и белым людьми торговлю, чтобы у паухэтанов тоже были такие инструменты и оружие для защиты своих земель. Они знали, что Починс наладит обмен быстро, а как отнесется отец, еще неизвестно. И будет ли он вообще торговать? Может быть, он предпочтет вступить в войну и, используя свое численное превосходство, захочет уничтожить врагов. Выиграет ли он такую войну?

— У нас гораздо больше воинов, — сказал Памоуик.

— Отец не представляет, что их большой огонь и гром могут сразить сразу двадцать наших воинов, — ответил Секотин.

— Разве мы не хотим узнать про их инструменты? Неужели мы не хотим, чтобы и у нас были такие же, в помощь нашим людям? — спросила Покахонтас.

— Хотим, но мы пока не знаем, как ими пользоваться, — сказал Секотин. — Я считаю, что мы должны узнать обо всем как можно больше, постоянно извещать отца, а через четырнадцать солнц мы вернемся для полного сообщения. Возможно, за это время мы распознаем их слабые стороны. Они есть у любого врага.

Памоуик поднялся.

— Мне придется отправить послание и жрецам, — сказал он. — Мы должны поддерживать их хорошее настроение, чтобы они не принесли в жертву детей.

Покахонтас заметила взгляд, которым обменялись братья. Их лица внезапно стали суровыми и строгими. Она удивилась, как вдруг изменилось выражение их лиц. Она знала, что им не нравится власть, которую имеют над ними жрецы, но это было частью жизни. Жрецы были почти так же могущественны, как их отец. Мысли ее братьев бесхитростны, но уже пора идти к тассентассам.

Они рано прибыли на просторный открытый луг рядом с заливом, где высадились тассентассы.

— Давайте сегодня разделимся и вечером сравним, что кому удалось узнать. — Секотин и не старался говорить потише, обращаясь к брату и сестре. — Таким образом мы увидим и услышим больше.

— Вчера они точно были расположены к нам дружески, — ответил Памоуик. — Но я все равно буду держаться рядом с Покахонтас на всякий случай.

— Хорошо, но сделай вид, что она ходит сама по себе. Вчера она им понравилась, и поэтому они могут открыть ей больше.

Покахонтас отошла от братьев и стала бродить среди работавших в поле мужчин. Они обращали на нее мало внимания. Она рассмотрела орудие одного из рабочих и подивилась, как легко его лопата берет землю. Крепкий материал, из которого она была сделана, заинтересовал ее. Она указала на этот предмет жестами.

Рабочий улыбнулся и сказал:

— Железо.

Она повторила слово. Оно звучало непривычно, Она провела руками по лезвию лопаты. Оно было холодным и очень, очень твердым, тверже камня и не такое теплое.

Тень упала на нее, и она быстро подняла глаза. Это был тот, красивый, который казался посланцем бога неба, и он улыбался ей. Она заметила, что зубы у него не такие черные, как у человека, с которым она только что разговаривала.

Он указал на нее.

— Покахонтас? — спросил он.

Она улыбнулась в ответ.

— Джон.

Так значит это его имя! Произнести было легко, и она повторила его несколько раз.

Джон Смит задумчиво смотрел на нее, затем жестом предложил ей сесть на ближайшее бревно и подождать. Он ушел, но вернулся почти тотчас же, неся квадратный и плоский кусок дерева с гладким верхом. Когда Смит снял верх, она увидела то ли небо, то ли воду. У нее перехватило дыхание, и она прижала ладонь к губам. Это колдовство! Это, должно быть, работа бога зла Океуса. Она снова взглянула: что-то зеленое двигалось по поверхности. Она отпрыгнула. Смит улыбнулся доброй улыбкой, уголки его глаз сощурились, и он сделал ей знак посмотреть вниз. Она колебалась: как быть? Она боялась что боги могут рассердиться на нее, но знала, что не должна показывать страх. Боги презирают эту человеческую слабость. Смит протянул коробку, и она осторожно пробежала пальцами по дереву. Все предметы у этих людей гладкие и твердые. Она медленно подняла верх и заглянула внутрь. Ахонэ, это все еще было там! Она медленно вытянула палец и осторожно прикоснулась к воде внутри. Она была твердой, замерзшей, как река Потомак во время сезона длинных ночей. Любопытство победило страх. Она снова посмотрела. Бог неба! Это показывало ее лицо! Она выглядела так же, когда смотрелась в пруд или озеро, только сейчас ее изображение было гораздо яснее. Она видела свои глаза, широко раскрытые от удивления, и свой рот — губы сложены, словно произносят звук "о". Тогда Смит забрал у нее предмет и, держа его перед своим лицом, знаком предложил ей взглянуть. Теперь там было его лицо. Покахонтас с трудом верила тому, что видела. Теперь Смит снова поднес предмет к ее лицу, и она улыбнулась. И оно улыбнулось ей в ответ! Она покачала головой из стороны в сторону и засмеялась. Твердая вода сделала то же самое! Покахонтас была потрясена.

— Это называется «зеркало», — сказал Смит, подмигнув и улыбнувшись.

Она посмотрела на Смита, и ее сердце забилось быстрее. Он принес ей волшебную вещь, более волшебную, чем все, которые давали ей жрецы. Он сел рядом с ней, и когда подвинулся ближе, она с облегчением почувствовала, что от него пахнет не так сильно. А потом она не могла оторвать своего взгляда от его глаз. Она впервые как следует рассмотрела его и едва смогла подавить вздох восхищения. Казалось, бог неба говорит с ней. Его глаза были цвета ясного неба после бури. Чистый, темно-голубой цвет.

У нее мелькнула мысль, что она беззащитна перед этим человеком, он делает ее слабой. Ее лицо было бесстрастным. Я должна лучше владеть собой, — подумала она. — Я должна помнить, что он мой враг.

Смит показал на себя обеими руками и, подняв бровь, вопросительно посмотрел на Покахонтас.

— Немароуг, — сказала Покахонтас.

— Мужчина, — отозвался Смит.

Они оба рассмеялись, затем старательно повторили слова друг друга.

Смит показал на Покахонтас.

— Гренепо, — засмеялась Покахонтас.

— Женщина, — улыбнулся Смит.

Смит показал на лес.

— Муссес, — воскликнула Покахонтас.

— Лес, — ответил Смит.

В эту игру Покахонтас могла играть хоть целый День. Новые слова приносили радостное возбуждение.

Паукуссакс, ружья. Памесакс, ножи. Чепсин, земля. Они повторяли и повторяли, пока не узнали слов слишком много для Смита, но не для Покахонтас. Она знала, что сможет запомнить каждое слово, даже если они будут объясняться весь день.

В конце концов Смит попросил остановиться. Покахонтас почувствовала прилив благодарности к этому человеку, этому врагу. Почти невозможно было ощутить к нему враждебность. Но она сказала себе: «Возможно, это именно то, чего он старается достичь. Он хочет убаюкать меня, чтобы я забыла, что он и его люди пришли украсть нашу землю и напустить на наших людей болезни. Мой отец приказал мне быть настороже, и я должна повиноваться ему. Но это трудно. Я никогда, даже в своих мечтах, и помыслить не могла, что такой человек может существовать»

Она повернулась и увидела, что Смит разглядывает ее. Потом он произнес:

— Жрец.

Это было одно из слов, которое она выучила.

Он знаком попросил ее минуту побыть одной.

— Виттапитчевайне, я жду, — крикнула Покахонтас вслед Смиту.

День казался особенно ярким. Каждое дерево, каждый цветок, каждый человек, работавший в поле, очерчивались выпукло и живо.

Ярдах в шестидесяти от нее, в поле, ее внимание привлекло быстрое движение в серо-зеленом кустарнике. Ее ухо уловило шум, слабый, но такой зловещий, что она вскочила на ноги. Неужели эти люди рядом с кустарником не слышат змею? Треск колец на ее хвосте должен звучать для них, как гром. Она бросилась бежать к ним, протянув руки и движением ладони призывая их стоять спокойно, стоять спокойно. Увидев бегущую к ним девочку, мужчины неуверенно переглянулись и покрепче ухватили свои орудия — зачем это она бежит к ним? Покахонтас на бегу нагнулась и схватила большой камень. Краем глаза она заметила, что Памоуик тоже бежит к ним, но он все еще был довольно далеко. Он, должно быть, тоже услышал змею. Внезапно один из мужчин, сидевший у куста, издал удивленный крик. Укушен. В резко наступившей тишине Покахонтас услышала тихое шуршание и треск. По озадаченным лицам поселенцев было видно, что они не знают, что происходит: они никогда не слышали такого звука и не представляют, насколько он опасен.

Через секунду после крика мужчины Покахонтас, продолжая бег, швырнула камень. Он упал с глухим ударом рядом с парнем, который катался по земле от боли. Покахонтас видела, как змея подняла голову и безжалостный, мерзкий звук усилился. Два камня, потом третий просвистели над плечом Покахонтас. Последний пронесся от виска так близко, что она вздрогнула, но продолжала бежать. Она видела, что змея поражена и что это сделал Секотин. Тогда она устремилась к укушенному, метавшемуся на траве, рывком открыла сумку у пояса и выхватила остро заточенную раковину. Рабочий вскрикнул, когда она рассекла место укуса и впилась в него губами, чтобы высосать яд. Раненый боролся с ней, но она не отступилась, пока не сочла, что сделала все возможное. Тогда она отошла в сторону.

— Ты быстрая девочка, Покахонтас. — Рядом с ней стоял Памоуик.

— Змею убил я. — Секотин вернул свой томагавк за пояс и встал рядом с ними.

— Меня тоже чуть не убили. — Покахонтас посмотрела на братьев. — Мог бросить камень кто-то еще?

Памоуик покачал головой. Секотин пожал плечами и глянул в сторону.

— При вашем опыте ни один из вас не мог так промахнуться, что камень полетел мне в висок. Кто-то другой, должно быть, бросил в то же время.

Покахонтас с минуту оглядывалась вокруг, потом тоже пожала плечами.

— Жаль, что нет особого корня, приложить к ранке, или дома-парилки, чтобы подержать там этого тассентасса. Но у этих людей такого дома нет.

Переминавшиеся взмокшие от пережитого страха рабочие ругались и выглядели несчастными. Словно дьявол поразил их новый дом. Сколько же всего неизвестного в этой земле, сколько опасного. Один из мужчин сплюнул сквозь пальцы. Глядя на них, Покахонтас подумала, что может прочесть все их мысли. Они думают, что я тоже зло, сказала она себе. Я и змея для них одно, они вовсе не благодарны мне за помощь. Она заметила, что некоторые мужчины смотрели на нее подозрительно и угрюмо. Интересно, они вообще не жалуют женщин? Они что, не терпят их рядом с собой?

Она увидела, что к рабочим подошел Джон Смит, Он посмотрел на нее, потом снова на мужчин. Казалось, он оценивает положение. Затем он приблизился и мягко тронул ее за руку. Она поняла, он хочет, чтобы она знала — он считает ее смелой и благодарит За помощь укушенному рабочему. Верно ли, что она услышала заботу в его голосе? Или он просто хотел увести ее от ругавшихся рабочих? К ним присоединился высокий мужчина, одетый в черное, с белой полоской на воротнике. Джон указал на мужчину и сказал:

— Жрец.

Покахонтас изумилась, что жрец так свободно говорит с людьми. Во время предыдущего прихода она обратила внимание, что он беседовал и работал вместе с другими, но она не поняла, кто он такой. Никто из жрецов Паухэтана никогда не участвовал в повседневной жизни остальных людей. При взгляде на него Покахонтас не почувствовала страха. У него было доброе лицо и седые волосы. И он явно не собирался накладывать на нее заклинание или требовать жертвоприношений и смотрел на нее не строго.

После трех или четырех попыток она смогла произнести его имя — преподобный мистер Хант, — которое Смит терпеливо повторял для нее.

Она повернулась к Памоуику:

— Они хотят, чтобы я увидела их богов, и жрец собирается отвести меня в их капище. Думаю, я должна пойти с ним. Я узнаю, сильнее их боги или слабее наших. Это может иметь значения для битвы.

Она слушала и пыталась понять или запомнить хоть несколько слов, пока мистер Хант говорил, повернувшись к Смиту:

— Из нее получится идеальная обращенная. Как принцесса она понесет слово своему народу. Я должен постараться научить ее слову Господа нашего.

Она пошла за Хантом по полю, усеянному множеством корней, пней, поваленных деревьев. Они подошли к навесу из паруса, натянутого между двух деревьев. Он защищал несколько грубых скамей и длинный деревянный стол — нечто вроде возвышения.

Хант не верил своей удаче. Принцесса королевской крови стала первой из дикарей, ступившей во временную церковь. Он слышал спор капитанов о том, что лучше — воевать с дикарями или умиротворять их, а сам знал ответ: единственный способ покорить дикарей — обратить их. Христианство было ключом к упрочению положения Англии в Новом Свете — не христианство продажных римских пап, а чистая, возвышенная религия англиканской церкви. В конце концов, разве Господь не скрывал Америку до прихода Реформации? На родине широко укоренилось мнение, что Господь приберег Северную Америку для протестантов. И вот перед ним стоит первая овца его новой паствы, прекрасный материал для обращения. Он не сомневался, что она примет истинного Бога. Она молода, впечатлительна и готова к тому, чтобы ее очистили от первородного греха.

— Мы должны молиться, — сказал Хант и опустился на колени перед подобием алтаря.

— Молиться, — повторила Покахонтас. Она сложила ладони вместе, как делала, когда обращалась к Ахонэ или Океусу.

Их Бог не производит впечатления, подумала она, глядя на деревянный стол. Но этот жрец молится ему. Он наверное могущественный, раз дал тассентассам столько всего красивого и чудесного, столько всяких вещей.

Она огляделась. "Они молятся, как и мы, — подумала она, — только где же жертвы? Не было ни жертвенников, ни приношений. Она встала на колени рядом с преподобным мистером Хантом, сложила ладони, как он. Она закрыла глаза, когда он закрыл свои. Она попыталась представить, что этот непонятный Бог может для нее сделать, если она предложит ему жертвы. Трудно было что-нибудь определить. У него не было лица.

Хант был рад, что Покахонтас уделила ему столько внимания, что сложила ладони и с готовностью преклонила вместе с ним колени. Да, она прекрасный материал. Всеблагой Господь с радостью примет ее в лоно своей церкви.

Покахонтас решила вернуться в лагерь и принести особые жертвы своим богам, чтобы уверить их, что она не отреклась от них. Она поймает куницу или норку. А чтобы доставить удовольствие своему новому другу, жрецу, она сделает ему какое-нибудь маленькое подношение — морскую чайку или крысу, — чтобы принести в жертву перед его непонятным Богом. Она с сомнением посмотрела на деревянный стол. Она окажет ему немного уважения, но не так много, чтобы прогневить и заставить ревновать своих собственных богов.

Преподобный мистер Хант монотонно читал молитвы, проходили минуты, а мысли Покахонтас вернулись к тому, что беспокоило ее. Кто бросил тот камень, который чуть не попал ей в висок? Если бы она не двинула головой, то получила бы удар прямо в это, самое уязвимое место. Ее всегда учили целиться в висок, если она собирается убить. Памоуик и Секотин полностью отвечают за свои броски. Они никогда не делают ошибок, и она была уверена, что никто из них не бросал этого камня. Кто еще был позади нее? Она видела только своих братьев, но, конечно, в это время Сна быстро бежала. Она встряхнулась, чтобы обрести уверенность. Я должна молиться Ахонэ и благодарить ее, что в меня не попали.

Спустя долгое время преподобный мистер Хант завершил свои молитвы. Положив руку ей на голову, он быстро благословил ее и подумал о том, какая она прилежная ученица. Потом оба они поднялись с колен, освеженные молитвами и мыслями о Боге.

                                                                             Глава 8
                                                          
Джеймстаун, 20 июня 1607 года
Смит и Арчер припали к земле в высокой по пояс траве. Этим утром они на рассвете покинули осажденный форт, чтобы поохотиться. Хотя день подходил к концу, все еще стояла сильная жара. Тяжелый, влажный воздух гудел от москитов. Мужчины хлопали себя по лицу и радовались, что их тела прикрыты одеждой и доспехами. Кожа по-прежнему горела под кирасами и шлемами, но уже не так немилосердно, как днем при солнце в зените. Оба крепко сжимали мушкеты. Голубое небо над головой все еще имело металлический оттенок и сверкало, словно огромное отражение их кирас.

— Еще час, и мы сможем вернуться в форт, — пошевелился на топкой земле Арчер.

Смит согласился. Его занимала мысль, сколько пасапегов ищут случая пустить стрелу в его плоть. За все время своих военных походов по многим странам Европы он никогда не сталкивался с таким яростным противником. Безо всякого предупреждения человек мог быть утыкан стрелами, прежде чем успевал насыпать пороху в мушкет, а уж тем более спастись бегством. Доспехи служили некоторой защитой, если до этого ты не умирал от теплового удара.

Смит в сотый раз проклял Эдварда Марию Уингфилда за его недальновидность. Не прошло и недели со дня неудачного праздника с оленем, как пасапеги вернулись числом не менее четырех сотен и пошли на штурм форта. Трое поселенцев были убиты до того, как начали стрелять корабельные орудия. Дикарей отогнали, и пушечный грохот сыграл тут даже большую роль, чем сам огонь. Но по меньшей мере человек двадцать пять джентльменов были убиты или ранены. С этого времени поселенцы оказались запертыми в форте. Невидимые луки посылали стрелы через ограду, если кто-нибудь имел глупость высунуться наружу при свете дня. Война не прекращалась и, по мнению Смита, была абсолютно бессмысленной. Если бы те меры предосторожности, о которых он говорил, были приняты, положение сейчас было бы совершенно иным. Он стиснул с досады зубы. Орудия все же доставили на берег и разместили на трех башнях форта. Но какая в том радость, думал Арчер, если свою правоту надо доказывать непрерывной войной, а теперь перед ними встала еще и угроза голода.

Колонисты уже во второй раз предприняли попытку поохотиться. Первая закончилась неудачей, но сегодня они подстрелили шесть зайцев и четыре индейки. Этого все равно недостаточно, подумал Смит. Запасов у колонистов оставалось опасно мало. Даже кукурузы хватит ненадолго. Урожай в этом году был плохой, а когда он наносил визит Починсу, то узнал, что там колонистам поживиться почти нечем. Он застонал при воспоминании о щедром угощении, приготовленном для него женщинами Починса.

Первая охотничья вылазка закончилась тем, что все три охотника были ранены и, истекая кровью, остались лежать под палящим солнцем с раннего утра до заката. Только в сумерки стало возможно перетащить их в форт. Они не работали, и добровольно вызвались пойти на промысел. Арчеру пришлось признать, что в создавшейся ситуации они держались довольно мужественно. Они были хорошими стрелками, подумал он, во всяком случае, они так утверждали.

— Темнеет, Арчер, — сказал Смит. — Мы можем постепенно выбираться из травы на луг.

«Нет ничего хуже такого противостояния, — думал Смит, проползая на животе по влажной земле. — Нельзя встать во весь рост и сразиться, как подобает мужчине. Но приходится вести их игру. Нам необходима еда. Мы должны найти способ установить с дикарями дружеские отношения, чтобы они помогли нам возделывать эту землю».

Когда зажглась первая вечерняя звезда, мужчины бегом добрались до форта. Их обступили, нетерпеливые руки помогли им избавиться от груза на спине, ножи были наготове, чтобы разделать добычу.

— Сколько человек мы потеряли сегодня на кукурузном поле? — спросил Смит.

— Тома Кейзена, Уильяма Тэнкарда и Ричарда Симона, — ответил Госнолд.

— Они приняли меры предосторожности? — Смит устало снял кирасу, доспехи со звоном упали на землю.

Госнолд потер бровь.

— Мы обеспечили им пушечное прикрытие, орудия были наведены и готовы к стрельбе. Но нападение оказалось слишком быстрым. Все трое получили стрелы в горло, как раз между шлемом и кирасой.

Смит почувствовал смертельную усталость. Убиты три человека. «При таком развороте событий мы все погибнем еще до декабря, — подумал он. — Чертов глупец Уингфилд. Если бы он построил форт попросторнее, мы сейчас могли бы его засеять кукурузой. Мы не можем посылать людей на расчистку земли и посадку, даже на охоту. Это верная смерть. Мы в безопасности только внутри форта».

— Госнолд, как ты думаешь, люди пойдут в поле ночью? — спросил Смит.

— Нет. Они слишком напуганы.

Арчер подал Смиту воды. Он сделал большой глоток и передернулся. Вода была отвратительной! Он вполголоса выругался. Нет доступа даже к чистому источнику. Проклятые дикари нападали не каждый день, а только тогда, когда поселенцы набирались смелости покинуть форт. Тут уж стрелы сыпались дождем. Смит подошел к ближайшему поваленному дереву и сел на него. Приключение оказалось вовсе не прибыльным, как он мечтал, и не принесло ему славы колонизатора Нового Света, как он ожидал, подписывая бумаги. Вот они здесь, застряли в болоте, привязаны к плохо выстроенному форту, золота не видно, невидимый и неслышный враг может напасть в любой момент. «С нашими орудиями мы превосходим их по силе в пятьдесят раз, но не можем этим воспользоваться, — подумал он. — Они растворяются в воздухе, прежде чем мы успеваем выстрелить».

В сгущавшейся темноте Смит устало обвел глазами ограду.

— А в форте люди сегодня работали, Госнолд? Если работали, то большая часть ограды должна быть укреплена.

— Об этом позаботились. У нас новые трудности. Фрэнсиса Перкинса поймали за кражей еды. Но что хуже всего, нескольких человек застигли за разграблением могил за стенами форта.

— Ради Христа, Госнолд, какие могилы?

— Из того, что мне удалось выяснить, двое наших завязали дружбу с одним из дикарей. Как-то случилось, что эти люди узнали, где находятся могилы дикарей. Они также смогли благополучно выбраться из форта. Мы не говорили с ними, потому что хотим проследить, и поймать их на месте. Один из их приятелей рабочих сказал нам о них.

— А Перкинс? Он не рабочий, уж кому воровать, только не ему, — заметил Смит.

— Люди голодают. Сейчас Перкинс заперт на «Годспиде», — ответил Госнолд.

— Бедняга, но мы должны пресекать воровство. Иначе оно выкосит наши ряды подобно лихорадке. Кто-нибудь еще заболел сегодня? — спросил Смит.

— Нет, кроме тех пятерых. Но при такой жаре, боюсь, на этом не остановится.

— А что Уингфилд думает делать с этим случаем воровства? — поинтересовался Смит.

— Он разозлен. И в таком настроении, я уверен, назначит строгое наказание. Совет соберется утром. А сейчас я принесу вам с Арчером поесть, — сказал Госнолд.

Смит посмотрел вслед Госнолду. Он хороший человек, подумал он, но слишком устал и с каждым днем усыхает все больше. Смит провел ладонью по глазам. «Я не могу позволить себе слишком устать. Низина, москиты — очень похоже на Анатолию». Он глянул на Арчера, тяжело осевшего у дерева. Никто из этих людей, напомнил он себе, не сталкивался с настоящими трудностями. Путешествие через океан было далеко не легким, но пищи и воды было вдоволь. Он смотрел, как возвращается Госнолд, неся две миски с водянистой кашицей. Неважнецкая еда, но все лучше, чем личинки и листья. Он благодарно похлопал Госнолда по руке. Кусок зайчатины или индейки будет только завтра на обед.

Уже месяц они провели в Джеймстауне. За это время Смит был восстановлен в совете, и между ним и Уингфилдом установилось враждебное перемирие. Смит удачно выменял у короля Починса кукурузу, и это заставило Уингфилда привлечь его к принятию решений. Но Смит знал, что он все еще под наблюдением. За исключением Госнолда, все члены совета поддерживали Уингфилда.

Этот месяц многое выявил в характере поселенцев. Большинство джентльменов, людей праздных, проявили хладнокровие под огнем и первыми добровольно шли навстречу опасности, но ручным трудом не занимались. Остальные работали так, как может работать человек под жгучим солнцем, какого никогда не бывает в Англии. И сейчас форт был почти закончен. Сооружения внутри будут достроены еще не скоро, но укрепления были надежны, насколько это возможно. Они далеки от идеала, но выстояли под дождем стрел. Дикари оставили надежду взять форт штурмом.

Ярким воспоминанием первых дней в Джеймстауне были ежедневные визиты Покахонтас и ее свиты. Она приходила каждое утро сразу же после восхода солнца, с ней было шесть или семь ее людей, и они приносили в подарок столь необходимую им еду. Она и ее спутники тихо двигались среди рабочих, похожие на необычных ярких птиц, любознательных и бесстрашных. Они рассматривали все — лопату, миски и кружки, незаряженный мушкет или пистолет. Каждые несколько дней они справлялись о зеркале. Они нависали над ним, смеялись и улыбались, а потом с серьезным видом возвращали его Смиту.

Англичане привыкли к их посещениям. Их враждебность испарилась, как только они узнали, что Покахонтас принцесса и дочь великого короля, с которым все они хотели встретиться. Они оказывали ей уважение, как делали бы это по отношению к принцессе у себя на родине, и были глубоко благодарны за приносимую ею пищу. Благодушно настроенные в ожидании очередного визита, рабочие даже допускали погрешности в работе. Они иногда останавливались поболтать с воинами, торжественно стоявшими на страже у ближайшего дерева.

Каждый день Смит брал Покахонтас за руку и вел к бревну, где они сидели и учили друг друга новым словам. Он обнаружил, что ждет ее приходов с растущим нетерпением и огорчается, когда она со своим эскортом вдруг надолго исчезает так же внезапно, как появилась в первый раз. Но его вдвойне огорчало то, что тогда они лишались кукурузы, которую она приносила с собой. Он знал, что ни один из подданных ее отца не причинит вреда принцессе. Поэтому ей ничто не угрожало. Она могла совершенно беспрепятственно входить и выходить из него. Но, может быть в форт из-за неважного урожая, кукурузы у Покахонтас было мало, и она не хотела приходить с пустыми руками.

Его забавляло, что он скучает по ее любопытным глазам, быстрому уму и благородным манерам. Несмотря на юность, она была властной, но ни в коей мере не требовательной или высокомерной. Да, сразу было видно, почему она любимица своего отца. Смит поймал себя на том, что время от времени вспоминает о ней, и это его удивило. Она была нисколько не похожа на женщин, которых он знал.

В воздухе не заметно было дуновенья ветерка, когда мужчины стали устраиваться на ночь. Слышался то смешок, то чей-то голос. Случайное облачко набежало на молодой месяц и темнота стала еще гуще. Приглушенные звуки леса — уханье совы, резкий крик какого-то маленького животного, слабые неопределенные шорохи — доносились до обитателей форта.

Время перед сном было самым тяжелым. В этот час необъятность леса за фортом и притаившийся там враг казались непреодолимой силой. Только поздно ночью напряжение слегка отпускало их тела, и люди ложились поудобнее, прислушиваясь к ободряющим звукам размеренно ударяющей в берег речной волны. Запах воды и моря, там, дальше, обещал возвращение в Англию, и, убаюканные этим обещанием, они засыпали.

Совет собрался рано на рассвете, воздух еще был чуть прохладным, но москиты уже осаждали людей. Они похожи на врага за стенами, подумал Смит, невидимы, пока не нападают.

Он сел на бревно между Бартоломью Госнолдом и Джоном Мартином, не обращая внимания на свободное место рядом с Уингфилдом. Джордж Кэндалл и Джон Рэтклиф дополнили собрание.

Уингфилд не потрудился встать. Все мужчины двигались медленно, сберегая силы для жаркого дня.

— Мы собрались здесь, чтобы решить, что делать с Фрэнсисом Перкинсом, — начал Уингфилд.

— Повесить его, — сказал Смит, и все глаза обратились к нему.

Они помнили, что совсем недавно, во время плавания к берегам Виргинии, Смит сам был близок к такому концу.

— Я видел у испанцев очень действенный способ наказания, — отозвался Кэндалл.

Мартин и Рэтклиф обменялись взглядами. Во время войны Кэндалл провел два года в плену в Испании.

— Они продевают через язык осужденного иглу со шнуром и привязывают этот шнур к дереву, — сказал Кэндалл. — Руки связывают за спиной.

— И он умирает не сразу? — пристально посмотрел на Кэндалла Мартин.

— Да, в течение недели или около того. А на такой жаре, я думаю, быстрее.

— Мы должны показать, что воровство карается строго. Я за этот способ с иглой. — Госнолд потрогал висевший у пояса нож.

— Все согласны? — спросил Уингфилд. Он оглядел собравшихся. — Что ж, тогда чем скорее, тем лучше.

— На сколько недель у нас осталось провизии? — сманил тему Смит. Этот вопрос беспокоил его больше всего.

— На четыре недели, если экономить, — проворчал Мартин, отвечавший за снабжение продовольствием.

— Если вы отплывете сегодня или завтра, как запланировано, Ньюпорт, когда вас ждать обратно с припасами?

— Через двадцать недель, чтобы быть точным, — нахмурившись ответил Ньюпорт.

— А пока люди смогут выходить за пределы форта, чтобы наловить рыбы или поохотиться. Леса кишат пищей, — сказал Уингфилд. Он поднялся с пня, на котором сидел, и нетерпеливо обошел собравшихся.

— Я предлагаю вам пойти с нами на охоту, — сказал Смит. — Мы уже потеряли много людей. — Смит и Уингфилд настороженно посмотрели друг на друга. — Я хочу попытаться найти дружественные нам племена, — продолжал Смит. — Но самое главное, я хочу найти короля Паухэтана. Он может помочь нам выменивать продукты. Я не могу постоянно ходить к Починсу. Как только Ньюпорт отплывет в Англию, я хочу отправиться вверх по реке.

— Это так опасно, Смит, вы просто безрассудны, — отозвался Уингфилд.

Смит пропустил его слова мимо ушей. Он знал, что Уингфилд кривит душой. «Ничто так не порадует его, — подумал он, — как моя смерть от рук пасапегов».

Уингфилд дал знак матросам на «Годспиде» доставить Перкинса на берег. Собрание закончилось. Члены совета смотрели в сторону корабля, жара усиливалась. По палубе четверо матросов вели заключенного, со связанными за спиной руками, к ожидавшей шлюпке. Фрэнсис Перкинс был высоким человеком, но сейчас он сгорбился и волочил ноги. Матросам пришлось тычками загонять его в маленькую лодку. Мужчины на берегу наблюдали, как шлюпка быстро покрывает расстояние между кораблем и берегом.

Когда Перкинса вытащили на берег, Госнолд повернулся к остальным членам совета.

— Предлагаю использовать центральное дерево на площади. Каждому придется пройти мимо Перкинса хотя бы раз в день.

Остальные члены совета согласились.

— Собрать всех свободных людей у дерева? — спросил Рэтклиф.

Все кивнули, и он ушел.

Смит посмотрел на Перкинса. Он был перепуган, лицо у него побелело, в глазах застыло отчаяние. «Дурак, — подумал Смит. — А мы теряем хорошего человека, отличного земледельца».

Уингфилд повернулся к Кэндаллу:

— Вы видели этот способ казни в действии. Матросы подведут его к дереву, а вы проденете иглу.

Услышав слово «казнь», Перкинс в ужасе дернулся. Он пал на колени и стал молить о пощаде. И матросам пришлось волочить сопротивлявшегося арестанта через луг к центру форта.

День выдался туманный, солнце в небе стояло уже высоко. Работавшие и не работавшие собрались вокруг клена. Преподобный Хант, мрачный в своем черном одеянии, уже был наготове с молитвенником. Люди стояли вокруг в пыли, переминаясь с ноги на ногу и вытирая пот, катившийся по лицам и заставлявший одежду прилипать к телу.

Смит вздохнул. С Перкинсом, похоже, будут трудности, но в конце концов он не солдат и не матрос, всего лишь обычный крестьянин. Боже, хоть бы он прекратил свои мольбы и крики.

Уингфилд поднял руку: шум затих. Единственным звуком были всхлипы Перкинса.

— Вы все уже знаете, что Фрэнсис Перкинс был пойман на воровстве, — сказал Уингфилд. — Это преступление карается смертью. Я надеюсь, что это послужит всем вам уроком, и вы не станете следовать его примеру. — Он повернулся к Ханту. — Прошу вас.

Когда Хант возложил руки на голову Перкинса, перепуганный человек закричал и стал извиваться, пытаясь высвободиться. Матросы бранились, затягивая веревки. Хант проговорил несколько успокаивающих слов и перекрестил Перкинса. Лицо его перекосилось, из угла рта текла слюна, но он немного притих, пока Хант читал молитву. Однако когда вперед с иглой в руках выступил Кэндалл, мольбы Перкинса о помиловании разнеслись по всему форту.

Собравшиеся видели, некоторые много раз, казнь через повешение и пытки, но, наблюдая за концом Перкинса, почувствовали себя неловко. Они начали нетерпеливо передвигаться вокруг. Он голодал так же, как и они. Кража еды была преступлением, которое каждый из них мог совершить в минуту слабости. Кто-то выкрикнул из толпы:

— Во имя Бога, кончайте с этим!

Последняя короткая судорога пробежала по телу Перкинса, когда Кэндалл продел иглу через его язык. Матросы поставили его на ноги, протянули веревку от иглы к дереву, привязали и закрепили ее.

Довольно долго стояла полная тишина. Кто-то прихлопнул москита. Другой сплюнул на землю. Потом люди стали поворачиваться и, по-прежнему не говоря ни слова, начали медленно возвращаться к своей работе.

Обычное повешение — самый простой способ умертвить, подумал Смит, но людям надо преподать урок. Он нашел Госнолда и положил руку ему на плечо.

— Госнолд, ты выглядишь измученным. Я предлагаю тебе сделку. Если ты поднимешься на корабль и проспишь там весь день, то сегодня ночью я пойду с тобой выслеживать грабителей могил. Только назови мне имя человека, который рассказал тебе об этом.

— Эдвард Плам, один из йоменов. Теперь только мы трое знаем обо всем. Да, я устал, но на закате я буду с тобой.

Трое мужчин посмотрели друг на друга. Одежда их промокла, но душной ночью прохлада была желанна. Да и высохнут они скоро.

— Из форта выбраться легко — переходишь вброд пониже кораблей, а потом плывешь к берегу. — Голос Госнолда был едва слышен.

— Да, но сейчас нужно держаться осторожно. Нам повезло, что луна только народилась. Грабители отдыхают чуть впереди. Нам придется держать их в поле зрения или на расстоянии звука и, помимо этого, остерегаться пасапегов. — Смит едва шевелил губами.

Деревья вокруг были толстыми, а густые ночные запахи леса сливались в приятный аромат.

— Может, забыть обо всем этом. — Было очевидно, что Плам не горит желанием продолжать слежку.

— Плам, вы можете вернуться в форт. Вы нам помогли, но сейчас будет меньше шума, если мы останемся вдвоем.

Смит дружески толкнул йомена в плечо и обернулся к Госнолду.

Мужчины напряженно следили, как Плам осторожно вошел в воду и исчез из виду, почти не возмутив поверхности. Вода в реке напоминала чернила, и лишь изредка на ней вспыхивал отблеск бледного света. Они продолжали смотреть и увидели, как слабым силуэтом над водой показалась светловолосая голова. В то же мгновенье в голову Плама воткнулась стрела. Потрясенные, они смотрели, как голова медленно ушла под воду.

Смит и Госнолд переглянулись. Все произошло за какие-то секунды.

«Опасно или нет, — подумал Смит, — но у нас нет выбора, мы должны продолжать». Он повернулся к Госнолду и едва слышным шепотом сказал:

— Нам придется идти вперед. В течение нескольких ближайших часов возвращаться по воде будет равносильно самоубийству.

Ночь темная, и дикари, возможно, не заметят их в лесу. Хотя убийцей мог быть охотник-одиночка, возвращавшийся из своего похода. Если поблизости только один индеец, они в относительной безопасности, но если тут был отряд...

Почему не убили людей, за которыми они следят? Те передвигались с шумом, как медведи. Вот почему Смит и был вполне уверен, что индеец один, сам по себе. Наверное, подумал, что поселенцев много, и не решился напасть один.

— Пошли, — сказал он Госнолду. — Иди близко к деревьям и пригнись.

Смит каждую минуту замирал, боясь, что они производят оглушительный шум. Ему казалось, что всякий раз он ступает на кучу листьев или веток. В то же время он знал, что земля в лесу была чистой и что эти звуки рождаются только в его ушах. Они с Госнолдом четко различали поступь людей, с такой же скоростью шедших впереди.

Они вышли на тропу, и идти стало легче. Грабители, похоже, не принимали никаких особых мер предосторожности, было ясно, что путь им знаком. Смит расстраивался, что не видит свою добычу, но слышал их прекрасно.

Ему показалось, что они прошагали несколько миль, прежде чем люди остановились. Он махнул назад рукой, давая Госнолду понять, что, вероятно, они добрались до места.

Смит и Госнолд осторожно двинулись вперед, пока не увидели поляну. Они различили двух мужчин, медленно ходивших между аккуратными земляными холмиками. Их было, может быть, пятьдесят. Между могил довольно беспорядочно были вкопаны столбы шести футов высотой, резные и расписанные. Они казались стражами мертвых. В лесу ухнул филин. Потом все смолкло. Замерли даже грабители.

Наблюдатели увидели, как они бросили на землю мешок, который несли вдвоем. Достали оттуда несколько предметов. Смит и Госнолд напрягли зрение, пытаясь разглядеть их. Бледный лунный свет помог им увидеть, что это были мечи и мушкеты, возможно, из арсенала форта. Двое мужчин заботливо сложили их в одном из углов кладбища, вероятно, таким образом подготовившись к обмену. Двигались они уверенно. Смит подумал, что они, должно быть, часто приходят сюда. Мужчины с минуту постояли, разговаривая, потом стали медленно бродить среди земляных холмиков. Они, казалось, искали какой-то знак. Со своего наблюдательного пункта на небольшом возвышении над кладбищем Смит увидел, что они наконец остановились перед холмиком, который был вроде бы немного выше других. Молоденький серебристый месяц над верхушками деревьев светил слабо.

Один из мужчин встал на колени и как будто стал руками ковырять землю. Затем Смит с Госнолдом услышали звук ударов по кремню.

— Они хотят зажечь огонь! — одними губами сказал Госнолд, поднимая брови.

Загорелся неяркий огонек, мужчины достали из мешка по лопате и стали раскапывать холмик. Потом один из них осторожно покопался в холмике и передал второму какой-то предмет длиной в фут. С помощью топора он вырубил еще один предмет такой же длины и размера, как первый, и так же передал его своему напарнику. Затем они вернули землю на место и придали холмику прежний вид, чтобы он не отличался от остальных могил.

Двигаясь теперь быстро и скрытно, они вытащили из мешка два длинных вертела, насадили на них вырытые предметы и нетерпеливо сунули их в огонь. Через несколько мгновений они схватили эти предметы руками, впились в них зубами и принялись с жадностью пожирать. Дымок донес до Смита запах.

— Боже Всемогущий, Госнолд, они едят человеческое мясо из свежих могил!

На следующее утро усталые и приунывшие Смит и Госнолд обсуждали в форте события минувшей ночи.

— Они, по всей вероятности, организовали с пасапегами обмен, чем и объясняется их уверенное передвижение по лесу. Но я совершенно уверен, что их соглашение не предусматривает разграбление могил.

— Они быстро убрались прочь, когда мы бросились на них. Не думаю, что они вернутся в форт, где их ждет смертная казнь. Они, возможно, попытаются найти племя, где смогут остаться. Во всяком случае, на этот раз нам не придется беспокоиться о казни. И наше оружие мы получили назад.

«Госнолд выглядит смертельно больным, — подумал Смит, — и наша ночная прогулка по лесу помогла этому. Омерзение, которое он чувствует, мы оба чувствуем, мучительно удручает». Смит старался занять друга разговором.

— Ньюпорт отплывает завтра. Он отложил отъезд на день. На борту у него много прекрасной древесины, которую он продаст в Лондоне, и хороший груз корня сассафраса. На родине его используют для лечения сифилиса. — Он поднялся, собираясь уйти. — Днем у нас еще одно собрание совета, но до этого я встречаюсь с Рэтклифом и Мартином. Они хотят обсудить какую-то проблему. Попытайся отдохнуть, Госнолд.

Идя на собрание, Смит прошел мимо Перкинса, все еще привязанного за язык к дереву. Его стоны звучали глухо в сыром воздухе. Каждый обитатель форта по нескольку раз в день проходил мимо Перкинса. Его мучения предостерегут остальных от нарушения правил компании. Смит был поражен, сколько зла проявляется, когда сотня людей оказывается собранной на ограниченном пространстве. Нужно укреплять дисциплину, сказал он себе.

Джон Мартин, крепкий и смуглый, ждал его у часовни. На его широком лице была печать озабоченности. Он не обременил себя вежливым приветствием.

— Джон, мы думаем, что Джордж Кэндалл — испанский шпион.

Смит хохотнул. Один из членов совета! Это казалось невозможным. Но, с другой стороны, после событий последних суток... Смит вздохнул.

Стоявший рядом с Мартином Рэтклиф выглядел раздраженным.

— Вы можете смеяться, но если испанцы нападут на нас здесь, пока «Сьюзн Констант» будет в пути, они истребят нас.

Смит запустил пальцы в бороду. Скверное осложнение. Испанцы могут уничтожить форт. Они также могут заключить союз с дикарями и сделать все их руками, снабжая их оружием и указав, как прорвать оборону англичан. И мир никогда не узнает, что испанцы приложили к этому руку.

— Если то, что вы говорите, правда, это и в самом деле очень серьезно. Кто-нибудь видел испанские корабли? — спросил Смит.

— Нет, пока нет, — ответил Мартин.

— Кто-нибудь еще подозревает Кэндалла?

— Джеймс Рид, кузнец, — сказал Рэтклиф. — Не только мы следили за Кэндаллом, Рид оказался особенно наблюдательным. Кэндалла трижды видели разговаривавшим с одним из воинов пасапегов, когда те приходили с так называемыми мирными миссиями. Больше никто не мог установить отношения с этим племенем.

На лице Смита отразилось недоверие. Мартин ничего не знал о предпринятой им и Госнолдом ночной вылазке. Выходит, активность пасапегов внутри форта была гораздо большей, чем мог вообразить себе кто-либо из членов совета.

— Этого очень мало, чтобы посчитать Кэндалла шпионом, — сказал Смит.

— Но Рид нашел в его вещах зашифрованное письмо.

Теперь Смит обеспокоился по-настоящему. Кэндалл присутствовал на всех собраниях совета и был посвящен во все планы. Если подозрения Рида имеют под собой основания, это значит, что вдобавок к враждебным индейцам, голоду и лихорадке колонии придется иметь дело и с испанцами. Ни для кого не было секретом, что Испания стремилась заполучить все восточное побережье Нового Света — от Флориды до Ньюфаундленда.

Мартин продолжал:

— Мы уверены, что Кэндалл собирается послать с Ньюпортом письмо испанскому шпиону в Лондоне.

Смит мгновенье раздумывал.

— В таком случае, когда он передаст письмо Ньюпорту, мы прочтем его. И если оно хоть в чем-то окажется подозрительным, мы закуем Кэндалла в цепи и узнаем правду.

                                                                                Глава 9
                                                          Бухта великого вождя, август 1607 года
Выбор принадлежал ее отцу. Покахонтас снова взглянула на него. Она знала, что выйти за Кокума важно по политическим причинам. Без сомнения, отец выбрал красивого мужчину, очень красивого мужчину. Но что-то в линии его рта — она не могла точно определить, что — тревожило ее. Ощущала ли она в нем холодность? Он был сама доброта с тех пор, как она вернулась в Веровокомоко. Он был обходителен и терпелив, как и ее отец. Она знала, что от нее ждут, когда она разделит с ним ложе, чтобы подтвердить их помолвку, но она не торопилась сделать этот шаг. «Я, что, боюсь, что меня загоняют в ловушку? — спрашивала она себя. — Но в какую? Разве жизнь с этим человеком отнимет у меня что-то? Выдаст ли меня мое тело в тот момент, когда будет жаждать его тела, а гармонии между душами не будет?» Она посмотрела на свои округлившиеся груди. Когда он касался ее в танце или во время прогулки, она чувствовала приятное волнение. «Даже сейчас, когда я сижу в кругу друзей и родных, мои груди набухли, потому что он рядом со мной и я чувствую его запах. О Ахонэ, я бы хотела быть лесным зверьком, чтобы не испытывать всех этих сложных чувств, что так огорчают меня. Я бы хотела соединиться с ним, оплодотворить свое тело, раствориться в ощущениях и отбросить все мысли. Никогда у меня не было такого противоречия в чувствах».

С отцом Кокума, вождем чикахомини, трудно было иметь дело. Что бы ни предпринимал Паухэтан и другие вожди королевства, он пытался создать во всем препятствия, думая, что это прибавляет ему власти. Великий вождь вынужден был направлять чикахомини послания, миссии, а иногда и угрозы, чтобы держать их в повиновении.

Великий вождь, ее отец, ободряюще улыбнулся ей, его улыбка говорила: «Попробуй поладить с ним. Хотя бы попытайся». Покахонтас улыбнулась отцу в ответ. Ей только кажется, или ее братья и сестры тоже ждут, что она примет Кокума?

Заговорил ее отец:

— Покахонтас, я дарю тебе свою бухту сегодня с полудня и до завтрашнего рассвета.

Все взоры обратились сначала к великому вождю, потом к Покахонтас. «Значит, он подталкивает меня, — подумала она. — Никто никогда не видел бухты, кроме моего отца и его жен. Я не могу отказаться».

Покахонтас улыбнулась, пытаясь скрыть внутреннюю дрожь.

— Как ты добр, отец. Мы уходим сейчас же.

Они только что закончили полуденную трапезу. Она повернулась к Кокуму, и он поднялся вслед за ней. Она ощущала тяжесть и замедленность во всем теле, а Кокум рядом с ней двигался со своей обычной грацией. Он дотронулся до ее руки, и она почувствовала себя еще более неповоротливой. Впереди пошли два воина, чтобы проводить их и убедиться, что их никто не потревожит. Покахонтас хотелось бы, чтобы не так много людей знало о том, что они с Кокумом ушли вдвоем, но таков был обычай: все, торжественно замолчав смотрели, как они спускаются по тропинке к реке. Она знала, что, когда они с Кокумом уйдут, оставшиеся станут рассказывать всякие истории, не лишенные сладострастия, которые позабавят и займут их. А позже начнутся музыка, пение и танцы. Не такие, как во время свадьбы, но помолвка — это тоже праздник. Затем жрецы произнесут речи и прочтут молитвы, чтобы она наполнилась семенем и чтобы к свадьбе ее тело раздалось и несло в себе плод.

Они с Кокумом медленно шли по тропинке. До бухты великого вождя была примерно миля, а жара в это время дня была сильной. Кокум все время то касался ее шеи, то нежно проводил пальцем по спине между лопатками. Она подумала, что, если ее тело еще хоть немного наполнится тяжестью, она не сможет идти дальше. Она то и дело нагибалась, чтобы сорвать особенно красивый цветок, а Кокум забирал его и водил им по ее груди или по губам. О да, то, что они говорили о Кокуме в женском доме, было чистой правдой.

У края бухты, где волны, словно дразня, плескались о берег, воины остались позади и исчезли из виду. Кокум повернулся к ней и медленно повлек ее на зеленую траву и медленно стал водить пальцами по ее рукам, сначала по одной, потом по другой. Он едва касался ее, но смотрел на ее грудь и улыбался. Покахонтас почувствовала, что ее будто омывает теплая вода. Ее тело начало постепенно откликаться, но тяжесть в нем оставалась. Кокум смотрел на нее какое-то время, потом наклонился к ее уху.

— Пойдем. У дерева над нами много ветвей, они удобные и прохладные. Давай отдохнем, пока не спадет дневная жара.

Быстрыми плавными движениями Кокум вскарабкался на нижнюю ветку. Он протянул ей руку, и вскоре она была уже рядом с ним, а потом уже над ним, удобно устроившись в развилке ветки. Она почувствовала, как его пальцы прошлись вокруг ее щиколотки, стали подниматься выше. И вот уже его губы прижались к ее спине. Он неторопливо, томно ласкал ее. Ей казалось, что они заключены в кокон теплого воздуха, обволакивающего их.

При каждом новом прикосновении ее мышцы все больше расслаблялись, пока наконец ее тело не рассталось с тяжестью, но обрело ощущение тягучей апатии. Его прикосновения были везде, легкие, нежные, но вызывавшие теперь внутренний отклик ее тела. Она казалась себе подвешенной в воздухе, а нитями были его теплые губы и ласковые пальцы. Ей хотелось, чтобы это летучее чувство, это извлечение ее внутренней сущности, это томление длилось и длилось. На ее теле не осталось ни одного уголочка, который бы он не исследовал и осторожно не растревожил. В какой-то момент ей показалось, что она погружается в бессознательное состояние, плывя по волнам чувств. После одной из нарастающих волн изумительного ощущения она не смогла больше сдерживаться, и ее тело содрогнулось, отвечая. Она повернула лицо. Его глаза блестят рядом, губы изогнуты в полуулыбке. Он показался ей вездесущим.

— Я только начинаю, Белоснежное Перышко, я только начинаю, — прошептал он ей на ухо. — А сейчас усни.

К Покахонтас медленно возвращалось сознание, на мгновенье мелькнула мысль, а знала ли она вообще что-нибудь, кроме этой истомы и неспешно накатывающегося желания. Руки и рот Кокума снова были повсюду, но на этот раз он сказал:

— Пойдем, стало прохладней.

Он снес ее, все еще полусонную, вниз на мшистую землю и положил на влажный зеленый ковер, взял одно из перьев, оброненных ею — неужели это было всего несколько часов назад? А казалось, прошла вечность. Он медленно водил перышком по ее телу, теплому и восприимчивому, пока она не схватила его и не притянула к себе.

— Пожалуйста, — прошептала она, — пожалуйста.

Его губы теперь были на ее груди, и он медлил, медлил, пока ее тело не могло уже больше выносить такого напряжения, и освобождение явилось бы блаженством. Она помнила, как снова провалилась в полусон, и ей почудилось, что у нее больше не было собственной воли, что этот мужчина целиком завладел ее телом.

И снова она пришла в себя. Она не знала, сколько проспала, но тело ее по-прежнему трепетало в ожидании. Она, наверное, никогда не освободится от этого. Из сна ее вывели его губы, двигавшиеся вниз по животу. Ее тело находилось в состоянии парения, когда любое касание кажется восхитительным, а до сотрясающего освобождения — всего лишь одно легкое прикосновение.

Она опять скользнула в сон, а когда проснулась, небо уже было не голубым, а бархатисто-черным. В голове мелькнуло — как это потемнело так быстро? Но она теперь знала только то, что плеск волн совсем рядом, отдается в ушах, а сама она лежит на мягком песке, и ее тело больше не принадлежит ей, а принадлежит этому человеку, который играет на нем, как на флейте.

Теперь, когда снизу ее освежала прохлада, лихорадка в теле утихла, но глубоко внутри нее возникло острое желание, другая жажда, такая сильная, что она не знала, сможет ли ее выдержать. И она вдруг услышала, что умоляет его — она, Покахонтас, которая никогда и ни о чем не молила. Она ощутила его присутствие рядом с собой. Склонился темный силуэт его головы, он ждал, а его руки снова играли с ее телом, и она осознавала, что все больше попадает под его власть. Она словно издали слышала свой голос — свои вздохи и стенания, — остановится ли она когда-нибудь? Она мысленно закричала, моля, Ахонэ, о, Ахонэ, пока не почувствовала его движения. Он начал медленно, погружаясь все глубже, проникая в нее все дальше. Ритм его движений был неторопливым, сильным и нежным, неспешнее плеска воды у их ног, и она вцепилась в него, будто в нем одном сосредоточился мир ее чувств и бьющееся в ней желание.

Она больше ничего не видела и не слышала в черноте ночи. Только чередовались сознание и бессознательность. Она чувствовала под собой то камешки, то траву и мох, то оказывалась в воде, доходящей до груди. Потом снова под ней был песок, но это длилось недолго, она кричала от восторга, охватывавшего ее тело. И, затмевая все ее чувства, в ней нарастал отклик — соединение чувственности, яростного желания и экстаза.

С первыми лучами рассвета он отпустил ее, но оставался рядом и ждал. Он взял ее за руку, и они вместе медленно пошли по тропинке назад. Она вдруг поняла, что так и не увидела бухты.

Великий вождь смотрел на свое любимое дитя. Покахонтас видела, что теперь он воспринимает ее по-иному. И говорит с ней, как с женщиной, а не как с юной девушкой. «Неужели отпечаток женственности на мне настолько силен?» — подумалось ей.

— Покахонтас, я хочу, чтобы ты забыла об этих тассентассах. Я хочу, чтобы ты собирала дань, пока не станешь женой Кокума. А после твоих первых родов я повышу твое положение. Никого из своих дочерей я не делал вождем племени. Я считаю, что ты самая достойная, самая умная. Я дам тебе указания и чувствую, что ты будешь в состоянии управлять своим племенем.

— Спасибо, отец. Очень приятное предложение.

Покахонтас улыбнулась. Но мысль о Кокуме и его власти над ее телом заставила ее вздрогнуть. Как объяснить отцу, что все равно что-то в Кокуме ее настораживает, хотя он добр и внимателен к ней. Да, Кокуму достаточно только тронуть мочку ее уха, как она уже готова прыгнуть к нему на колени, объятая лихорадкой страсти. И тем не менее, она не чувствует ничего, кроме удовлетворения тела. В самой сокровенной глубине своей души она осталась напуганной тем, как он отделяет ее внешнюю суть от внутренней.

— Отец, сначала мне хочется узнать все о тассентассах. Это очень поможет тебе.

— Но, Покахонтас, разве ты не хочешь остаться рядом с Кокумом? Он не доставил тебе удовольствия?

Да, подумала Покахонтас, ей теперь совершенно ясно, что Кокум недаром заслужил свою славу самого совершенного возлюбленного. Она изменилась за эту ночь. Она знала это, знали и остальные. Сегодня вечером или когда он пожелает, Кокум может прийти ко мне, положить руку мне на грудь и овладеть мной так, как ему захочется. Нет, я должна уйти. Я вынуждена. Иначе я стану его рабыней.

— Доставил, — сказала она отцу, — но у меня еще есть время до того, как я начну собирать дань и приму на себя серьезные обязанности. Я уже сообщила тебе ценные сведения о чужаках, но я не закончила. Я хочу научиться лучше говорить на их языке, чтобы разузнать для тебя еще больше. Это понадобится, когда я сама стану вождем.

Паухэтан улыбнулся. Покахонтас поняла, что бой почти выигран. Но из уважения молчала.

— Покахонтас, ты всегда приводишь великолепные доводы в пользу того, что тебе хочется. Не могу не согласиться, что их язык надо знать. Но я намереваюсь загнать этих людей в море, потому что я не согласен с твоим утверждением, что это мирные люди, которые хотят только обрабатывать землю и торговать, а потом вернуться к себе. Я боюсь, что из отдаленных земель придут новые. Я буду помогать пасапегам указаниями, чтобы они держали их в страхе. Ты можешь вернуться туда и навестить их, но сделай это побыстрей и скорей возвращайся. У нас много дел — у тебя и у меня.

Покахонтас подошла к отцу поблагодарить его.

— Отец, я так тебе признательна. Я возьму тех же людей и воспользуюсь тем же лагерем. И я знаю, чего ты от меня хочешь. Я отправлюсь как можно скорее.

Она будет вдали от Кокума! Она сможет еще хоть ненадолго отвести неизбежное. Она вернется к тассентассам и будет учиться у них и узнавать новое. Ей это очень нравится. Она испытывала благодарность к тому, кто был похож на посланца бога неба. Он был так добр с ней. Она снова хочет увидеть Джона Смита, он так хорошо учит ее. Да, она очень хочет увидеться с ним. Смотреть в его глаза все равно что смотреть прямо на бога неба. И это придавало ей уверенности.

"Только одна ночь с Кокумом. Ему не понравится, что я уезжаю, потому что он тоже любит власть, а особенно власть, которую имеет над моим телом. От одной лишь мысли о том, что он сделает со мной сегодня ночью, у меня дрожат колени. Как жаль, что я не могу посоветоваться с отцом или сестрами, но Паухэтан твердо настроен на этот брак. Он думает, что нашел человека, который сделает меня самой счастливой и в то же время укрепит его королевство. Может быть, все изменит ребенок. Отец оставляет жен, как только они рожают. Может, Кокум поступит так же.

Сегодня ночью Кокум уничтожит меня. О, мне так не хочется думать, что им наполовину владеет зло!" Да, именно. Вот в чем дело. Она остановилась и передернулась при этой мысли: должно быть, его богом является Океус, а Океус могуществен — так могуществен и полон зла! И Кокум овладел ею при помощи чар бога зла?

Они снова разбили лагерь около волчьего логова. И теперь дни мерцали, а душные ночи, казалось, обступали их, словно бог огня недовольно дышал на мир.

Покахонтас привезла с собой из Веровокомоко немного кукурузы. Она знала, что тассентассы обрадуются ей, и к тому же не хотела появиться с пустыми руками после столь длительного отсутствия. Ей хотелось бы принести подношение и их непонятному, уродливому богу — длинному куску дерева на четырех подпорках, — который не был похож ни на одного бога, которого она видела. Но когда в последний раз в Джеймстауне она поймала крота и двух жаб, чтобы принести их в жертву, то сначала это вызвало у их жреца ужас, а потом он почти с отчаянием объяснил ей, что христиане не приносят своему богу в жертву животных.

Они вошли в форт с Секотином и Памоуиком и несколькими воинами, несшими кукурузу. Поселение выглядело странно тихим. Она огляделась и увидела одно-два знакомых лица, но за работой сейчас было гораздо меньше людей. Где же они все? Наконец она увидела одного, которого они называли Джон Мартин. Он удивленно посмотрел на нее и ее спутников. Она приветствовала его и спросила, где Джон Смит.

— Он с Бартоломью Госнолдом, который очень болен. Они в доме собраний. Там и другие больные.

Покахонтас поспешила к дому, но когда вошла туда, запах болезни поразил ее, словно удар. Она никогда ни с чем подобным не сталкивалась. В мире ее отца больной человек шел в дом-парилку и выгонял из себя лихорадку. Она припомнила, что у них здесь нет такого дома.

Смита она увидела раньше, чем он заметил ее. Он похудел и загорел, солнце подкрасило кожу, но волосы его стали цвета золотой кукурузы, а не рассветного солнца, как раньше. Когда он повернулся и увидел ее, оказалось, что глаза у него остались прежними, как у бога неба, и он счастливо улыбнулся ей. Быстро подошел к ней мимо лежавших на полу мужчин, взял за руки и вывел наружу.

Он внимательно оглядел ее, и Покахонтас подумала, что и ему теперь видно, что она стала настоящей женщиной. Они пошли и сели на ствол дерева, на котором обычно сидели, когда учились языку друг друга. Покахонтас снова взглянула на него и ее охватило то же чувство, что всегда приходило к ней на ее лугу: произойти может только хорошее.

Они быстро заговорили на смеси английского, языка паухэтанов и языка жестов, но в основном на английском, поскольку память Покахонтас верно служила ей. Смит рассказал, что многие заболели малярией, что Госнолд, похоже, не переживет этого дня. Он сказал, что люди голодны, ужасающе голодны. Ньюпорт, мужчина с одной рукой, уплыл в Англию, чтобы привезти продовольствие, но они не ждут его раньше того времени, как выпадет снег. Теперь он говорил с ней, как и ее отец: он обращался с ней, как со взрослой, а не как с ребенком.

— Я принесла вам кукурузы. — Покахонтас указала на воинов, стоявших у ворот форта. — Я не знала, что ваши люди так голодны и больны, иначе я постаралась бы принести больше.

Она спросила, почему у них в форте нет дома-парилки, чтобы лечить больных. Увидев недоумение Смита, она объяснила, что это такое закрытое помещение с большим костром, над которым в огромных сосудах кипит и клубится облаком пара вода. Однако она поняла, что этот способ лечения слишком чужд ему. Тогда она спросила, какие корни они используют. Он ответил, что никакие, но просиял при мысли, что это возможно. Значит, этот способ ему понятен, отметила про себя Покахонтас.

Они вернулись в дом собраний, чтобы она посмотрела на больных. Там было человек двадцать пять, лежавших вповалку в маленьком помещении. Некоторые лежали на толстых циновках, остальные — на голом полу. Кое-кто стонал и метался, но большинство были слишком слабы, чтобы двигаться. Их тела были распухшими и желтыми или истощенными и серыми. Покахонтас чуть не стошнило от запаха хвори и грязных тел, но она пробралась туда, где над Бартоломью Госнолдом наклонился Смит. Она знала, что он — один из верных друзей Смита. Она также поняла, что жить этому человеку осталось недолго. Он лежал с закрытыми глазами и мертвенно-бледным лицом. От него остались кожа да кости, и его лицо почти не напоминало его прежнего.

Она положила ладонь на руку Смита.

— Я пошлю за моими сестрами, они здесь рядом в лагере. Может, у них с собой есть нужные травы. Если нет, они найдут. Нужно немедленно дать этим людям раствор особых трав. А мы должны вымыть их и выстирать их одежду.

Она поторопилась дать указание Памоуику, оставшемуся снаружи, чтобы он послал одного из воинов за ее сестрами. Потом она спросила у Секотина, не сможет ли он с двумя воинами разжечь около дома собранный костер и вскипятить на нем воды. Она постаралась вспомнить, какие применяют средства. И возблагодарила Ахонэ, что многому научилась у старых женщин в Веровокомоко несколько зим назад, когда заболели двое жителей поселка, а один умер.

Она вернулась к Смиту, склонившемуся над Госнолдом. Она увидела, что он крестом сложил руки Госнолда на груди и закрыл ему глаза. «Смит делает для отошедшего в другой мир то же, что и мы для своих, — подумала Покахонтас. — А теперь он молится, как и мы. Может, наши боги не такие уж разные».

Потом Смит повернулся, и она увидела, как он печален. Голубые глаза подернулись дымкой, а плечи поникли. Но только на мгновенье. Он распрямился, стиснул зубы, перевел взгляд на одного из своих подчиненных и отдал указания.

Не обращая внимания на жару и палящее солнце, Покахонтас с сестрами не покладая рук ухаживали за больными. Они вымыли их, влили им в рот горького травяного питья и проварили грязную одежду. Они хотели сжечь ее и заменить чистыми шкурами, но Смит остановил их и объяснил, что одежда очень важна для мужчин. Она говорит об их положении в обществе. Покахонтас внимательно посмотрела на груду грязных тряпок, не понимая, каким образом по ним можно узнать положение человека, но она уже привыкла к разным странностям тассентассов.

В течение нескольких дней Покахонтас и ее свита рано покидали свой лагерь, чтобы успеть проследить за приготовлением кукурузной похлебки, а потом идти к больным. Каждое утро Смит ждал ее с новостями прошедшей ночи. И с каждым днем она с возрастающим нетерпением ждала с ним встречи. Кипяченая вода для питья и травяные отвары наряду с похлебкой из кукурузы принесли многим чудодейственное исцеление. Хотя на кладбище появилось около сорока свежих могил, зато выжившие начали набирать вес, и из глаз у них исчезло выражение отчаяния. И все обитатели форта провожали Покахонтас и ее сестер благодарными взглядами. Но только «маленькую принцессу», как ее называли, они встречали тихими приветствиями и старались быстро прийти на помощь, когда это требовалось. От рождения наделенная властью, она, без сомнения, была главной среди своих людей, и в ее присутствии колонисты снова обретали доверие к дикарям.

Покахонтас вся отдавалась тяжелой работе, ухаживая за изголодавшими и пораженными недугом людьми. Она понимала, что пренебрегает своим долгом перед отцом. Но не могла не испытывать теплых чувств, почти привязанности к этим чужим людям, которые обращались с ней так же заботливо и вежливо, что и подданные ее отца. Она ждала их быстрых улыбок. Некоторые помогали ей учить новые английские слова. Она была благодарна им, потому что на уроки со Смитом времени у нее не оставалось. Правда, в форте происходило нечто гораздо более важное. Покахонтас и Смит уже почти не нуждались во время разговоров в словах. Она никогда не была так счастлива, как в эти дни неустанного ухода за больными. Эти непонятные люди, с их непонятными обычаями, внезапно перестали быть чужими. В их тяжелой совместной работе они почти инстинктивно достигли гармонии. Она никогда не испытывала ничего подобного, даже когда охотилась вместе с братьями.

Поначалу, возвращаясь на закате в лагерь, усталая, но оживленная, она благодарила Ахонэ за отсрочку свадьбы и новых обязанностей. Но проходили дни, и ее счастливое возбуждение росло, она жила новой жизнью, и каждый день приносил ей новые радости. Почему она не может остаться с тассентассами, помогать им и, в то же время, сохранять верность отцу, не выходя за Кокума? Она знала, что это невозможно, но в душе хотела этого и невольно примечала все, что говорило в пользу тассентассов. Ее послания отцу были неизменно благоприятны для чужеземцев, а ответы отца становились все короче и резче.

В один из дней, когда жара дала им передышку, повар поселенцев напомнил Покахонтас, что у них кончается кукуруза. Покахонтас созвала братьев и сестер, и они решили рассказать тассентассам о дружественных племенах, которые станут обмениваться с ними. Смит еще раньше говорил Покахонтас, что они больше не могут зависеть от запасов Починса, и она согласилась с ним.

Секотин заметил, что пора научить тассентассов охотиться и ловить рыбу. Теперь, когда они стали поправляться, им требовалась свежее мясо в добавление к их кукурузному столу. Но Секотин прибавил с ноткой презрения:

— У них неловкие руки и слабая память, так что им придется потрудиться, чтобы смастерить рыбачьи сети и поставить на реке ловушки.

— Вспомни, Секотин, они с другой земли, — сказала Покахонтас. — И потом, они не такие сильные и здоровые, как мы.

Покахонтас дождалась, пока солнце упало за лес у нее за спиной. Тогда она нашла Смита, и они вместе пошли на свое обычное место встречи на бревне у временной церкви.

— У нас снова кончается кукуруза. Я скажу тебе, какие племена скорее всего проявят дружелюбие и захотят обмениваться с вами. Я дважды просила кукурузу у отца. Он давал ее, но только потому, что считает — это для моей пользы, но я больше не могу просить его. С ним не очень легко, Джон.

— Я понимаю.

— Держитесь подальше от пасапегов, виноков и чикахомини. Чискиаки, квийугоханоки и варасквоки отнесутся к вам дружески. Но обменивайтесь осторожно. Не давайте им слишком много. Один меч за десять корзин кукурузы — это будет справедливо, или одна нитка бус за двадцать корзин. — Она секунду помолчала, прежде чем продолжить. — Позвольте им устроить праздники в вашу честь и дать тебе и твоим людям женщин. Вы нанесете смертельное оскорбление, если отвергнете их.

Дальше Покахонтас описала племена и рассказала Смиту, как отличить дружеские от враждебных и как вести себя, чтобы ненароком не обидеть их.

Смит наклонился вперед:

— Покахонтас, я хочу встретиться с твоим отцом, великим королем.

— Такую встречу нужно очень тщательно подготовить. Как я сказала, с ним трудно иметь дело. Я провела здесь почти целую луну — месяц. — Она улыбнулась, употребив новое слово. — Я должна вернуться и рассказать ему о том, что здесь происходило. Потом я попытаюсь организовать встречу. Я должна сказать, что он не чувствует расположения к тебе и твоим людям, по крайней мере сейчас.

Смит повернулся к ней, и она увидела в его глазах новое выражение, от которого у нее все сжалось внутри и онемели руки. Она почувствовала, что дыхание ее участилось.

— Ты спасла нас, Покахонтас. Я не хочу, чтобы ты уходила.

Он дотронулся до ее руки. Она затрепетала. «Я не могу отвести взгляда от его глаз, — подумала она. — Мне кажется, я тону в их голубой бездне». Она открыла рот, чтобы сказать что-то, но ни слова не слетело с языка. Она была парализована его взглядом.

Он протянул руку и нежно погладил ее по щеке, отводя в сторону волосы. Его прикосновение было таким изумительным, что на секунду ей показалось, что она теряет сознание.

— Простите меня, капитан. Вы просили меня на закате поговорить с вами о складе.

Они вздрогнули. Перед ними навытяжку стоял Лоувери, плотник.

Смит кивнул Лоувери и сказал, что догонит его Когда Лоувери отошел, Смит повернулся к Покахонтас.

— Нам трудно остаться наедине, но я хочу, чтобы ты поняла, что я более чем благодарен тебе за наше спасение. В Новом Свете тебе нет равных. Возвращайся к отцу, он хочет видеть тебя, но, пожалуйста, приходи опять поскорее. Ты нужна нам. — Голос у него сел. — И я хочу тебя видеть.

У Покахонтас не было сил оторвать от него свой взгляд. «Сейчас я должна уйти, — подумала она, — но именно здесь я счастлива — рядом с ним». Спустя несколько долгих мгновений она отвернулась. Но все равно не могла говорить. Нет, ей не сдавило горло. Казалось, невидимая рука мягко зажала ей рот. Холодная волна пробежала по спине. Не бог ли зла Океус послал свое предупреждение?

                                                                        Глава 10
                                                             На реке, декабрь 1607 года
Мелкие волны бились о борт шлюпки, рассекавшей воды реки. Смит устроился со всеми удобствами, какие были доступны на жестком маленьком суденышке. Укрывая мехом ноги, он решил, что завтра же выменяет у индейцев каноэ, если они согласятся. Они были гораздо лучше сделаны и ими было легче управлять, чем этой маленькой лодкой.

Вода была ледяная. Синева неба теперь стала по-зимнему глубокой. Деревья сбросили большую часть листьев, и только наиболее стойкие из оставшихся сохранили цвет. Осень оказалась успешной для обмена. Поселенцы смогли выменять еды у нескольких соседних племен. Смит узнал, что на своем пути домой в конце лета Покахонтас побывала во всех племенах, куда он потом добирался. Она подготовила ему путь. Почему она не вернулась? Прошло уже четыре месяца. Он не то чтобы ждал ее сознательно, но с каждым прожитым днем ощущал разочарование. Он не только скучал по ней, но и хотел бы поговорить с ней об ее отце. В конце концов он решил действовать на свой страх и риск. Ему необходимо было найти земли Паухэтана и попытаться встретиться с великим королем. Лондон также хотел, чтобы он отыскал Индийское море — западные ворота в Индию. После встречи с Паухэтаном он отправится вверх по реке Чикахомини, которая может привести их к этому морю. У жителей он постарается добыть кукурузы, хотя Покахонтас и предостерегала его против чикахомини. А сейчас предстояло утомительное однодневное путешествие. Он взял с собой семь человек, включая джентльменов Джорджа Кассена, Джона Робинсона и Томаса Эмри. Все они были великолепными стрелками.

Смит осторожно переменил положение. Одно резкое движение — и мелкая лодочка вывернет их всех в холодную реку. Оглядывая берега, он заметил, что на земле все еще лежит иней. В этих краях времена года сменяются резко, подумал он. Деревья одеваются листвой буквально за ночь, а потом столь же внезапно сбрасывают ее. Но его не печалило то, что лето прошло. Оно было самым тяжелым за всю его жизнь. Почти половина поселенцев умерли от голода и болезней. «Если бы не спасительная помощь Покахонтас, сейчас мы все лежали бы в земле», — подумал он. Она спасла колонию. Он в сотый раз подумал о том, какая она необыкновенная, как ему посчастливилось, что она стала его союзницей.

От имени колонии он написал о ней в Лондон. Это был единственный светлый момент в его мрачном письме. Он также написал о Джоне Кэндалле, шпионе. Письмо отбыло в октябре на «Годспиде». Ньюпорт распечатал его за день до отплытия. Обвинения были настолько серьезными, что насторожили его; Кэндалла бросили в трюм. Совет постановил немедленно допросить его, но это ничего не дало. Оставалось только одно средство — пытка. Они подвесили его за большие пальцы рук и с грузом на ногах. Очень скоро Кэндалл сознался, что он отправлял и получал послания от испанцев во Флориде через гонцов пасапегов. Когда члены совета узнали, что один из них столь вопиюще предал их, они решили повесить его, но не раньше, чем он откроет им, где великий король Паухэтан хранит свои сокровища. Он рассказал, что они сокрыты в больших сооружениях в деревне под названием Уттамуссак. Его повесили без дальнейших проволочек.

Кладбище очень расширилось, подумал Смит. Даже его заклятый враг Уингфилд чуть не отправился месяц назад на тот свет и лишь чудом спасся от виселицы. По небрежности Уингфилд напустил грязи в два галлона белого сухого вина и водки, которые Ньюпорт оставил для церковных нужд. Совет был в ярости, а остальные поселенцы требовали расправы. Уингфилда лишили президенства и изгнали из состава совета. Новым президентом стал Рэтклиф. Причиной послужило не бездарное руководство Уингфилда, а то, что его заподозрили в предательстве. Его заперли на «Дискавери». Он и сейчас находится там, с удовлетворением подумал Смит.

Река превратилась в узкий поток. Смит приказал своим людям держать кремни наготове на тот случай, если внезапно придется стрелять. Его предупреждение оказалось ничуть не лишним. На близком берегу неожиданно появились два высоких воина. Как и всегда дикари возникли совершенно внезапно. Их луки висели на боку, а ладони были прижаты к сердцу в знак мирных намерений. Смит тут же решил пристать к берегу. На своем языке они объяснили Смиту, что они паухэтаны и охотятся здесь, но будут рады проводить тассентассов дальше по реке, если те пожелают.

Смит повернулся к своей группе.

— Четверо остаются в шлюпе, — сказал он. — Эмри, Робинсон и я пройдем немного вверх по реке в каноэ с воинами. Дайте нам кремень, а свой держите под руками. Мы рискуем, но, кажется, они настроены дружески.

Проплыв с воинами милю или две, Смит решил разведать ближайшую местность. Он повернулся к Эмри.

— Вы с Робинсоном останетесь здесь и разобьете лагерь вместе с одним из провожатых. А я с другим осмотрю окрестности. Я не задержусь. У меня такое чувство, что мы наконец-то в землях Паухэтана.

В молчании он и его проводник углубились на полмили, когда внезапно деревья и камни вокруг них отозвались криком, от которого кровь застыла в жилах. Смит схватил воина за шею и приставил к спине пистолет. В эту секунду бедро Смита со свистом царапнула стрела. Он поднял глаза. Два дикаря сосредоточенно держали его на прицеле своих луков. Он машинально отметил, что раскраска у них не боевая. На них были обычные шкуры и меха, как если бы они охотились. Держа одной рукой воина, Смит выстрелил в двух других и промахнулся. Потом он отпустил своего провожатого, который был так перепуган грохотом пистолета, что едва держался на ногах. Смит быстро перезарядил пистолет с французским колесцовым замком. В это время из леса выпрыгнули еще четыре дикаря. Он выстрелил, и трое из них, смертельно раненные, упали на землю. Внезапно на том месте, где было четверо дикарей, появилась еще дюжина. Он снова схватил проводника и на ломаном языке паухэтанов сказал ему, что если с ним или с Эмри и Робинсоном что-нибудь случится, он убьет его.

Дикари приближались к Смиту. Он был окружен. Зимнее солнце светило сквозь голые ветки деревьев и переливалось на шкурах опоссума, куницы и белки, свисавшие с плеч воинов. Предводитель группы что-то отрывисто скомандовал. Мужчины побросали луки и стрелы, которые со стуком упали на мерзлую землю. Затем предводитель сделал знак Смиту, чтобы тот бросил пистолет.

Смит не сделал этого. Он заговорил, и его дыхание вырывалось облачками пара в холодном воздухе.

— Где мои люди?

— Мы убили их всех.

— Почему вы не попытались убить меня? — Смит сильнее сжал шею своего проводника.

— Ты — главный. — Индейцы, видно, быстро это поняли по тому, как он отдавал команды.

Смит осознал, что лишь поэтому он пока еще жив. «Надо постараться выбраться отсюда, — сказал он себе. — Мое единственное спасение — вернуться к каноэ». Он угрожающе ткнул своего пленника пистолетом под ребра и начал пятиться прочь от охотников. Дикари не двинулись, чтобы остановить его. Он отошел назад на четверть мили, воины держались на одном расстоянии. Они подняли луки, но не целились в него. Свет был ярким, воздух прозрачным, каждая веточка, каждое дерево казались четко очерченными. Теплое размеренное дыхание воина согревало руку.

— О Боже!

Нога Смита неожиданно соскользнула с берега в холодную грязь. Не отпуская своего проводника, Смит беспомощно посмотрел вниз, на ледяной ил, куда они оба оседали. Его ноги увязли в трясине. От каждого движения их засасывало все больше.

Охотники стояли на берегу и бесстрастно наблюдали, словно впереди у них была целая вечность. Смит бросил в ответ вызывающий взгляд. К этому времени ледяная грязь достигла бедер, и он окоченел уже почти насмерть. Решив, что жить ему в любом случае остались считанные секунды, он бросил пистолет ближайшему дикарю. Охотники быстро вытащили Смита и его проводника из трясины и, подхватив их на руки, тут же направились к лагерю, разбитому Робинсоном и Эмри.

Когда дикари стали растирать ему ноги, чтобы восстановить кровообращение, Смит заметил, что в костре полно костей — костей Кассена, Робинсона и Эмри, подумал он.

Предводитель наклонился к нему и сказал с видимым удовольствием:

— Мы привязали пленных к дереву и отрубили им руки и ноги и бросили их в костер перед ними. Потом мы вырезали их внутренности. И пока они еще были живы, мы сожгли их вместе с деревом.

Смит приложил все силы, чтобы на его лице ничего не отразилось. Кровь уже свободно текла по жилам, и он смог встать на ноги. Он повернулся к предводителю и потребовал, чтобы его доставили к их королю. «Если это Паухэтан, может, я и останусь в живых», — подумал он.

Но после часового перехода по лесу они привели Смита к королю паманков. Это был суровый человек, брат Паухэтана. Смит моментально понял, что не дождется ни пощады, ни справедливости, если не понравится ему. Решать пришлось быстро. Он мог рассказать о своей дружбе с Покахонтас, но тот возможно и не одобрит ее визитов к англичанам. Должен же быть способ склонить его на свою сторону. Надо выиграть время.

Пошарив по карманам, он извлек оттуда компас, сделанный из слоновой кости. Протер большим пальцем гладкую поверхность стекла. Блестящее твердое вещество, через которое можно было видеть, поразило его стражей. Как завороженные следили они за движениями стрелки и объяснениями Смита, который на ломаном языке паухэтанов и знаками рассказал о форме Земли и ее связи с солнцем, луной и звездами.

Но как только король заполучил компас, его люди схватили Смита и привязали к дереву. В третий раз за этот день он посчитал, что обречен. Он начал молиться. Воины взяли луки, вложили стрелы и прицелились. И снова он оказался спасен.

Король поднял кулак с зажатым компасом и сказал Смиту, что освободит его. Но добавил:

— Три зимы назад твои братья совершили здесь преступления. Я провезу тебя по деревням. Если в тебе признают совершившего эти преступления, ты будешь убит.


* * *

Целый месяц Смита возили из одного селения в другое по четырем королевствам конфедерации Паухэтана. Его разглядывали, трогали, обсуждали. Иногда его называли чудовищем, но его золотистые волосы спасли его. У виновного в грязных делах человека из экспедиции Госнолда 1604 года были черные волосы.

Но паухэтаны на этом не закончили с ним. Теперь они хотели все знать о Джеймстауне. Они задавали вопрос за вопросом. Сколько там людей? Сколько ружей? Какие у них припасы? При этом Смиту постоянно угрожали лишением хорошей пищи, теплого жилья, а иногда и женщины, которую ему предоставляли во время этой одиссеи. Он ждал, что его будут пытать, а когда этого не случилось, пришел к заключению, что его приберегают для чего-то иного. Но для чего?

Ужасающе холодным днем незадолго до Нового года его подняли с теплых мехов постели и объявили, что после завтрака из кукурузного хлеба и сушеной оленины они отправятся в Уттамуссак.

Уттамуссак, подумал Смит. Там, предположительно, находятся сокровищницы Паухэтана. Так говорил Кэндалл. Его надежды возродились. Неужели они доставят меня к великому королю?

Смит с радостью подчинился обычному порядку пеших переходов: по три высоких воина по бокам, два впереди и два сзади, руководил ими сын короля паманков. После пяти часов пути они подошли к Уттамуссаку. Их встретили пять самых высоких мужчин из когда-либо виденных Смитом и после короткого разговора сопроводили маленький отряд в деревню.

В поселке был с десяток домов обычного размера, а над ними возвышались три гораздо больших. Таких он еще не встречал в Новом Свете, — длиной, пожалуй, футов в восемьдесят. Вокруг каждого дома ходили по двадцать стражников, каждый шести с лишним футов ростом. Их раскраска была красной, и вид устрашающий. Сокровищницы Паухэтана, возбужденно сказал себе Смит. Там находится золото, жемчуг, рубины, драгоценные камни и серебро. Мысли проносились в его голове одна за другой. Он едва сдерживал волнение, но не мог позволить, чтобы враги догадались о его мыслях. «Наконец-то, — думал он, — наконец-то я нашел богатства. Теперь виргинское предприятие увенчается успехом. Но мне нужно остаться живым. Я должен. Что они для меня приготовили? Увижу ли я великого короля или меня убьют? Может, я здесь в качестве жертвы?»

Его толкнули в плечо, направили в один из меньших домов и усадили там на черную циновку. Помещение было освещено небольшим огнем, и его полумрак напомнил ему церковный — у себя дома, в Англии. Свет выхватывал из темноты большие пуки сухой травы, развешанные по стенам и источавшие сильный аромат, от которого из тела ушло напряжение и его стало клонить ко сну. Но когда его глаза привыкли к тусклому освещению, в дальнем углу он разглядел идола, деревянную фигуру с выкрашенным в белый цвет лицом — злым и почти живым в своем злорадстве. Перед ним лежали подношения — два маленьких мертвых животных. По спине Смита пробежал холодок страха, и он прочел короткую молитву. Фигура похожа на дьявола, подумал он. На всякий случай он сплюнул через пальцы и произнес заклинание против дьявола, которому научился в детстве.

В этот момент в комнату ворвалась какая-то фигура. Все еще думая о дьяволе, Смит вздрогнул: «Боже мой, кто это?» Он приподнялся. Твердая рука толкнула его на место, оставив угольно-черный след на его камзоле. Смит тихо вздохнул и подумал: «По крайней мере, это человек, но это самое совершенное воплощение зла, которое я видел». Огромный мужчина, с головы до ног выкрашенный в черный цвет, медленно, как бы в танце, передвигался по помещению. На его голове чучела змей и ласок, набитые мхом, их хвосты сплелись в ужасную корону. Он со стоном произносил заклинания, кружа у огня. Потом он достал погремушку, и его голос взлетел высоко в завывании и снова упал до стона. Он принялся разбрасывать вокруг огня кукурузную муку. «Он, вероятно, наводит на меня порчу», — подумал встревоженный Смит. Он был уверен, что справится с любой непосильной задачей, предложенной жизнью, но не надеялся одолеть посланца дьявола.

В комнату вошли еще трое дикарей, таких же огромных и черных. Страх обострил чувства Смита. Вновь пришедшие присоединились к танцу, движения их рук и ног были то резкими, то медлительными. Они тоже причитали и стонали. Появились еще трое, и все они, не переставая кружить у огня, высокими голосами запели песню. Внезапно они прекратили танец и симметричным узором разложили вокруг муки кукурузные зерна. Они упали на колени, низко склонили головы и громко и протяжно застонали. Потом положили меж зерен маленькие палочки и повторили ритуал и стоны. Они, должно быть, жрецы, подумал Смит, жрецы дьявола. Дым от огня, запах трав, непрекращающиеся движения жрецов сгустили воздух. Теперь он задыхался не только от страха, но и от духоты.

Неожиданно дикари вскочили на ноги и воздели руки. Потом снова упали на колени. Быстрыми движениями они натирали палочки мукой и бросали их в огонь. Одним большим прыжком они все встали, тела их дрожали.

Первый жрец повернулся к Смиту и сказал, выплевывая слова ему в лицо:

— Мука — это наша земля, зерна — наши моря, палочки — твои люди. Мы сокрушим тебя и твоих людей и загоним вас в океан.

Они ушли так же быстро, как и появились.

Смит сидел и ждал. Идол в углу, подобный воплощенному злу, пялился на него сквозь дым. Наконец пришли двое из его стражи, и один из них приказал ему встать. Он чуть улыбнулся:

— Жрецы великого вождя Паухэтана приготовили тебя, — сказал он. — Завтра мы отправляемся в Веровокомоко.

На следующее утро дюжина каноэ отплыла, чтобы совершить путешествие длиною в день. Холодный дождь затекал Смиту за воротник. Он наблюдал за дикарями и в который раз отметил, что они никогда не обращают внимания на погоду. Их плечи были обернуты мехами, но одежда из оленьей кожи никогда полностью не прикрывала их тела. Однако они, казалось, не замечали ни ледяного дождя, ни жаркого солнца.

Через день они будут в середине королевства Паухэтана, в Веровокомоко. И Покахонтас будет там, подумал Смит. Она наверняка вступится за него перед отцом. Она должна помочь ему убедить отца наладить отношения с ним и с его людьми. Если, после потери на Роаноке, не выстоит и эта колония, Англия падет духом, а вероломная Испания захватит все побережье — от Флориды до Ньюфаундленда, а затем двинется на запад — к Ост-Индии. «Мы выиграли у них великую войну, но можем потерять континент».

Смит сидел скорчившись, обхватив колени руками и пытаясь хоть как-то согреться, и вдруг осознал, что слишком много думает о Покахонтас. Перед его мысленным взором возникло сияние ее черных волос, высокие скулы, гордо посаженная голова. Да, это слишком большая смелость позволить себе мечтать о ней. Она — дочь великого короля, а он обычный человек. Он поступит мудро, если выкинет из головы все мысли о ней, но как невзрачны остальные женщины в сравнении с Покахонтас, с ее стихийной жизненной силой.

Серый день усугубил его и без того мрачные мысли. Радостное возбуждение, которым он был полон накануне, попав в Уттамуссак, прошло. Сейчас он горько сожалел о троих людях, которых потерял. Он теперь иначе думал о колонистах-джентльменах. Да, они были никудышними работниками, но доказали свое мужество, находчивость и надежность в бою. Благородная кровь в их жилах проявила себя. Он был опечален потерей. Индейцы не оставили ничего, что можно было бы предать земле в Джеймстауне, подумал он.

Стража гребла упорно, молча. Сделали только одну короткую остановку в полдень. Они не разговаривали друг с другом и, казалось, не ведали усталости. Через несколько часов дождь прекратился, и небо на западе окрасилось в розовато-лиловый цвет. Потом впереди на берегу они увидели мужчин с незажженными факелами.

Вот наконец-то Веровокомоко, подумал Смит. И тут же принялся выглядывать гибкую девичью фигурку, хотя по опыту, приобретенному за время путешествий по земле паухэтанов, знал, что едва ли она будет стоять на берегу. Любимая дочь Паухэтана будет ожидать его подле отца. Каждый день гонцы сообщали о его передвижении по стране Паухэтана.

Ожидавшие мужчины с полмили вели Смита к месту, где две сотни подданных Паухэтана группами стояли перед длинным домом. Люди внимательно оглядели его. Они разговаривали между собой, но то один, то другой тыкали его пальцем или сильно тянули за бороду.

Это, вероятно, упрямые, несговорчивые придворные, подумал Смит. Нечего ждать от них милости. Ему хотелось определить равного себе по званию и поговорить с ним. Он не мог удержаться, чтобы не искать взглядом Покахонтас, но в темноте мало что было видно.

После получасового ожидания его подвели к дому с другой стороны, где из входа лился свет. Когда его втолкнули внутрь, поднялся громкий крик. В помещении находились, наверное, три с половиной сотни человек. После темноты и холода улицы тепло, свет и шум моментально оглушили его.

Глаза скоро привыкли, а чувства подчинились буйству красок. Через каждые несколько футов горели факелы, освещая зеленые, желтые, синие и красные, узоры, покрывавшие тела мужчин. Яркие украшения из перьев и причудливые головные уборы красовались на блестящих волосах. В конце помещения на возвышении, похожем на ложе и щедро застланном искрящимися шкурами норки, куницы и лисы, восседал великий король Паухэтан. По обе стороны от него и позади стояли его двадцать жен в накидках из разноцветных перьев. В отличие от мужчин волосы у них были распущены и украшены белым пухом и перьями.

Смит услышал удар двух палок одна о другую, толпа издала оглушительный вопль. Смита толкнули к месту перед Паухэтаном, но не слишком близко к нему. Он хорошо разглядел человека, в чьих руках находилась его судьба, и ощутил неуверенность. У короля были строгие черты лица, а выражение — холодным, решительным и хитрым. Он царил здесь, но не потому, что был на возвышении или обладал крупной фигурой, а благодаря силе, исходившей от него. Этот король обладает властью, подумал Смит, обладает, как никто другой.

Король отвернулся и быстро сказал что-то стоявшему рядом воину. Смит использовал этот момент, чтобы оглядеть помещение. Он метнул взгляды во все стороны. На секунду ему показалось, что он увидел ее, но нет, это была не Покахонтас. Где же она? «Если не здесь — я погиб», — подумал он, и страх начал затягивать его. Он посмотрел снова, но не увидел ее. «Она покинула меня. Что-то заставило ее изменить свое мнение о нас». Он склонил голову и мгновение раздумывал. Потом расправил плечи и посмотрел на великого короля. Смит знал, что ему потребуется все его мужество, чтобы пережить следующие несколько минут.

Она слышала громкий крик, донесшийся из дома для совещаний. Он здесь, сказала она себе. Она не могла пошевельнуться, словно оцепенела. На один миг ее лицо приняло жесткое выражение, как у Паухэтана. Она сидела в доме своего отца, скрестив руки и сжав ладони в кулаки. «Они устроят торжество, праздник, а потом жертвоприношение. Мы с отцом заключили договор, но мне не придется идти и смотреть на то, что случится сегодня. Я не пойду».

Она медленно поднялась и нетвердыми шагами прошлась по дому, вернулась назад. До этого она переоделась вместе с сестрами, нарядившимися в свои лучшие одежды, чтобы как можно меньше привлекать к себе внимание. Она тоже приготовилась, но не сказала им, что не пойдет на церемонию.

«Матоака, Белоснежное Перышко — мое тайное имя, а я чувствую лед в своем сердце, как будто падает первый снег зимы», — подумала она. Она посмотрела на свое одеяние из великолепно выделанной белой кожи. С плеч и до колен ее укрывала затейливо сплетенная из белоснежных лебединых перьев накидка. "Она напоминает белую шелковую рубашку, которую показывал мне Джон Смит. Все постоянно напоминает мне о нем. Я должна владеть собой, я должна быть сильной. Я не видела его три месяца, но все равно... "

Она вернулась в Веровокомоко из Джеймстауна, когда лето было в самом разгаре. Отец встретил ее тепло, но сдержанно, и она поняла, что серьезного разговора не миновать. Она забыла свой долг перед ним и своим народом и легко поддалась влиянию врага. Он добавил, что, вероятно, она еще слишком молода для таких важных дел, и это, в первую очередь, его вина, что он разрешил ей уехать. Он сказал, что не винит ее, но удивлен, почему она испытывает к врагам добрые чувства, когда ее братья и сестры продолжают хранить ему верность.

Покахонтас сказала, что ожидала такого его отношения. Но, спросила она, как можно судить людей, не видя их? Они не такие, как он думает о тассентассах, это добрые люди, которые надеются поладить с паухэтанами. Ей хотелось бы еще больше узнать о тассентассах и их обычаях. «У них есть привычки, полезные для нас, и орудия, которыми могли бы овладеть и наши люди». Она постаралась не обмолвиться о своих чувствах к Джону Смиту.

Паухэтан ответил, что с ней становится невозможно разговаривать. Она должна выбросить тассентассов из головы. Ее мысли граничат с изменой. Она должна остаться со своим родом, своей семьей и людьми, которые воспитали ее. У нее есть обязательства перед своим отцом, будущим мужем и тем важным положением, которое она скоро займет, став самостоятельным вождем племени.

Покахонтас сказала, что хорошо представляет себе свою ответственность и чувствует себя несчастной из-за того, что причинила неприятности. А потом у нее вырвалось, что она не хочет быть женой Кокума.

Паухэтан был поражен. Он сказал, что не понимает ее, потому что было совершенно очевидно, что Кокум доставил ей удовольствие. Носит ли она его ребенка?

Покахонтас ответила, что нет, не носит, и попыталась объяснить отцу свои двойственные чувства, страх перед рабской зависимостью от Кокума. Ее отчаяние тронуло отца.

Посидев несколько минут в молчании, он сказал, что, возможно, она преувеличивает свои страхи, но сейчас он не хочет насильно заставлять ее быть с ним. Позднее она, может, переменится к нему. Паухэтан сказал, что заключает с ней договор. Он найдет предлог отослать Кокума на охоту, а затем назад к чикахомини. В ответ она должна забыть о тассентассах, остаться здесь и собирать дань. Он снова напомнил ей, что самый первый долг у нее перед ее народом, он в любом случае намерен отправить тассентассов обратно в море.

Покахонтас понимала, что это справедливый уговор. Она также понимала, что отец запретит ей дальнейшие посещения тассентассов. Правда, ей пока больше не нужно волноваться из-за Кокума. Но при этом она чувствовала себя виноватой в том, что разрушила надежды отца на установление отношений с вождем чикахомини. Как ей справиться со своими внутренними ощущениями? Она знала, что не ошибается в тассентассах, но и знала, что долг ее — здесь.

И сейчас она разрывалась уже не между Кокумом и своей свободой, а между своим отношением к Смиту и колонистам и своей верностью отцу и своему народу.

Прошедшие недели были трудными, но заполненными делами. Паухэтан тут же отправил ее вместе с несколькими старыми советниками собирать дань. Задача была сложной, поскольку каждый подданный империи Паухэтана должен был отдать своему повелителю восемь десятых от всего, что он произвел, вырастил или поймал. Устрицы, жемчуг, меха, роаноки — связки бус из ракушек, используемые при расчетах, — рыба, кукуруза — все стекалось в дома-хранилища в Уттамуссаке.

Были поездки по разным селениям и устроенные в ее честь праздники, но она не могла изгнать из памяти Джона Смита и его людей. Она страстно желала быть с ним и страдала и от своей потери и от неверности отцу. Снова и снова она обдумывала, как свести их вместе и подружить.

И сейчас, слыша праздничные крики, исторгаемые сотнями глоток, она поняла, что слишком поздно. Смита взяли в плен. Узнав об этом несколько солнц назад, она испугалась и разозлилась. Она знала, что отец настроен избавиться хотя бы от одного из вражеских предводителей. И ничего не могла сделать, чтобы заставить его изменить решение.
Она ходила по длинному помещению, сжимая и разжимая кулаки.
 

                                                                                          Глава 11
                                                                  
 Веровокомоко, январь 1608 года
Великий король подергивал висевшую на его груди нитку жемчуга. Он неотрывно смотрел на Смита, не приветствуя его, ни о чем не спрашивая, никак не признавая, Но Смит знал, что не должен начинать разговор первым.

Придворные разговаривали, и в помещении стоял негромкий гул. Смит заметил, что у всех красивых и горделивых женщин, окружавших Паухэтана, на шее и на запястьях были нити жемчуга и медные украшения, подвешенные на цепочках. У тех, что ближе других находились к королю, жемчуг был крупней и этих нитей больше.

Движением руки король подал знак. Сразу же подскочило несколько из них. Небольшое смятение у помоста, и вперед выступила представительная женщина средних лет, одетая в богато украшенный перьями наряд из кожи, тяжелые нити драгоценностей свисали до пояса. Она принесла Смиту миску с водой и показала, чтобы он вымыл руки. Двигаясь медленно и с большим достоинством, она подала ему пучок индюшачьих перьев вытереть руки. Она занимает высокое положение, подумал он, когда она знаком приказала ему следовать за ней.

— Ты жена великого короля? — прошептал Смит на языке паухэтанов.

Вздрогнув, она обернулась:

— Я его сестра, вождь племени апаматуков. Где ты научился нашим словам?

Она не глупа, подумал Смит. Сказать об уроках Покахонтас или промолчать? Отсутствие принцессы заставляло его держаться настороже.

— Я ездил по земле паухэтанов, — ответил Смит.

— Ты должен стоять здесь, — сказала женщина, указывая на место поблизости от короля. — У нас будет праздник.

Дым от факелов закручивался под потолком и выходил через специальные отверстия. Это напомнило Смиту старые английские дома — до того, как стали делать дымоходы. Сновали прислуживавшие женщины в ярких бусах и юбках с бахромой, разнося искусно сделанные глиняные миски, наполненные полосками жареной оленины и кусками индюшатины, и большие плоские блюда с золотистым кукурузным хлебом. Завершили трапезу нежным оленьим сыром и сушеными фруктами.

Пища была хорошо приготовлена, и Смит ел от души. Он уже давно так не угощался. Может, это в последний раз, думал он, но я наслажусь каждым куском. Момент был опасный, но таких моментов в его жизни было много, и он научился не отказываться от удовольствий, когда они предоставлялись.

Один из советников короля поднялся и начал говорить. В комнате воцарилась тишина. Прислушавшись, Смит понял, что эта речь не что иное, как горячий призыв против иноземных пришельцев и воинственное требование сбросить их в море. Ему показалось, что раз-другой он уловил слово «Роанок» и несколько раз расслышал «Чесапик» и «чикахомини». Затем оратор перешел к изложению мировоззрения народа паухэтанов. Высидев множество речей за долгие недели пребывания в плену, Смит знал, что выступающий может говорить часами и при этом владеть вниманием слушателей.

Смит то и дело обводил глазами большое помещение, надеясь увидеть, что Покахонтас присоединилась к торжеству. Ее отсутствие казалось зловещим. Он клял себя за то, что ищет ее, и, не найдя, погружался в беспросветное отчаяние. Он вроде бы увидел двух ее братьев, Памоуика и Секотина, но здесь они ни за что не ответят ни на какое его приветствие. Смит мог представить, какому давлению подверглась Покахонтас, вернувшись к отцу, в его королевство. Она обладала властью в мире паухэтанов, но была еще молода и уступчива. Понимая это, все равно, он не мог не чувствовать себя покинутым и, что еще хуже, разочарованным.

«Они собираются принести меня в жертву, — подумал Смит. — Здесь нет никого из моих людей, чтобы поторговаться или заступиться за меня. Их же здесь слишком много против меня одного». Он обдумал все возможности, но ни к чему не пришел. Прочитал несколько кратких молитв. Он всегда верил, что Бог помогает тем, кто сам помогает себе. Даже во время молитвы он инстинктивно продолжал искать путь к спасению.

«Надо ли мне заговорить и взмолиться о пощаде? Но моих знаний языка не хватит, чтобы должным образом попросить о милосердии. Кроме того, они станут презирать меня за то, что я не принимаю своей судьбы и не могу достойно умереть». Он почувствовал себя по-настоящему загнанным в угол. Много раз он испытывал это острое ощущение надвигающейся опасности, но всегда при этом была возможность бросить вызов и победить. И сейчас в первый раз он изведал холодный ужас отчаяния.

Выступавший наконец закончил. Король склонил голову, затем подозвал группу жрецов, которые подошли к возвышению и встали там, потряхивая своими погремушками. Хотя одеты они были не в черное, их головные уборы были те же самые — из набитых мхом змей и ласок, — которые Смит видел на дьяволоподобных существах в Уттамуссаке. Они заговорили между собой тихими голосами, и совещание было долгим. В заполненном людьми помещении ничто не нарушало тишину, только иногда кто-то переминался с ноги на ногу или приглушенно вздыхал.

Самый молодой жрец подал знак высокому воину, чье лицо было покрыто следами многочисленных сражений. Он прошагал к двери и выкрикнул наружу несколько приказаний. Свежий ночной воздух ворвался в дом, разрежая духоту от скопления людских тел и горящих факелов. Вошли несколько воинов. Они несли два больших камня. Пошатываясь под их тяжестью, они положили их в центре, на земляной пол. Мех воинов поблескивал капельками дождя.

Смит следил за приготовлениями. Он жалел, что сейчас рядом с ним нет священника-христианина, который помолился бы вместе с ним и отпустил его грехи.

Внезапно стройным шагом вошли обнаженные по пояс воины, с их влажных волос стекала вода, в руке каждый держал боевую дубинку. Мускулы играли, кожа блестела от масла, смешавшегося с дождевой водой. Они разделились на две группы, окружили массивные камни и бесстрастно смотрели в сторону пленника. Смит ответил им злобным взглядом. «Почему они выглядят так, будто совсем не рады забить меня дубинками до смерти? Я-то знаю, что будут. Если они умелы, то оглушат меня первым же ударом. Но они могут растянуть казнь и играть со мной долго», — подумал он, глядя на их руки и прикидывая их силу.

Смит повернулся к возвышению, и ему показалось, что в изгибе губ Паухэтана прячется злобно-насмешливая ухмылка. «Что ж, — подумал Смит, — он вполне может чувствовать удовлетворение, убивая нас по одному. Он вернет свою страну, но надолго ли? Сладить с жестокими испанцами ему будет гораздо труднее, чем с нами. Видит Бог, я желаю им как следует проучить его!»

Словно в ответ на внутреннюю мольбу Смита, Паухэтан встал и поднял руки. В ту же секунду в комнате установилась тишина. Ее нарушало только потрескивание факелов. И только Смиту было слышно нарастающее биение его собственного сердца, барабанным боем отдававшееся в ушах.

Паухэтан говорил недолго. Смиту удалось понять короля, сказавшего, что он будет принесен в жертву богу зла Океусу. «Будь проклят их бог-дьявол!» — подумал он. Повинуясь привычке, он сплюнул сквозь пальцы. Разводить церемонии со злом было некогда.

Над толпой пронесся вздох. Они не знали, что означает жест Смита. Угроза, злое заклинание? Потом воины схватили его за руки и подвели к двумя камням, поверхность которых в месте их соединения образовывала неровное углубление для головы. «По крайней мере, меня убивают со всеми приличествующими моему положению почестям», — подумал он.

Смит все еще злился, желудок сводило от ярости. Ему удалось прочесть еще одну молитву. Он молил Господа простить его злобу и грехи и просил не забыть о тех случаях, когда он пытался творить добро.

Два воина схватили его и заставили встать на колени. Один из коленных суставов щелкнул, отдаваясь в помещении звуком пистолетного выстрела. Они наклонили его вперед и вниз и прижали лицом к выхоложенному зимой камню. Смит коснулся щекой грубой поверхности и почувствовал запах плесени и лесной сырости. Ощущение оказалось до странности сладостным, оно окутало его чувством наслаждение и безопасности. Охваченный восторгом, он закрыл глаза. Ему захотелось унести с собой и этот камень и это чувство.

Он слышал, как воины выстраиваются, чтобы им удобнее было пустить в ход свои боевые дубинки. С пола поднималась пыль и он чувствовал ее вкус во рту. Ему вдруг страстно захотелось родных запахов, родного вкуса, звуков родного языка. И когда он в ожидании напрягся, его снова охватила ярость.

Он скорее угадал, чем услышал какое-то движение. Внезапно ему в лицо повеяло свежим воздухом. Что-то упало на спину и на плечи. От неожиданности он дернулся. Затем легкие руки обвили его голову, пряди волос скользнули по его щекам и гладкая кожа прижалась к его коже. Он услышал знакомый нежный голос.

— Если они убьют тебя, пусть убьют и меня.

Произнося эти слова, Покахонтас баюкала его голову в своих руках. Потом она прижалась лицом к его лицу. Они не слышали возбужденного гомона голосов, шагов бегущих воинов, не видели ужаса на лицах окружавших их людей. Не было ничего, кроме тепла их сливающихся дыханий и мягкого прикосновения ее грудей к его спине. Наконец она подняла голову и поглядела через плечо на изумленных и растерянных воинов, на отца, с мрачным лицом сидевшего на своем возвышении.

Великий король поднял руку, и воины отступили. Присутствующие молча смотрели, как любимая дочь короля поднимается с камней смерти. Покахонтас протянула правую руку, давая Смиту понять, что ему тоже следует встать, и они вдвоем подошли и остановились перед Паухэтаном. Странно, но его грозное лицо вдруг тронула улыбка легкого восхищения, хотя глаза оставались суровыми, даже безжалостными.

— Отец, — заговорила Покахонтас, — я умоляю тебя пощадить мою жизнь и жизнь капитана Смита. Этот человек не сделал нам ничего плохого, наоборот, от имени своего народа он принес нам добрую волю и желание торговать с нами.

В помещении стояла мертвая тишина. Через несколько секунд король спокойно сказал:

— Покахонтас, ты проявила смелость. Я оставлю капитана в живых. — Он повернулся к страже. — Отведите его в большой дом. Я распоряжусь о нем позже.

Большой дом стоял в глухом лесу в миле от Веровокомоко. Смит увидел сотни скальпов, которые аккуратными рядами были развешаны по стенам и образовывали своеобразный узор на коре. Никакого другого убранства не было, если не считать большой циновки, свисавшей с потолка и делившей дом на две комнаты. «Не очень-то обнадеживающее жилище, — подумал Смит, — но я жив. Может, удастся вернуться и в Джеймстаун». В доме никого больше не было, и звук царапавших по крыше веток отдавался глухим эхом. Он послушно сидел перед огнем, как приказали ему воины.

Благословенная Покахонтас! Он почувствовал, как в нем поднимается радость. Она и в самом деле друг, и даже больше, подумал он, и даже больше.

Он дремал, когда протяжный звук, самый скорбный из слышанных им, раздался из второй комнаты. Он вздрогнул и очнулся — в комнату, откинув циновку, входили две сотни мужчин, раскрашенных и одетых в черное и тихо причитавших. Возглавлял их сам великий король. Когда Смит попытался подняться на ноги, Паухэтан сделал ему знак остаться сидеть. Черные люди и черные скальпы на стенах действовали на Смита угнетающе.

Один из людей Паухэтана развернул небольшую циновку и положил ее перед Смитом. Король сел на нее и начал говорить.

— Я пришел вместе с моими жрецами и лучшими воинами. Жрецы против того, что я скажу, а воины согласны. Время покажет, что это правильный шаг. Моя дочь многое рассказала мне о тебе и твоих людях. Она говорила, что мы должны стать друзьями и торговать, и я согласен с ней. Через два солнца я намерен послать тебя назад в Джеймстаун, потому что мне хотелось бы получить несколько ваших больших ружей и точильный камень. В обмен я дам тебе земли Капаховосик и буду отныне считать тебя своим сыном по имени Нантакуонд.

Смит был ошеломлен. Неужели за столь короткое время между его избавлением и этой встречей Покахонтас сумела убедить отца? Другого объяснения не было, разве только Паухэтан, по своей прихоти, решил, что ему выгоднее приобрести желаемое, сделав Смита своим союзником. Умная стратегия. Смит тут же согласился на условия Паухэтана и на церемонию усыновления. Но он по-прежнему страшился могущественных жрецов и их козней в будущем.

— Покахонтас говорит, что люди с черными бородами — вы называете их испанцами, — преследовали ваши корабли до самых наших берегов.

Смит кивнул.

— Ты также сказал ей, что ты с твоими людьми уплывешь, как только ваш капитан вернется из вашей земли, лежащей за водами.

— Да, я так сказал ей. — Смит припомнил, что несколько месяцев назад, когда они встретились в первый раз, пытался разъяснить Покахонтас и ее братьям намерения англичан.

— Надеюсь, что это случится скоро. Мои жрецы нетерпеливы. После церемонии усыновления ты вернешься в Джеймстаун. Этой ночью мои люди принесут тебе поесть и дадут женщину согреть твою постель.

Смит не мог понять, почему его держат в изоляции, но не пожаловался. Достаточно и того, что король сменил гнев на милость. Внезапно развеселившись, он вспомнил о том, что какой-то час назад он считал себя погибшим, а теперь ему предлагают то, что связано с жизнью — женщину. Но какую женщину ему дадут? Он знал, что это не может быть Покахонтас. Он пытался выбросить из головы все плотские мысли в отношении нее. Она была королевской дочерью. Но черное так стремительно обернулось белым, что все стало возможно. Что он почувствует, если действительно придет она? Одно дело обожать ее, верить и доверять ей. И совсем другое — вообразить ее теплое тело рядом с собой. И не потому ли он сдерживался, что ей было всего тринадцать или четырнадцать лет? В Англии некоторые выходят замуж в таком возрасте, даже раньше, и, без сомнения, здесь тоже. Он сел по-турецки и уставился на огонь.

Как только Смита отослали в большой дом, традиционное место, куда селили гостей, которые не были ни близкими друзьями, ни родственниками, Покахонтас сразу же повернулась к отцу. Они говорили очень серьезно, и Покахонтас приложила все усилия, чтобы заставить отца взглянуть на тассентассов ее глазами. Она знала, ей необходимо убедить отца, что паухэтанам нужны эти люди, чтобы научиться у них их великому колдовству. Она была твердо уверена, что если у нее будет время, она сможет склонить отца ближе познакомиться с белыми людьми. И тогда он станет относиться к ним так же, как она. Однако она была осторожна и ничем не выдала своего отношения к светловолосому капитану. Паухэтан слушал ее мрачно. Ему были знакомы все ее доводы, но то, что она рисковала жизнью для спасения врага, произвело на него глубокое впечатление. Он очень хотел понять ее. Все знали, что она необыкновенный ребенок, но проявления ее складывающегося характера не переставали удивлять его. Как она заявила, отправляясь к тассентассам, что узнает их, так и выходит. В нем все еще не угасла решимость уничтожить чужеземцев, но его дочь была права: сначала надо выяснить, как действует их колдовство.

— Хорошо, дочь, мне понадобятся твои советы. Мы станем торговать с тассентассами. Это всего лишь проба, но я встречусь с ним и обсужу наши дальнейшие действия. Поскольку ты спасла этого человека, ты отвечаешь за него, так что приготовь ему еду и найди женщину на ночь. Он глава своих людей, поэтому у нее должно быть определенное положение и опыт — он не мальчик.

Покахонтас опустила глаза. Дать гостю милую девушку, чтобы разделила с ним постель, — обычное дело, но не хочет ли отец как-то уколоть ее из-за того, что ему пришлось уступить? Нет, он не подозревает, что она неравнодушна к Смиту. На какую-то секунду ею овладело страстное желание самой согреть его постель, но отец почти наверняка не одобрит этого и возьмет назад все свои обещания. Она не может рисковать. Но все равно она не сможет подобрать женщину. Придется это сделать Мехте. Какая несправедливость, пришла она в раздражение, снова увидеть его и почти сразу же отдать другой женщине. «Должно быть, бог зла Океус наказывает меня за то, что я отказала Кокуму», — подумала она. Как она уснет сегодня ночью, зная, что Смит так близко и предается любви с кем-то из ее подруг или, что еще неприятнее, с кем-то, кто ей не нравится!

Мехта остановила свой выбор на красавице, бывшей жене великого вождя, выданной за одного из лучших воинов, который сейчас был на охоте. Среди женской части населения Веровокомоко этим вечером было много разговоров.

На следующее утро Мехта потащила Покахонтас на реку, туда, где купались только женщины поселка. Все они спешили воспользоваться ярким зимним солнцем, припекавшим так сильно, что возникало ощущение жары. И все едва могли дождаться рассказа о тассентассе, об этом человеке, которого некоторые называли чудовищем.

Покахонтас все никак не могла решить, что хуже — услышать рассказ или не слушать его. Когда женщины разделись для купания, все украдкой осмотрели жену воина, бывшую со Смитом. Будут ли на ее теле следы любовных укусов и, что важнее всего, где? Остались ли у нее розовыми соски? И было ли в этом человеке что-нибудь необычное? Он покрыт шерстью, как медведь? И вытворял с ней страшные вещи?

Покахонтас подумала, что женщина слишком скромна и не собиралась ничего рассказывать. Она плескалась, всем своим видом давая понять, что получила удовольствие, и немалое, от этого мужчины, чудовище он или нет. Она ничего не говорила, но резвилась в холодной воде, словно было время жаркого солнца. У Покахонтас чесались руки как следует отшлепать ее. Наконец женщина вышла из воды и позволила сколько угодно смотреть, как она медленно вытирает индюшачьими перьями свое роскошное тело. До этого момента никто не завидовал ее ночи с чужестранцем. В конце концов, ее мужа нет уже десять ночей, и все посчитали, что это будет любопытной пробой. Но, как ясно видели остальные женщины, проба оказалась весьма удовлетворительной, и их нетерпение уже перерастало в раздражение, когда, наконец, жена воина уселась у костра.

Она сказала, что вниз от шеи тассентасс очень-очень бледный. Его лицо покрыто волосами, как у медведя, сказала она. Но ей было очень приятно, когда они слегка царапали ей кожу, чуть смущенно добавила она. Все остальное тело у него такое же безволосое, как у ее мужа, кроме, конечно, золотистых завитков вокруг его орудия любви. Она откинулась назад и прикрыла глаза. Она сказала, что эта часть его тела прекрасна — подобно восходу или закату солнца. Но, лукаво заметила она, заката почти не было, потому что он очень, очень сильный.

Когда женщины сели поближе, чтобы расспросить обо всех подробностях, Покахонтас почувствовала, что не может больше этого слышать. Она знала, что эту ночь будут обсуждать и обсуждать и повествование станет обрастать вымыслом. К тому времени, как муж этой женщины вернется домой, уже будут рассказаны необыкновенные истории, а его жена сполна насладится новым высоким положением. Затем за дело возьмутся слагатели песен. "Я должна это остановить, — подумала она. — Одно слово моего отца... "

Церемония усыновления должна была состояться, когда солнце достигнет самой высокой точки во время сезона длинных ночей. У жрецов был вид суровый и печальный. Их злило, что захватчикам были сделаны какие-то уступки, и они так сильно били в барабаны, будто старались выразить свой гнев.

Жители поселка хотя и поддерживали новое отношение своего короля к странным людям, пришедшим из-за большой воды, но с некоторыми сомнениями. Явное неодобрение жрецов смущало их. «Жрецы могут сколько угодно выказывать свое неудовольствие, — думала Покахонтас, — но я подозреваю, что они думают о том же, о чем и я. Они знают, что отец по-прежнему настроен постепенно уничтожить чужих людей».

Увидев Смита перед началом церемонии, Покахонтас почувствовала себя неловко. Она знала, что, когда воины возвращаются домой после охоты или сражений, они желают своих женщин и их любви. Смиту тоже было необходимо расслабление после сурового испытания пленом и отмененной в последний миг казнью. Но даже если и так, тяжело было представлять, что он делал с этой глупой женой воина.

Покахонтас пыталась сохранить в своем сердце мгновение полного единения со Смитом, то мгновение на камнях смерти, когда во всем мире они были уверены только друг в друге. И когда он повернул к ней лицо, она поняла, что и он испытывает особое чувство. Бог неба говорил с ней через глаза Смита, и она снова наполнилась теплом и радостью.

Она также заметила, что Смит с тревогой ждет церемонии усыновления, и заверила его, что не произойдет ничего опасного или болезненного. Он единственно должен продемонстрировать сыновнее уважение, когда острой раковиной ему надрежут палец, и его кровь смешается с кровью Паухэтана. Смит ответил, что считает усыновление большой честью.

Позднее в тот день, после церемонии, Покахонтас попросили спуститься с возвышения, где она сидела рядом с отцом, и встать подле капитана.

Заговорил ее отец:

— У народа паухэтанов есть обычай, который существует столько, сколько мы себя помним. Когда мы кого-то спасаем, мы несем ответственность за этого человека, пока он жив. Покахонтас, теперь ты охраняешь капитана Смита. Он твой особый подопечный и твой повелитель. Капитан Смит отбывает в свой лагерь. Раухант, мой ближайший советник, будет сопровождать его. Он вернется в Веровокомоко с двумя небольшими пушками, которые капитан согласился дать мне. Покахонтас, в соответствии с твоими новыми обязанностями, ты с припасами вскоре поедешь следом, но ты должна вернуться ко мне через несколько дней.

Покахонтас быстро переводила, чтобы Смит полностью понял повеления ее отца. Затем она смотрела, как двенадцать воинов уходят вместе со Смитом. Завтра к раннему утру они будут в его поселении.

                                                                                         Глава 12
                                                                   Джеймстаун, январь 1608 года
Бах! Водопадом посыпался снег.

Бах! Большие куски льда скалывались с деревьев и втыкались в землю. Мир превратился в круговерть снега и льда. Земля в лесу была усыпана толстыми ветками, а шумные вороны и морские чайки умолкли.

Смит крикнул Рауханту и его людям, чтобы они вернулись. Когда по дереву выстрелили из маленькой пушки, показывая паухэтанам ее в действии, грохот обратил дикарей в бегство. Они рванулись прочь из леса, чуть не сойдя с ума от страха.

Смит приказал:

— Снова зарядите пушку камнями, сделаем еще один выстрел. Только подождем, пока дикари вернутся!

Смит набрался терпения. Прошло не больше часа, как он вместе с паухэтанами вернулся в форт из Веровокомоко, и солнце только появлялось из-за горизонта. Смит смотрел на пробиравшихся назад дикарей, бледных и дрожащих, двое из них едва дышали. Рев пушки и вызванные ею разрушения были для них неслыханными. Они были потрясены.

Раухант положил руку на руку Смита. Достаточно, дал он понять. У него так дрожали пальцы, что он едва ими управлял. Смит улыбнулся и отменил свою предыдущую команду. Потом на языке паухэтанов и жестами Смит спросил у Рауханта, как тот собирается доставить в Веровокомоко, к великому королю, пушку весом в четыре тысячи фунтов. Увидев, что вопрос озаботил Рауханта, Смит послал одного из своих солдат на склад за несколькими нитками стеклянных бус и кусками меди, которые и вручил ему со всеми подобающими знаками внимания. Паухэтаны, казалось, были удовлетворены. Они вернутся к великому королю не с пустыми руками, но объяснить возвращение без пушки будет трудно. Смит не завидовал им.

Габриэл Арчер, Джон Мартин и Джон Рэтклиф стояли рядом, то и дело похлопывая себя по бокам, чтобы согреться. Они горели нетерпением расспросить Смита о его путешествии в Веровокомоко и узнать, что случилось с Кассеном, Робинсоном и Эмри.

Когда Раухант и его воины наконец-то отбыли с подарками и бусами, Смит и три капитана сели у костра перекусить. Смит ел жидкую кашу и грубый кукурузный хлеб со скрытым отвращением. «Хорошая пища индейцев избаловала меня, — подумал он. — Я должен попросить Покахонтас, чтобы она научила наших людей готовить настоящую еду теперь, когда мы можем ходить на охоту и ловить рыбу».

— Смит, вы меня не слушаете.

Трое мужчин, члены руководящего комитета, пристально смотрели на него, внимательно и требовательно. Рэтклиф, нынешний президент совета, повторил вопрос:

— Где Кассен, Робинсон и Эмри? Вы вошли в форт на рассвете с двенадцатью дикарями и не дали никаких объяснений своего столь долгого отсутствия.

Смит извинился и объяснил, что, прежде чем рассказать все в подробностях, необходимо было избавиться от дикарей. Он не хотел ничего пропускать. Он говорил и видел, что его товарищи нисколько не сочувствуют его жестоким испытаниям, и взгляды их были холодными, как морозное утро. Он понял, что они не верят, будто он сделал все возможное и в гибели Кассена, Робинсона и Эмри нет его вины. Они считали, что он должен был остаться с ними. В создавшейся ситуации он решил умолчать об Уттамуссаке и домах-хранилищах. Если совет отвернется от него, то тогда он самостоятельно займется сокровищами. Он сомневался, удастся ли ему убедить их, что эти люди были обречены. Он сказал, что молился за их души каждый день, пока его перевозили из деревни в деревню и во время пребывания в плену. Он также постарался доказать им как укрепилось положение колонии из-за сближения с великим королем. И хотя потери невосполнимы и очень печальны, путешествие себя все-таки оправдало. Теперь, благодаря поддержке Паухэтана, они смогут без страха покидать форт.

Когда они заканчивали трапезу, прибежал один из плотников и охрипшим от возбуждения голосом сообщил, что вернулась принцесса Покахонтас. Она стоит у ворот, сказал он, а ее свита нагружена провизией.

Смит тут же вскочил на ноги и бросился к ограде. Подбежав к Покахонтас, он схватил ее за руки. В холодном воздухе черты ее лица казались необыкновенно четкими, а глаза лучистыми. Смиту необходимо было поблагодарить ее. Это было невозможно сделать в Веровокомоко, а ему так много нужно было ей сказать. Но она остановила его быстрой улыбкой и первая сообщила известие:

— Мы видели одно из ваших огромных каноэ — плавучий остров в море.

Смит в возбуждении отдернул руки. Он громко оповестил об этой новости стоявших поблизости людей. Они побросали свои орудия труда, помчались к воротам и взобрались на башни. Другие кинулись на берег, в спешке сталкиваясь друг с другом. Застыв в ожидании, люди напряженно всматривались в широкое устье огромного залива. Они смотрели и смотрели.

— Никаких кораблей, капитан. Дикари ошиблись. — Люди были разочарованы, их голоса стали грубыми от раздражения.

— Капитан, скажите им, что обманывать нас так очень плохо.

Покахонтас повернулась к Смиту.

— Но мы видели корабль. Мы бы не сказали, если б это не было правдой. — Она обратилась к Памоуику: — Ты уверен, что видел каноэ?

— Совершенно, — сказал Памоуик.

— И я тоже уверена, — решительно добавила Покахонтас.

Англичане снова обшарили взглядами горизонт, но он стал из голубого серым, а они так ничего и не увидели. Совсем упав духом, они, ругаясь, возвратились в форт.

— Покахонтас, мои люди подавлены, — сказал Смит. — Появление корабля очень важно для нас. Это жизненная связь с нашей землей. Скажи своим людям, что так шутить жестоко.

— Но мой брат не лжет. — Покахонтас мрачно изучала лицо Смита. — И я не лгу.

Смит помедлил, но только мгновенье.

— Давай, зови своих в форт. Вы всегда у нас желанные гости. А я... ты знаешь, я твой самый преданный слуга.

Он низко поклонился. Он не мог допустить никаких раздоров между Покахонтас и своими людьми. С ней в форт пришла жизнь.

Сопровождая Покахонтас к кладовым, он подумал о том, что форт уже выглядит не таким неустроенным, хотя в холодном воздухе деревья стояли голые и не было никакой другой зелени. Деревянные здания посерели под дождями и снегом, и форт казался уже не временным лагерем, а постоянным домом. Даже маленькое кладбище усиливало впечатление основательности поселения.

Обследуя привезенные паухэтанами кукурузу и дичь, Смит испытал разочарование. Он хотел бы поговорить с Покахонтас наедине, возобновить их занятия и выразить ей свою признательность за все, что она для них сделала. Наверное, они могут вернуться к занятиям, но будут ли они прежними? Что-то ушло из их отношений, они уже не были такими простыми и невинными. Слишком многое было теперь между ними. Он чувствовал это в ее ответах, бросаемых искоса взглядах. И еще — что-то неуловимое появилось в ней, какая-то новая женственность. Он и сам не знал, хочет ли он развития их отношений. Он не был уверен, могут ли они развиваться. В конце концов, речь не о них. На карту поставлено все виргинское предприятие, и нельзя забывать, что он должен подавать своим людям достойный пример. Развлекаться с местными женщинами запрещалось, если только их не предлагал вождь. Покахонтас не была обычной женщиной, но даже в этом случае... Наконец, существовало различие в их положении. Он резко встряхнул головой. Он ненавидел себя за то, что опять чувствует неуверенность в себе и происходит это из-за молодой женщины.

Пока Смит и Покахонтас были в кладовых, Арчер, Рэтклиф и Мартин разговаривали под большим деревом в центре форта. Беседа протекала бурно, Рэтклиф горячо жестикулировал, убеждая в чем-то членов совета.

Рабочие собирались под деревом и прислушивались. По знаку Рэтклифа Мартин отделился от группы и неспешно, даже высокомерно, направился к кладовым, где были Смит и Покахонтас.

— Смит, Рэтклиф собирается отдать тебя под суд за пренебрежение обязанностями и убийство Кассена, Робинсона и Эмри. Он строит свое обвинение на законе Ветхого завета.

Смит замер как громом пораженный. «Ублюдки, — подумал он. — Какая несправедливость! И это после того, что я для всех сделал. Но Рэтклиф представляет в колонии гражданскую власть, а Арчер изучал законы в Грей-инн. Он может устроить суд по своему усмотрению, опираясь на библейский закон. В последний раз он применялся много лет назад, когда старый король Генрих хотел развестись со своей королевой. Проклятие, подумать только, а я тосковал по своим товарищам несколько дней назад, когда мне вот-вот должны были размозжить голову дубинками! Не верю, что они всерьез».

Он посмотрел на Покахонтас. Кровь отлила от ее лица, и вокруг рта прорисовался серый контур. «Не успела она спасти меня от одного смертного приговора, как мне угрожает новый, — подумал он. — Только на этот раз она ничего не сможет сделать. Это фарс, шутка». Он подавил свой гнев и повернулся к принцессе:

— Не оставайся здесь. Возвращайся в свой лагерь. Когда все уладится, я пошлю за тобой.

Он взглянул на Памоуика, Секотина и шестерых воинов. На мгновение явилась мысль убежать вместе с ними. Но беглецом он будет не нужен Паухэтану. Нигде не будет защиты. Ему придется остаться в форте и смело встретить обвинение.

Обвинение, суд и приговор заняли двадцать минут. Джон Смит должен быть повешен в течение часа.

Во время суда Смит смотрел в одну точку, но видел, что Покахонтас не ушла. Она неподвижно стояла в окружении своей свиты во время всего разбирательства. Когда колонисты сопроводили его в часовню на службу к преподобному Хантеру, дикари оставались в молчании на том же месте.

Скамьи в часовне обледенели, со стропил свисали сосульки. Смит пытался молиться. За последнее время он прочел так много молитв, что чувствовал себя опустошенным. Он не винил рабочих за то, что они не заступились за него на суде, не проявили преданности. Занимая в обществе такую низкую ступень, они использовали любую возможность, чтобы показать свою власть. Он понимал их, но презирал. «Они, — подумал он, — обвинили меня и тогда, когда дикари ошибочно сообщили о кораблях».

Он слышал, как Хант молится о спасении его души. «Хороший человек», — подумал Смит. Он с честью вынес первые трудные недели, когда их атаковали дикари, преодолел болезни, унесшие многих, и суровую погоду. И все время оказывал помощь и нес утешение своей все уменьшавшейся пастве. «А теперь он расхваливает Господу мою душу, — подумал Смит. — Что ж, по крайней мере в этот раз меня отправляют должным образом, а не под погремушки Паухэтановых служителей дьявола».

Преподобный Хант прочел длинную молитву о прощении. Когда рабочие наконец подошли к Смиту, они избегали встречаться с ним взглядом. Стыд заставил их обращаться с ним грубо и пренебрежительно. Хотя Смит шел гордо, с высоко поднятой головой, они толкали и даже пинали его, оставляя следы льдистого снега на его штанах и камзоле. Пока его вели по холодной земле, он видел Покахонтас и ее людей, стоявших тесной кучкой на прежнем месте, подобно вмерзшим в землю цветным статуям.

Под центральным деревом он взглянул в лицо равным себе. Еще раз он напомнил им обо всем, что сделал для колонии, но его товарищи по совету смотрели в сторону, плотно сжав губы. Никто не посмотрел ему прямо в глаза. Один лишь его верный друг Перси выказывал сочувствие. Рэтклиф собственноручно ухватился за толстую веревку, свисавшую с ветки, и проверил, хорошо ли закреплена петля. Затем, щелкнув суставом кисти, набросил ее на шею Смита. Смит почувствовал запах отсыревшей пеньки и вспомнил о десятках повешений, которым был свидетелем. «Меня удавят, как простого воришку», — подумал он.

— Подожди, капитан!

К собравшимся под деревом направлялась Покахонтас. Она в упор смотрела на Рэтклифа, который пододвигал табурет и знаком предлагал Смиту забираться на него.

— Капитан Смит мой особый подопечный, — сказала она на ломаном английском. — Он также приемный сын моего отца, великого вождя Паухэтана. Если ему причинят вред, я не отвечаю за действия своего отца.

Рэтклиф твердо взглянул на нее:

— Принцесса Покахонтас, я со всем уважением заявляю, что это дело вас не касается, равно как и вашего отца, короля. Этого человека справедливо судили по нашим законам и признали виновным.

В этот миг тишину разорвал грохот пушки. Звук прокатился, отражаясь от стен форта, как раскат грома летним днем. Все сорок человек замерли, прикованные к месту. Это могло означать только одно: в гавань входил корабль.

Дисциплина нарушилась. Рабочие бросились на берег, размахивая шляпами и крича. В суете Памоуик, повинуясь взгляду Покахонтас, проскользнул и быстро снял с шеи Смита петлю.

Смит с триумфом обернулся к Рэтклифу.

— Дикари не ошиблись. Это, должно быть, Ньюпорт на «Сьюзн Констант»! Паухэтаны заметили корабль почти два часа назад.

— Я сейчас ничего не могу с тобой сделать, — ответил Рэтклиф; краска ярости расползалась по его лицу. — Но тебя судили и признали виновным. Ты будешь повешен еще до захода солнца.

Смит смотрел, как Рэтклиф шагает по направлению к берегу, в нетерпении размахивая руками. Он и Покахонтас медленно пошли следом. Казалось невероятным, что «Сьюзн Констант» входила в бухту именно в тот момент, который так много значил для него. «Должно быть, Господь спасает меня по какой-то Ему одному ведомой причине», — подумал он, вознося короткую благодарственную молитву.

И снова вмешалась Покахонтас, и эти несколько секунд спасли ему жизнь. Сможет ли он когда-нибудь отблагодарить ее? И он опять подумал о том, как глубоко влияет на его судьбу отвага этой девушки-дикарки. «Хотя меня еще не оправдали, — размышлял он, — но сейчас, когда вернулся Ньюпорт, у меня есть надежда».

Мужчины на берегу реки подталкивали друг друга и добродушно выкрикивали непристойности. Окончилось их нескончаемое ожидание продовольствия, вестей из дома и новостей остального мира. Они истосковались по вкусу пива и по новым лицам.

Стоя во весь рост в баркасе, Ньюпорт сам возглавил первую высаживавшуюся группу. Он помахал рукой и ступил на берег, а Смит тем временем грубо и злобно расчищал себе путь, чтобы первым поздороваться с адмиралом. Он знал, что нравится Ньюпорту. Тот мог считать Смита самоуверенным и немного авантюристом, но знал, что он деятелен и предан.

— Я привез новых колонистов и припасы, Смит, — широко улыбаясь, окликнул его Ньюпорт.

Он повернулся и, заметив Покахонтас, с удовольствием приветствовал ее, затем обнял Смита за плечи, и они направились к дому собраний. Смит не стал терять времени, его нервы были напряжены недавним испытанием. Он хотел, чтобы Ньюпорт немедленно услышал его рассказ о последних нескольких днях. Остальное может подождать. Нужно убедить Ньюпорта в своей невиновности, прежде чем Арчер и Рэтклиф выскажут свои соображения.

Ньюпорт выслушал его и сказал:

— Смит, ради Бога, это смехотворно. Все вы оторваны от мира и живете в постоянном напряжении. Я не вижу никакой вашей вины. Я поговорю с другими членами совета и заставлю их отменить ваш смертный приговор, и тогда — забудем об этом деле. Перед нами стоят более важные задачи. В настоящее время вашим людям необходимо разгрузить корабль. У меня также письмо к вам от Эдвина Сэндиса, но, что еще важнее, я бы хотел поговорить с вами о короле Паухэтане.

Смит вздохнул. Ньюпорту легко было считать поведение людей смешным. А его, Смита, лишь несколько секунд отделяли от смерти. Вечный страх, изоляция и голод лишили людей рассудка. Джеймстаун был далеко не здоровым местом.

— Десять шиллингов за товар и ни пенса меньше.

— Ах вы, негодяи! — добродушно крикнул Смит матросу вновь прибывшего корабля. Паруса были убраны, а палуба кишела рабочими. — Я заплатил за эти товары еще до того, как «Сьюзн Констант» поплыла в Англию.

— А если ты хочешь получить их сейчас, придется заплатить мне, — крикнул в ответ матрос.

— Свободное предпринимательство, — сочувственно улыбнулся Джордж Перси. — Мы — новый рынок. Они делают с нами что хотят.

— Теперь у нас припасов на год, а еще Виргинская компания прислала нам больше полусотни книг, но перевозка обойдется нам в приличную сумму. После нескольких плаваний команда станет богаче капитана, — отрезал Смит.

— А Ньюпорт не может следить за ценами?

Смит почесал в бороде.

— Мне сказали, что купцы в Лондоне заключают сделки прямо на борту, в обход капитана. А он, в свою очередь, разрешает матросам становиться акционерами в обмен на охрану груза.

— С такими ценами мы все разоримся.

— Нет, Перси, я так не думаю. Сегодня попозже я хочу повидаться с тобой после того, как поговорю с Ньюпортом. Я уверен, что наконец нашел богатства.

Мужчины обменялись понимающими взглядами, Они были настолько поглощены беседой, что не услышали, как к ним подошла в сопровождении двух своих братьев Покахонтас.

— Капитан Смит, — начала она официально, — сто новых людей прибыли сегодня из твоей страны. Мой отец и я поняли так, что твои люди останутся здесь недолго и, как только твои больные поправятся, вы вернетесь домой.

У Смита упало сердце. Как объяснить, что он покривил душой ради блага своих людей?

— Рассказы о красоте земель твоего отца произвели такое впечатление на нашего короля в Лондоне, что он захотел, чтобы мы остались, хотя бы на некоторое время, — сказал он.

Частично это было правдой, но Смит не в силах был посмотреть в бесхитростные и доверчивые глаза Покахонтас. Он перевел взгляд на ее братьев. «Памоуик и Секотин не так доверчивы, — подумал он, — ничуть».

— Между прочим, — продолжал он, — наш король прислал твоему отцу особые дары. Король Яков выражает ему свое личное уважение. Посмотри, вот один из подарков.

Смит показал на баркас, скользивший по воде от «Сьюзн Констант». В лодке стояли два человека, а между ними — собака, красивая, изящная белая борзая, ее сияющая шерсть рельефно выделялась на фоне синей зимней воды.

Все прочие мысли были забыты, когда Покахонтас увидела, как животное грациозно выпрыгнуло из лодки на берег.

— Какая красота! — на своем языке воскликнула Покахонтас.

— Этот зверь недолго останется у отца. Покахонтас очарована им, — прошептал Секотин Памоуику.

— Дорогая принцесса, позже мы обсудим, каким образом доставим это прекрасное животное и другие подарки вашему почтенному отцу, — сказал Смит.

Он понял, что на время отодвинул неприятности, Но вскоре ему все равно придется откровенно договорить с Покахонтас. Но ему ни в коем случае нельзя потерять ее доверие и поддержку.


* * *

В тот вечер Ньюпорт пригласил членов совета отужинать к себе на «Сьюзн Констант». В обшитой деревом каюте за трапезой из паухэтанской дичи, кукурузы и сушеных фруктов и вина Виргинской компании страсти улеглись, а языки развязались. Оставшиеся в живых колонисты впервые за много месяцев смаковали рубиновый напиток, налитый в оловянные кубки. Гнев и горечь, бушевавшие под деревом-виселицей, исчезли в освещенном свечами теплом помещении, в окружении вещей, напоминавших о доме и родных. Ужасное происшествие казалось ночным кошмаром, да пожалуй, до некоторой степени им и было, подумал Смит. «Мы уже натворили дел и еще, возможно, натворим, пока живем в этих страшных условиях. Нам просто нужно больше людей, а в особенности женщин, чтобы смягчить нас. Но пока можно не вспоминать об этом, — подумал Смит, — по крайней мере какое-то время».

Ньюпорт поднялся с кубком в руке, и комнату огласили здравицы в честь короля Якова и присутствующих.

— Итак, джентльмены, — начал Ньюпорт, — я полагаю, вы пережили худшие времена. Колония становится сильным аванпостом королевства, началом богатства и могущества Англии в Новом Свете. А теперь желаю вам всем спокойной ночи — всем, кроме Смита. Я хочу поговорить с вами.

Когда за ушедшими закрылась дверь, Ньюпорт повернулся к Смиту:

— Сначала прочтите письмо от вашего друга сэра Эдвина, а потом дайте мне полный отчет за то время, пока меня не было.

Закончив читать письмо, Смит пнул стоявшую в углу печь, чтобы оживить пламя. Потом он повернулся к Ньюпорту и рассказал обо всем, что произошло за прошедшие полгода.

— И теперь великий король Паухэтан хочет торговать с нами, — закончил свое повествование Смит, — однако я подозреваю, что он не отказался от намерения со временем изгнать нас отсюда. Он также приказал соседним племенам оставить нас в покое. Но самое необыкновенное событие, Ньюпорт, это то, что Покахонтас, любимая дочь короля, стала нашей спасительницей. Покахонтас и в самом деле бесподобна.

Голос Смита слегка охрип при этих словах.

— Я согласен с вами, — отозвался Ньюпорт, — но в ее жилах течет королевская кровь, что делает ее особой высшего порядка. Именно она должна организовать наш визит к королю Паухэтану, чтобы мы могли вручить ему подарки и послание доброй воли нашего короля. А теперь расскажите мне о жизни в их поселках.

Смит налил еще вина.

— Эти люди существуют в гармонии с жизнью и друг с другом. Они живут по цивилизованным законам и уважают других. У них есть большие селения и маленькие деревни, но все они окружены возделанными полями, изобилующими овощами и фруктами. Люди гораздо сильнее и здоровее, чем мы. Их зрение и слух в два раза острее наших. Король — жестокий и самовластный человек, и, возможно, его жесткое управление делает их общество даже приятней. Разумеется, их люди низкого происхождения так же грубы, как наши, но люди высокородные те же, что и повсюду, где я бывал. Они всего лишь неграмотны и не знают истинного Бога. Правда, некоторые князья, которых я встречал в Богемии, почти ничем от них в этом не отличались.

— Я горю нетерпением увидеть все своими глазами, Смит. Вы прочли в письме Сэндиса, что лондонцы по-прежнему хотят знать, что случилось с нашей первой колонией Рэли, которая погибла в тысяча пятьсот восьмидесятых годах. Они надеются, что некоторые из колонистов и их потомки могут все еще быть живы. Эта загадка волнует их. Полагаю, тут есть еще чувство вины, потому что в то время старая королева использовала флот против испанцев и не могла послать корабли с помощью для колонистов.

— Мне кажется, что великий король что-то знает о тайне Рэли, — сказал Смит. — Это всего лишь подозрение, но один из военачальников Паухэтана упомянул эту колонию в своей речи в Веровокомоко.

— Что ж, мы должны постараться это выяснить. А пока нам надо подготовиться к поездке в Веровокомоко. Мы оба устали. Спокойной ночи, Смит, и спасибо за все.

Смит вышел из каюты, отсалютовал часовым и спустился в баркас. Он размышлял о намерениях Виргинской компании послать сюда из Англии умелых, но бедных земледельцев, ремесленников и рабочих, чтобы заселить Джеймстаун. Эти люди оказались без работы в Англии, где нарождалась промышленность в разрушающемся феодальном государстве. «Ну что ж, хороший план, — подумал Смит, — кучка аристократов и людей родовитых управляет колонией рабочих, стремящихся выжить».

В постскриптуме сэр Эдвин посылал приветы от двух девиц Рейнолдс, которые все еще были незамужем. При воспоминании о них Смит улыбнулся в темноте.

                                                                                        Глава 13
                                                                  Веровокомоко, январь 1608 года
— Покахонтас, я был терпеливым, справедливым и прощал, — говорил Паухэтан. — Но теперь я разгневан, потому что обманут белыми людьми. Они не собираются возвращаться в свои земли. Они хотят постоянно жить здесь.

Великий вождь раздраженно задвигался на кипе мехов и хлопнул в ладони, подавая знак, что хочет напиться воды.

— Я только что вернулась от тассентассов и не посылала гонца из форта. — Покахонтас нахмурила брови. «Откуда он узнал, что поселенцы хотят остаться?» — спросила она себя. — Они, может быть, побудут здесь еще немного, отец, чтобы набрать редких деревьев и купить у нас табак. Они хотят нанести тебе визит, у них подарки для тебя от их короля.

— У меня нет нужды ни в их подарках, ни в подарках их короля, но я увижусь с ними. Я хочу сам спросить, какие у них намерения. А еще мне нужны ружья и инструменты. Поэтому пока я стану торговать с ними. А ты тем временем можешь выступать от моего имени, потому что они доверяют тебе. Но, дочь, тебя они обманули так же, как и меня. Жрецы исчерпали свое терпение и требуют принести в жертву детей.

— О нет, отец!

— Более того, Покахонтас, я хочу, чтобы ты снова считала Кокума своим мужем. Монаканы все еще угрожают нам, а отец Кокума доказал свою дружбу и отогнал их. Я хочу, чтобы чикахомини и впредь оставались на моей стороне. Кроме того, я посмотрел и нашел, что никто, кроме Кокума, не достоин стать твоим мужем.

Покахонтас услышала, как над ней захлопали черные вороньи крылья. Она ощутила пустоту внутри себя. Неужели ее ошибка с тассентассами привела к жертвоприношению? От сознания вины кровь застучала в висках. Чтобы искупить ее, она, без сомнения, должна стать женой Кокума. Но как ее отец узнал о приезде новых тассентассов? Ее воины никогда не посмели бы послать сообщение без ее ведома, и Памоуик никогда не поступил бы так. Секотин? Но почему он захотел сообщить эту новость отцу — чтобы очернить ее? Эти мысли пронеслись в ее голове в одно мгновение. И только тут она заметила, что отец, был необычно резок с окружающими. Что-то разозлило его. И где его жены? Рядом с ним всегда было несколько из них, чтобы что-нибудь принести или чтобы он мог ущипнуть их за какое-нибудь местечко. И Покахонтас быстро сообразила, что сейчас не время вступать с отцом в разговор.

Она улыбнулась ему:

— Я все поняла, отец, и сейчас начну собирать провизию для очередного путешествия к тассентассам.

Когда она вышла из дома совещаний на холодный воздух, светило яркое солнце. Она сделала глубокий вдох, чтобы освежить голову, и увидела свою сестру Мехту.

— А где жены отца?

— Покахонтас, ты не знаешь? Он потерял Сачу.

— Потерял?

— Она взяла возлюбленного, поэтому отец зол на своих жен. Хорошо, что ты не застала его в ярости, три солнца назад. Жрецы сказали ему, что его несчастье произошло из-за присутствия на нашей земле чужих людей.

На памяти Покахонтас только раз жена Паухэтана брала возлюбленного.

— Сача на скале? — спросила она.

— Да, уже три солнца, и будет там еще четыре.

Покахонтас повернулась и быстро зашагала к скале — широкому камню у реки. Жители поселка хотя бы раз в день проходили мимо него. Еще не дойдя до камня, Покахонтас увидела ватагу мальчишек, стоявших вокруг него, хихикавших и бросавших в Сачу песком.

«Как могла Сача совершить такую глупость?» — подумала Покахонтас, увидев свою подругу, привязанную к камню обнаженной, с разведенными ногами. Даже суровая закалка, которую у паухэтанов воспитывают с детства, не спасала сейчас Сачу от холода. Покахонтас увидела, что ее губы и тело посинели. Она будет оставаться на скале с рассвета до заката солнца без пищи и воды в течение семи дней. На ночь старейший житель поселка и его жена, известные своей добротой, забирали ее к себе.

— О, Сача, зачем ты это сделала?

— Я поступила глупо, Покахонтас, так глупо, но я не могла больше сопротивляться.

Покахонтас знала ее возлюбленного, привлекательного — нет, красивого — воина, но не из числа военачальников.

— Отец отошлет тебя прочь!

По щекам Сачи потекли слезы.

— Да, я стану женой простого воина-винока.

Поселение виноков было недалеко, но Сача могла отправиться с таким же успехом и на луну. Она полностью теряла свое положение. Покахонтас никогда больше не увидит ее.

— Сача, мне очень жалко тебя. Я знаю, мой отец уже немолод, но он так обожал тебя.

— Нет, Покахонтас, дело не в его возрасте. Он доставляет одинаковое удовольствие всем женам. Прости меня, но мое сердце обратилось к воину и нашло там свой покой. Его услали далеко на север. Я знаю, его будут направлять в каждое сражение с монаканами, пока он не погибнет.

Слезы струились по щекам женщины.

Покахонтас хотела в утешение похлопать Сачу по спине, но это было запрещено. Она только могла сочувственно смотреть на прелестное, пухлое тело Сачи, содрогающееся от рыданий и холода. «В глубине души я виновна не меньше бедняжки Сачи, — думала она. — Я тоскую по золотоволосому тассентассу. Если бы он подал мне один-единственный знак, я отдалась бы ему и предала не одного человека, а весь мой народ».

Покахонтас попрощалась с Сачей и в печали пошла назад. Если бы у отца было поменьше жен, подумала она. Он стареет, и они слишком осложняют ему жизнь. Она вспомнила о тассентассах. Интересно, а у них тоже по несколько жен? Почему-то ей так не казалось, ведь иначе их привезли бы сюда на корабле, который только что приплыл. Потом ей пришло в голову, что она ни разу не спросила у Смита, женат ли он. Возможно, да. «Наверное, поэтому от него и исходили такие противоречивые знаки, — подумала она. — Но теперь мне придется забыть о нем, потому что я должна воссоединиться с Кокумом. Я должна понести наказание. Моя дружба с тассентассами навлекла на нас гнев бога зла Океуса, и вот — жены изменяют мужьям, жрецы в гневе и требуют принести в жертву детей». Покахонтас содрогнулась.

Паухэтан времени не терял. Раз жрецы постановили, что жертва должна быть принесена, то чем скорее это произойдет, тем лучше. Жестокое деяние как нельзя более соответствовало его мрачному настроению. Великий вождь нечасто обнаруживал свой характер, но если это случалось, народ трепетал. Женщины и дети старались не попадаться ему на глаза, дань выплачивалась быстро, а через леса к вождям спешили с краткими указаниями гонцы. Никто не решался обратиться к нему с личной просьбой, пока буря не стихала. Больше других озабочены были женщины. Великий вождь наверняка захочет новых женщин, свежих и чистых, способных снова вернуть его в подходящее расположение духа. Уже начали прибывать посланцы со сведениями о самых красивых молодых женщинах из числа его подданных.

Погремушки жрецов и их песнопения разносились в ночи. Плакали младенцы, и перепуганные матери унимали их, нашептывая им на ухо, чтобы они не привлекали к себе внимания богов. Для паухэтанов наступило время страшного испытания. Это был народ, преданный семье и с глубокой любовью и заботой относившийся к детям. Родители мучились из-за того, что жрецы могли забрать их ребенка. Некоторые матери доходили до того, что пытались спрятать детей в тайных местах поблизости от селений. Но жрецы всегда знали, где они находятся, и очень часто спрятанные дети становились первыми, кого забирали для жертвоприношения.

Наконец жрецы назначили день, и в каждом поселке королевства повторился тот же ритуал. Жрецы, раскрашенные черной, красной и белой краской, начинали на заре свои танцы на площадке для празднеств. Все жители собирались быстро, чтобы не нарушить установления и не искушать богов, когда жрецы заводили свои молитвы. Затем, не оглядываясь, они направлялись в лес, где на поляне стоял жертвенник. Тропинка к нему была не такой заметной, как другие тропы в лесу, ибо никто не подходил близко к месту принесения в жертву детей до дня церемонии. Онемевшие от страха семьи шли следом за жрецами. Никто не смел ни издать звук, ни заплакать. Молчали даже младенцы, потому что матери напоили их травами, чтобы усыпить.

На поляне жрецы зажгли костер, сложенный из длинных бревен так, чтобы огонь уходил прямо в небо. Затем они монотонно запели. Подняли руки, молясь богу зла, чье выбеленное лицо глядело на них с маленького помоста, прикрепленного к стволу дерева. Потом они упали на колени и потерлись лбами о землю. Считалось, что это движение должно помочь им выбрать для Океуса нужных детей.

Покахонтас стояла рядом с отцом в нервом ряду толпы. Ужас охватил ее разум и тело. Внезапно она увидела Кокума. Отец не стал терять время и вызвал его сюда, подумала она. Она посмотрела на него, и ноги у нее ослабели, желудок сжался. Он стоял рядом с Мехтой, и на секунду она поймала взгляд сестры, обращенный к Кокуму. Глаза у нее были расширены, губы влажны. Да ведь она желает его, удивилась Покахонтас. Но в этот момент заунывное пение жрецов оборвалось, и у толпы вырвался вздох. Покахонтас не находила в себе сил смотреть на жрецов. Краем глаза она видела братьев, их лица были решительными и жесткими.

Жрецы приблизились к жертвеннику. Сравнивая тассентассов и их жизнь со своей жизнью, Покахонтас почувствовала, как заползают в мозг зарождающиеся сомнения. — «Тассентассы не приносят никаких жертв, а их каноэ, их оружие, их утварь, их знание звезд, даже их колдовство больше и могущественнее наших. Боги благоволят им, поэтому, вероятно, и предпочитают их нам».

Эти мысли пробежали в голове Покахонтас, а тем временем жрецы у жертвенника повернулись — черная, красная и белая краски блестели на солнце — и подняли руки к небесам. Под громкий треск погремушек один из жрецов выступил вперед. Он протянул руку. Наступила тишина, и затем он назвал имя. Женщина в толпе задохнулась и упала в обморок. «Нет!» — мысленно выкрикнула Покахонтас. Они выбрали младенца, еще сосущего грудь! Обычно жрецы выбирают мальчиков в возрасте пяти-двенадцати лет. И сейчас они предупреждают, что боги действительно разгневаны и тассентассы должны уйти. Огласили еще три имени, и теперь толпа стонала тихо, но не переставая.

Покахонтас не могла этого видеть. Она подняла глаза и молила бога неба простить ее за малодушие. Это была единственная церемония, которую она не могла вынести, никогда не могла вынести. Она находила утешение в том, что некоторые из жертвоприношений были символическими и что выживших мальчиков похищали и по нескольку месяцев прятали в лесу. Потом они проходили долгое посвящение и становились жрецами. Год спустя — после прохождения всех обрядов — их посылали в отдаленные селения, подальше от родных. Так что — умирал ребенок или оставался в живых — все равно: мать больше никогда не видела свое дитя.

Ребенок на жертвеннике плакал, пока не раздался внезапный крик. Должно быть, жрецы мгновенно вырвали его сердце, подумала Покахонтас. Она вся тряслась. Стоны пяти сотен человек не прекращались. Выкрикнули еще четыре имени, и ритуал медленно продолжался, пока Покахонтас не почувствовала, что сейчас упадет от напряжения. Хотя эта церемония всегда глубоко огорчала ее, но никогда еще она не была потрясена так сильно. «Я ослабла от сравнений с тассентассами, — подумала она. — Их обычаи, должно быть, не подходят для нашего народа, но их мир предлагает так много». Сумятица в мыслях из-за чужих людей только добавила ей отчаяния. «Я сегодня же поеду к ним. По крайней мере, когда я с ними, моим мыслям легко», — сказала она себе.

Наконец церемония закончилась. Жрецы направились назад в поселок, а его жители, многие из которых плакали теперь открыто, шли следом. Скорбящие отцы отрежут волосы, а матери осыплют себя золой.

Покахонтас выглядывала среди движущейся массы людей Кокума, но его не было. Ей хотелось избежать встречи с ним. Она не могла перенести сейчас еще и его воздействия на свой разум и тело. Она решила вернуться в поселок другой тропинкой, чуть более длинной.

Дорога, которую она выбрала, спускалась к реке. И когда Покахонтас увидела холодную, чистую воду, ей захотелось искупаться вторично. Она почувствует себя очистившейся после крови и ужаса жертвоприношения. Река унесет прочь ее отвращение. Она пойдет в укромное местечко, где в детстве иногда плескалась с сестрами. Никто ее там не найдет. Она пробежала милю до реки и прошлась вдоль берега, пока не нашла ту бухточку. Даже сейчас, в зимнее время, кусты казались густыми, и невысокие сосны теснились у берега. Она сбросила одежду, вошла в ледяную воду и яростно принялась скрести себя песком и ракушками, пока кожа не порозовела и не заблестела. Под конец она окунулась с головой, потом отбросила волосы с лица.

Выходя из воды, она почувствовала чье-то присутствие. Она не слышала ни звука, лишь ощутила, что тут кто-то есть. Спокойно и быстро она выбралась на берег и оделась. Ей почудился шорох. Бесшумно передвигаясь вдоль берега по камням, она подобралась поближе к маленькой бухте. Теперь ей послышался стон. Может быть, кто-то предается своей печали и набрел на ее тайное место. Держа руку на ноже, она осторожно выглянула из-за дерева. И застыла, пораженная. Там на песке, широко разведя ноги, лежала Мехта. На ней лежал Кокум, его тело двигалось медленно и ритмично. Покахонтас стояла парализованная. Она увидела, что глаза у Мехты закрыты от наслаждения, услышала, как с ее губ слетел стон. Они оба были настолько поглощены, что не заметили ее присутствия. Она отпрянула и молча пошла назад. Выйдя на тропинку, она изо всех сил побежала в поселок.

Покахонтас сказала братьям, что в этот же день отправляется к тассентассам, и приказала воинам собрать необходимые припасы. Потом она пошла к отцу в дом совещаний. Подперев подбородок, он сидел на груде мехов. Рядом с ним стоял Кокум.

Когда Покахонтас приблизилась, ей понадобилось все ее самообладание, чтобы, сохраняя спокойный вид, попрощаться с отцом.

— Дочь, как видишь, Кокум здесь, и он снова умоляет тебя стать его женой.

Покахонтас бросила взгляд в сторону Кокума и увидела, что выражение его лица было искренним и любящим. Тогда она перевела глаза на его руки. Они были прекрасной формы, с длинными, изящными пальцами.

— Это большая честь, отец, — вежливо начала она, — но я не уверена, что готова к замужеству. Он мог бы жениться на ком-нибудь другом из нашей семьи. Мехта стала бы ему хорошей женой.

— Кокум говорит, что будет ждать тебя.

— Но Кокум — молодой мужчина. Женщина нужна ему сейчас.

— Дочь, я уверен, что Кокум может позаботиться о своих нуждах, и ты не можешь обвинять его, потому что проводишь все свое время с тассентассами. Замужество — это совершенно иное дело. Для тебя как для моей дочери это вопрос союзников и твоего положения. Я по-прежнему твердо уверен, что этот брак должен состояться.

Покахонтас стало нехорошо. Но сейчас она не могла спорить. Это было бесполезно, учитывая настроение отца.

— Отец, я внимательно прислушиваюсь к твоим пожеланиям. Но сейчас я должна доставить провизию и исполнить свой долг. Через несколько дней я вернусь.

Сохраняя бесстрастное выражение лица, она попрощалась с ними обоими и вышла из помещения.


* * *

Передвигаясь по лесу, Покахонтас была непривычно резка со своими сопровождающими. Внутри у нее все кипело. Конечно, она не могла винить Кокума за то, что он взял другую женщину, или много женщин, раз уж на то пошло. Она не могла по-настоящему обвинять и Мехту. Ведь Покахонтас открыто воспротивилась своему браку. Но почему, продолжая настаивать, что хочет меня, Кокум спит с моей сестрой? От этого все только усложняется. Его двуличие хуже всего.

Она заставила братьев и воинов бежать легкой рысцой. Ей казалось, что так она убегает от нелегких дум. К тому времени, как они добрались до своего лагеря, мысли Покахонтас прояснились. Она только беспокоилась за Секотина. Можно ли на него положиться? Кто отправил ее отцу донесение о новых колонистах до того, как она успела сама сообщить ему об этом? Внезапно Покахонтас ощутила одиночество. Отца она рассердила, сестра предала ее, и в брате она не уверена. А что до Кокума... — тут Покахонтас тряхнула головой. «По крайней мере, его поведение освободило меня от его власти над моим телом», — сказала она себе.

Следующее утро было необычно теплым, и солнце светило ярко, когда Покахонтас, ее братья и воины совершали короткий переход в форт, неся провизию от Паухэтана. Крытые тростником крыши форта сверкали в прозрачном воздухе, часовой прокричал приветствие, а несколько человек побежали помочь паухэтанам донести груз. Мужчины радовались в предвкушении пищи, неся на кухню и на склад кукурузу и сушеные продукты. Еды все время не хватало.

Ступив в форт, Покахонтас почувствовала облегчение. Она попыталась скрыть свое оживление, оглядываясь в поисках капитана Смита. Как много новых людей, подумала она, наверное, сотня. Большая их часть собралась у церкви. Вероятно, сегодня особый день богов — воскресенье. Теперь она уже знала, как отличить рабочего от джентльмена. На джентльменах были яркие одежды из блестящего атласа и тафты, богато вышитые и украшенные фестонами, на головах у них красовались большие шляпы с перьями. — «Но перьев несравненно меньше, чем носим мы», — сказала она себе. Рабочие же носили тяжелые башмаки, простые камзолы из домотканого холста или полотна и такие же брюки, головными уборами им служили маленькие плоские береты.

Новые колонисты с любопытством смотрели на оказываемые Покахонтас и ее братьям знаки внимания. Они уже знали, что перед ними принцесса, знаменитая дочь великого короля Паухэтана. В теплом воздухе носилось предчувствие веселья, и мужчины шутили и смеялись, направляясь по тропинке от церкви к речному берегу. Все население форта было приглашено на борт «Сьюзн Констант» на обед с вином и ромом, чтобы отпраздновать день рождения капитана Ньюпорта. Можно было немного отдохнуть: кладовые полны, пятьдесят книг ждут их, и отношения с дикарями относительно добрые. Более того, Лондон не выражает неудовольствия медленным расширением колонии и уверен в будущем их предприятия.

Покахонтас приняла приглашение от Смита и Ньюпорта подняться на борт вместе с братьями, хотя знала, что испытание будет жестоким. Она никогда не сможет привыкнуть к этому запаху. Она как-то сказала Джону Смиту, что хотела бы прислать на корабль паухэтанских женщин, чтобы они отмыли его дочиста, но он только рассмеялся. Своих воинов она оставила ждать на берегу, и они тесной группкой стояли или сидели у ворот.

Солнце, теплый воздух и хорошая еда ободрили людей. Они рассказывали друг другу разные истории, пели песни и передавали по кругу бутылки с ромом. И никто не обратил внимания на спираль дымка, поднявшегося из помещения по соседству с кухней, потому что из груб обычно шел дым. А немного спустя никто не заметил и вырвавшихся следом за дымом языков пламени.

Высокий отчаянный крик наконец ворвался в празднество. Все глаза повернулись к берегу. Воины Покахонтас кричали и махали луками. А позади них кухня была объята огнем.

Люди бросились к веревочным трапам и посыпались в баркасы. Многие прыгали прямо в море и плыли — до берега было недалеко.

— Ведра, ведра! — крикнул кто-то из яростно гребущих к форту.

Быстро образовалась живая людская цепь, по которой от берега в форт стали передавать ведра с водой. Но справиться с пламенем, раздуваемым слабым ветром, не удавалось. Крытые тростником крыши стреляли огнем, и скоро загорелось большинство деревянных и глинобитных домов. Обжигающий воздух пожара отгонял воюющих с огнем, столбы пламени взвивались в ночное небо, как знамена.

— Кладовая! Обливайте кладовую! — закричал Смит, перебегая от одного строения к другому и направляя водоносов.

— Смотри, церковь занимается!

Покахонтас подбежала следом за ним и принялась гасить пламя своей накидкой. Ее братья и воины тоже пустили в ход свою кожаную одежду, ногами затаптывали тоненькие язычки пламени, подбиравшиеся все ближе.

Но огонь был уже повсюду, с жадностью пожирая каждый новый кусочек дерева. Яркий свет слепил как сотня солнц, жар опалял кожу. Рев пламени разрывал барабанные перепонки, а дым разъедал глаза, нос и горло.

Внезапно переменившийся ветер застал Покахонтас врасплох. Она пошатнулась и чуть не упала, спасаясь от огненных разрядов. Смит подхватил ее и оттащил в сторону. На одно неуловимое мгновение они заглянули друг другу в глаза, их сердца забились быстрее. Они не видели своих измазанных копотью лиц и порванной одежды. Они снова почувствовали то полное единение, которое охватило их у камней смерти в Веровокомоко. Когда Смит отпустил ее, Покахонтас поняла, что он принял решение: прежде чем побежать к реке, он быстро сжал ее руку. Прикосновение было новым. Оно было собственническим.

Колонисты боролись с огнем до появления на темнеющем небе первых звезд и уже падали с ног от изнеможения. Когда наконец они справились со стихией, опустошение было так велико, что стоявшие группами мужчины плакали, глядя на пожарище. Погибли все припасы, включая и те, что несколько дней назад были доставлены из Англии. От церкви осталась груда головешек, уничтоженной оказалась и новая библиотека. От большинства домов остались дымящиеся развалины. И только кладбище с деревянными крестами стояло чистым и нетронутым в наполненном дымом воздухе.

Покахонтас в ужасе смотрела на разрушения, когда услышала позади себя голос.

— Откуда мы знаем, что поджог устроили не эти дикари? — спросил один из вновь прибывших из Англии.

Все взгляды устремились на воинов Покахонтас, и над усталой толпой пробежал шепоток. Колонисты выглядели мрачно: рубахи и камзолы перепачканы копотью, покрыты пятнами пота, брюки вымокли в речной воде.

— Только они оставались на берегу! — выкрикнул другой голос.

Некоторые из мужчин смотрели уже с угрозой. Покахонтас быстро подошла к братьям и воинам и встала перед ними, являя собой королевскую власть и защиту.

— Не будьте глупцами, — встал между Покахонтас и своими людьми Смит. — Они принесли нам провизию. Или вы думаете, что они одной рукой дают, а другой забирают? Они — послы великого короля Паухэтана.

Все молчали. Смит продолжил:

— Недавно прибывшие, запомните, что принцесса Покахонтас — преданный и настоящий друг нашей колонии. Я собираюсь проводить ее и ее людей до их лагеря. Мы нуждаемся в их пище больше, чем когда-либо.

Идя вместе со Смитом к воротам, Покахонтас ни о чем его не спрашивала. Он только что предотвратил беду. И еще она знала, что он хочет наконец-то остаться с ней наедине.

Быстро шагая со Смитом к лесу, она ощущала, как от его тела волнами исходит желание. Он не поворачивался к ней, не глядел на нее, но Покахонтас заволновалась, что братья впереди могут почувствовать окутывающую их обоих страсть. Она посмотрела на них. Излучает ли ее тело такую же силу, как тело Джона Смита? Так ли осязаем и ее животный голод? Ее бросало то в жар, то в холод, и она чувствовала, что слегка задыхается.

— Иди с братьями, — рука Смита обожгла ее ладонь крепким пожатием, он говорил тихо, и голос его был хриплым. — Когда они уснут, приходи к брошенному волчьему логову.

Они не взглянули друг на друга, не сбились с шага. Ей не нужно было отвечать.

Паухэтаны смертельно устали от борьбы с огнем и заснули чуть ли не раньше, чем упали на землю.

Покахонтас быстро поплескала питьевой водой из тыквенных бутылей на лицо и тело. Она не стала одеваться, а просто завернулась в меховую накидку, свисающие хвосты бились о ноги.

Неслышно покинув лагерь, полмили до логова она бежала. Она не могла бежать быстро, и, когда добралась до места, ее дыхание походило на всхлипы. Логово находилось в ложбине и было скрыто густыми кустами и папоротником. Ночь была темной, почти непроглядной, но она моментально почувствовала Смита. В ту же секунду он взял ее одной рукой за запястье, другой обнял ее. Он был груб, найдя ее губы своими. Непривычное ощущение — прикосновение бороды к ее коже, острое покалывание — воспламенило ее чувства. Жажда губ и тел соединила их.

Покахонтас застонала, когда он упал на колени и повлек ее за собой. Он тесно прижал ее к себе. Возбуждение опасности и непреодолимое требование чувств переплелись и разбудили в ней неистовство, которого она не ожидала, никогда не знала. Она хотела бы поглотить его своей любовью. Ее тело казалось ей чужим. Оно двигалось с трепетной чувственностью, то замирало, то затихало совсем, лишь чуть заметными движениями приближая взрыв желания и наслаждения. Она чувствовала себя частью мужчины, дающего ей такую радость, его кожа стала ее покровом, их сердца слились в одно. Потом она вдруг ощущала себя настолько беспомощной перед малейшей его прихотью, что, казалось, теряла сознание от сладости подчинения. И все же она знала, что именно ее страсть несла им обоим это дивное ощущение, что ее сила вела их двоих к беззащитной радости. Все ее существо было во власти восторга, и она с готовностью отдавала свое тело и разум мужчине, нежно ею любимому. Кульминация придала ей сил и пылкости для соединения с ним снова и снова. Их страсть буйствовала и ничуть не была утолена к тому моменту, когда забрезжил рассвет и они поняли, что должны расстаться. Сила их потребности друг в друге была пугающей, они смотрели друг на друга по-новому и с тревогой. Смит застонал. Он не мог оторваться от нее. И снова привлек к себе. Покрыл поцелуями руки, груди, рот, распаляя ее тело, и они снова предались любви, как в первый раз.

Наконец Смит отстранился.

— Нам надо найти безопасное место. Это логово слишком хорошо известно. Мы не должны рисковать — твой отец может разлучить нас.

— Я найду такое место.

— А сейчас надо спешить. Светает. Поговорим потом. Уходи первой.

Покахонтас бросила на него быстрый взгляд через плечо и убежала. Ее ноги были легче пуха. Она не спала целые сутки, но никогда еще не ощущала себя такой свежей и живой. Каждый мускул, каждая клеточка ее тела, ее разум пели от счастья. Она чувствовала себя наполненной. Просыпавшийся вокруг нее лес был частью ее. И она была частью темной земли и крикливых морских чаек. Гармония тела и разума давала ей такую радость. Ничто не стесняло ее. Оказавшись вблизи тихого, сонного лагеря, она упала на колени и протянула руки к небу.

                                                                                        Глава 14
                                                                  Веровокомоко, февраль 1608 года
Потребовалось пять раз совершить переход между поселением ее отца, великого вождя, и фортом колонистов, чтобы подготовить в Веровокомоко встречу между двумя предводителями. Способность Покахонтас вести переговоры с бывалым Ньюпортом и своим суровым отцом произвела на Смита впечатление. Обсуждение условий затянулось на месяц. Покахонтас курсировала туда и обратно, доставляя провизию лишившимся пищи англичанам и налаживая контакты между двумя лагерями. Вопрос был в том, кто возглавит колонистов?

Смит как приемный сын Паухэтана полагал, что он поведет первую группу. Но затем решили, что тридцать колонистов во главе с Ньюпортом и Смитом поплывут на полубаркасе «Дискавери» в Кекоутан. Там они засвидетельствуют свое почтение дружественному королю Починсу, насладятся великолепным угощением, а на следующий день отправятся дальше, чтобы высадиться уже на земле великого короля. Оттуда Смит поведет в поселок передовую группу, чтобы подготовить встречу между Паухэтаном и Ньюпортом.

Смит пригласил Покахонтас плыть вместе с ними на «Дискавери», но она сказала, что будет приличнее, если она, когда прибудут англичане, будет стоять рядом с отцом. Смит согласился, что это разумно. А пригласил, чтобы показать ей, как велико его желание не расставаться с ней. Он мечтал, как было бы чудесно, если бы она была рядом с ним в этом коротком путешествии, потому что из-за ее перемещений между фортом и Веровокомоко у них оставалось очень мало времени, чтобы побыть вдвоем. С самого начала, на следующий день после пожара, он объяснил ей, что они могут подвергнуться суровому осуждению и в форте, и в Англии, если возникнет хоть малейшее подозрение, что между ними существуют близкие отношения. Он был простым человеком, а она — принцессой. Положение их опасно еще и потому, что и великий король не одобрит этого. А если он разгневается по-настоящему, то не станет больше мириться с присутствием англичан и уничтожит их одним ударом.

Покахонтас внимательно выслушала его и признала, что он прав, но все равно молила его:

— Дай мне забыть обо всем хотя бы на мгновение, пожалуйста!

Когда он вспоминал об их первой ночи, его решимость слабела. Он знал, что если это искушение повторилось бы даже тысячу раз, он поддался бы ему. Позже, встретившись уже не в такой спешке, они обнялись и поклялись соблюдать осторожность. И не только потому, что нельзя было выдавать себя. Но сами их чувства требовали полной тайны, их потребность друг в друге была слишком глубокой. Они знали, что должны встречаться украдкой, что встреч будет немного и они всегда будут опасными.

Смит обнаружил, что он с трудом владеет собой, когда присутствует на бесконечных встречах и переговорах. Видеть движение губ Покахонтас, колыхание ее груди, когда она двигалась, взлет бровей, когда обдумывала ответ колонистов на предложение паухэтанов, и при этом знать, что, возможно, еще несколько дней им не придется встретиться наедине. Ощущение было полно горечи и сладости, и иногда Смиту даже хотелось вскочить и выбежать из помещения. Никогда раньше он не переживал ничего подобного. Он чувствовал, что тщетно борется и слабеет в борьбе с неутихающим голодом по ее телу. Но и не только. Сама Покахонтас завораживала его. Такой женщины он никогда не встречал.

День, когда они отплыли из Кекоутана в Веровокомоко, выдался ветреный, шел сильный дождь, какой редко бывает в Англии. На их островах идут мелкие, словно пыль, дожди, на которые можно не обращать внимания. Будто Господь смягчился, когда направлял ветры через Атлантику. Этот же ливень был похож на потоки воды, ведрами выливаемой на землю. В Новом Свете климат более резкий, чем в Европе, подумал Смит. Снега выпадает больше, жара изнурительней, холод гораздо сильнее, а ветры вдвое порывистее. К полудню потоп прекратился, и над блестящими берегами встало солнце, большое и сверкающее. «Дискавери» бросил якорь в бухте, которую паухэтаны называли Поэтан. На берегу ждали двести лучших воинов Паухэтана, их яркие меха и перья сияли в ярком свете.

Смит и восемнадцать человек, отобранных для передового отряда, приготовились к высадке, а Ньюпорт оставался на борту под охраной двенадцати. Смит взял с собой подарки короля Якова — белую борзую, красные шерстяные одежды и шляпу с конусообразной тульей, какую носил и сам король Яков. Как только Смит и его люди ступили на берег, воины прокричали слова приветствия и высоко подняли вверх луки, размахивая ими. Воины быстро окружили колонистов и повели их вперед, монотонно напевая при переходе по мосткам, наведенным через зыбкие топи. Так они сопроводили их в поселок. Впереди, у жилища Паухэтана, ожидали еще пятьсот воинов с оружием в руках. Вдоль тропы, через каждые несколько футов, были расставлены большие блюда, на которых грудами лежал чудесный хлеб с хрустящей, поджаристой корочкой.

— Какая встреча! — обратился к своим людям Смит, когда они входили в дом. — Паухэтан не оставляет нам сомнений в его власти и богатстве. И он оказывает нам большие почести.

В помещении, сверкавшем всеми красотами, своем возвышении из мехов, в полных церемониальных одеяниях восседал величественный король. Вокруг него стояли его приближенные, разглядывая вошедших с явным любопытством. Тридцать или больше новых жен, блестя украшения из меди и жемчуга, одетые празднично и соблазнительно, широко открытыми глазами смотрели на англичан. На всех женщинах были головные уборы из перьев сочных красного, пурпурного, зеленого и желтого цветов, выполненные столь искусно, что струились подобно каскадам шелковых тканей. Мужчины Смита затаили дыхание и остановились. Они никогда раньше не видели такого буйства цвета. Ему пришлось подтолкнуть их вперед, в тронное помещение, которое была залито светом длинных факелов. Смита охватила радость при виде Покахонтас. Она стояла рядом с отцом, одетая в белое, ее головной убор был сделан из лебединых перьев. Она и Смит лишь едва обменялись приветствиями. Великий король знаком велел Смиту и его людям садиться, и воины, заполнившие помещение, огласили его таким громом приветствий, что, казалось, взлетит крыша.

Праздник начался с разнообразных угощений. Пришлось показывать людям Смита, незнакомым с ритуалом омовения рук до и после еды, что делать с предложенными им сосудами с водой и индюшачьими перьями для вытирания рук. Затем настал черед речей. Англичан предупредили, что они будут долгими, а Смит думал о том, как отличается нынешнее его пребывание в Веровокомоко от предыдущего.

Великий король не произнес речь, он даже не потрудился встать, принимая подарки короля Якова. Три его правителя выполнили все церемонии и взяли подарки, хотя в глазах Паухэтана мелькнула искорка удовольствия, когда привели белую борзую. Покахонтас засмеялась и захлопала в ладоши, снова увидев собаку. Смит улыбнулся и подумал, кто же в конце концов станет хозяином прекрасного животного? Пока лились бесконечные речи благодарности, он поймал себя на том, что слишком часто посматривает на Покахонтас, но она ни разу не взглянула в его сторону. Он смотрел на изгиб ее высоких скул, на линию руки и восхищался ее способностью так долго оставаться неподвижной.

Речи были расцвечены щедрыми изъявлениями благодарности за подарки и обещаниями снабдить колонистов достаточным количеством кукурузы и мяса, пока они не вырастят свой урожай. Смит был рад, что подарки короля Якова, по крайней мере, обеспечили колонистам провизию, но знал, что самая трудная часть сделки еще впереди. Когда на бледном небе стали появляться первые звезды, король Паухэтан подался вперед и сам начал говорить. Речь шла о том, что ему действительно было нужно — об оружии англичан.

— Оставьте ваше маленькое оружие здесь, в этой комнате, — сказал он. — Посмотрите, у моих воинов нет их орудий войны.

Смит ответил:

— Этого желают наши враги и никогда — друзья. — Но быстро добавил: — Мы отдадим свои большие ружья и наших людей в твое распоряжение, чтобы помочь тебе в войнах против монаканов.

— Я хотел бы получить несколько больших пушек для себя.

Паухэтан медленно улыбнулся, но его улыбка редко отражалась в его глазах.

— Мы предложили пушки твоему человеку — Рауханту, но он не захотел их взять.

Паухэтан засмеялся:

— Они были слишком тяжелы, но, может быть, у вас есть пушки поменьше. Мы обсудим это утром.

Ночь в доме для гостей Смит провел беспокойно из-за тоски по Покахонтас, утром он собрал своих людей и пошел к «Дискавери» за Ньюпортом. Ньюпорт покинул корабль, одевшись по всей форме, его сопровождал юнга Томас Сейведж. Их обоих представили великому королю с такими же церемониями, как и их предшественников накануне, но когда подошел момент обмена подарками, Ньюпорт указал на юного Сейведжа, сказав, что отдает его на время. Мальчик изучит обычаи паухэтанов и разъяснит их англичанам. Паухэтану так понравилось это предложение, что он отдал Ньюпорту своего сына Намона. «Обмен сыновьями», — сказал он.

Ободренный и разгоряченный успехом, Ньюпорт пригласил Паухэтана на «Дискавери» — взглянуть на товары, которые он привез для обмена. Но великий король с удивлением отпрянул назад. Он с хмурым видом забарабанил пальцами по своему возвышению.

— Торговать по мелочам недостойно моего величия, да еще таким образом. Сложите свои товары на берегу. Я возьму, что мне нужно, и заплачу, сколько сочту нужным.

Покахонтас предостерегающе посмотрела на Смита. Она мягко положила ладонь поверх руки отца и быстро кивнула Смиту. Король начинает злиться, и путешествие может пройти впустую, подумал Смит. Он повернулся к Паухэтану.

— Позволь мне показать тебе особые драгоценности, которые носят только величайшие короли, — сказал он. — Они чрезвычайно редкостны, они цвета неба.

Смит поспешил на «Дискавери» и вернулся с несколькими ожерельями из голубых стеклянных бус. Когда он поднял их повыше и дал свеситься с руки, пламя факелов заискрилось в них, и красота голубого стекла полностью покорила Паухэтана.

Король повернулся к Покахонтас:

— Дай мне разглядеть драгоценности, дочь.

Она подошла к Смиту и протянула руку за бусами. Их ладони соприкоснулись, взгляды встретились, задрожали пальцы и прервалось дыхание. Это продолжалось мгновенье, но Смит быстро взглянул на Паухэтана и сразу же понял, что король что-то почувствовал. «Кровь Господня, — подумал Смит, — если я не возьму себя в руки, я погублю все предприятие».

Он поспешно и пространно заговорил, расхваливая бусы и наблюдая за лицом Паухэтана. Выражение его лица было бесстрастно.

Когда Смит закончил, король сказал:

— Я высоко оцениваю эти бусы. Мне нравится мальчик, которого вы мне дали, и другие подарки доставили мне достаточно удовольствия. Я дам вам три сотни мешков кукурузы, но при том условии, что дальнейший обмен будет совершен за ваши мечи.

Смит испустил вздох облегчения, когда Ньюпорт, весьма довольный результатами обмена, выступил вперед и, через Покахонтас, обратился к королю:

— Я бы задал вам еще один вопрос, ваше величество.

Паухэтан наклонил голову.

— Мы бы хотели узнать, не слышали ли вы о группе наших людей, живших на юге от вашей страны, в месте, называемом Роанок. Лет тридцать назад они все исчезли.

Великий король не двинулся, не изменил выражения лица. Он сказал:

— Мы действительно слышали о ваших людях, которые жили на наших берегах много времени тому назад, но мы не знаем, что с ними случилось. Много, много чужих людей приходило сюда, но все они ушли.

Движением руки и кивком головы король отпустил колонистов. Ньюпорт повернулся и беспечно пошел прочь, в его улыбке сквозило торжество. Он добился всего, чего хотел, а вопрос с мечами можно будет уладить потом. Они отплывут со следующим приливом.

Смит же, полный опасений, идя к двери, посмотрел через плечо и увидел то, чего боялся: Паухэтан знаком приказал дочери остаться.

Великий вождь подождал, пока все чужеземцы покинут помещение, и дал понять, что хочет поговорить с дочерью с глазу на глаз. Воины и жены ушли в другой конец комнаты.

— Покахонтас, ты зашла слишком далеко, — сказал великий вождь, едва сдерживая ярость.

Покахонтас редко видела своего отца в таком гневе. Она знала, что бесполезно взывать к доводам разума или отрицать происшедшее. Она почтительно ждала.

— Я последовал твоему желанию и сохранил красноволосому жизнь, — продолжал Паухэтан. — Ты же вознаградила меня нарушением законов нашего народа, отдав себя — ты, дочь правителя — чужестранцу. Он сделает тебя своей при надлежащей церемонии? Нет, я вижу, что ты в это не веришь. И ты можешь уже носить его ребенка — уродливое чудище.

Покахонтас побледнела под словесным напором отца, но ничего не ответила.

— Ты забыла, что ты — любимое дитя верховного вождя, — сказал Паухэтан. — У тебя высокое положение, впереди тебя ждут большие обязанности. Ты ведешь себя хуже дочери рыбака. — Паухэтан хлопнул себя по колену, лицо его потемнело от гнева. — Что происходит с женщинами моей земли? Они ведут себя, как животные в лесу!

Покахонтас поняла, что неверность Сачи глубоко задела его, а теперь ее отношения с презренным тассентассом растравили рану. Отец никогда не говорил с ней так пренебрежительно. Женщины его империи были его сокровищем, его гордостью, и богатство народа измерялось их числом. Происходили сражения и после них окраинные земли необходимо было заселять женщинами, ибо это они обрабатывали землю, строили дома и рожали детей. Через женщин вожди добивались власти, и сами женщины становились вождями, Покахонтас поразило, что Паухэтан очернил ее пол, пусть даже в припадке негодования, потому что женщины пользовались в королевстве большим почетом. Отец действительно рассержен. Она протянула руку в примирительном жесте.

Паухэтан не обратил на него внимания.

— С меня довольно, Покахонтас. Ты должна стать женой Кокума, и чем скорее, тем лучше. А потом ты снова поедешь собирать дань.

На секунду Покахонтас подумала, что ее сердце перестало биться.

— Я не могу стать женой Кокума, — сказала она. — Кроме того, он ублажает мою сестру Мехту. Ему следует жениться на ней.

— Ты отказываешь мужчине, поэтому его нельзя обвинить в том, что он взял Мехту. И кто ты такая, чтобы так говорить, когда сама ложишься с одним из грязных? Нет, с меня достаточно. Оставь меня. Я должен посоветоваться со своими старейшинами.

Покахонтас хотелось выбежать из помещения, но она заставила себя спокойно дойти до двери. Выйдя наружу, она опустилась на камень. Она не может выйти за Кокума, теперь, когда она узнала Джона Смита. Это невозможно. Но что же ей делать? Отец не только разъярен, но и непреклонен. Однажды он поддался ей, но теперь считает, что она злоупотребила его добротой и доверием. Если бы у нее был хоть один подходящий довод, с ним можно было бы договориться, когда он остынет. Он разумный человек, и ей всегда это удавалось лучше, чем другим, но она нарушила главный закон: дочери великого вождя не могут отдать себя никому, кроме выбранного им супруга. Они даже не могут насладиться приятным вечером в обществе путешественника, чужака, что позволялось всем остальным женщинам королевства. Она застонала. Она сделает все, что угодно, пообещает все, что угодно, лишь бы избежать свадьбы с Кокумом.

Если бы только она могла уехать, но нет такого места, где она могла бы скрыться. Ее знают везде. Может, Джон Смит приютит ее? Нет, уйдя к нему, она поставит существование всей колонии под угрозу. Она вдруг осознала, что действительно не знает, что сделает Джон Смит. Они провели вместе так мало времени, их встречи были бесценны и так полны жажды друг друга, что они редко обменивались более чем несколькими словами. Но ей придется сказать ему. Она сейчас же пойдет к нему и объяснит, что, возможно, никогда больше не увидится с ним. Как дочь правителя, она знала, что тот, кто стоит у власти, не может думать только о себе и своих личных желаниях.

Прилива не будет еще два часа, и чужеземцы ждут на своем большом каноэ. Женщины грузят на корабль кукурузу, и Покахонтас решила, что пойдет туда и сделает вид, что руководит ими. Но только ей придется выбрать окольный путь к воде, чтобы не попасться на глаза отцу.

Она побежала в свою комнату и быстро сбросила накидку из нежных перьев, натянула юбку из оленьей кожи, набросила накидку из меха куницы. Нежное тепло кожи умиротворило ее тело, горевшее от возбуждения. Направляясь к реке, она шептала молитвы Ахонэ и богу неба. Если бы боги могли подсказать, что ей делать!

Она скользнула в цепочку женщин, шедших к трапу с большими корзинами кукурузы, придерживая их у бедер. Когда она подошла поближе, то увидела Намона, своего сводного брата, который стоял на палубе. Она показала ему, что хочет подняться на борт, потом ухватилась за веревочную лестницу, дружелюбно брошенную одним из матросов.

Смит скрыл удивление, увидев ее, и подошел к ней. Он увел ее в безлюдную носовую часть корабля. Как только они остались одни, Покахонтас быстро поведала о том, что произошло, не упоминая о своем замужестве. Она никогда не говорила ему о Кокуме и была полна решимости не делать этого и впредь.

Смит задумчиво смотрел на реку. О чем он думает? И внезапно она пожалела, что пришла к нему. Что он может сделать? Рассказав ему о гневе отца, она только расстроила и встревожила его. Ему хватает забот со своими людьми.

После молчания, показавшегося ей вечным, он сказал:

— Твой отец очень хочет получить мечи, Покахонтас. Попробуем рискнуть. Он знает, как высоко мы ценим твою способность вести переговоры между нашими двумя народами. Мы попросим Ньюпорта направить твоему отцу послание, где будет выражена готовность заключить эту сделку, но только при условии участия Покахонтас, поскольку до этого она показала себя деятельной и заслуживающей доверия. А сейчас ты должна вернуться к отцу. Если ты уедешь с нами, он разгневается еще больше.

Покахонтас задумалась: «Он не знает, что мне придется быть с Кокумом, чтобы успокоить и обезоружить отца. Если бы я только могла сказать ему, но я не могу. Мне придется смириться, чтобы снова встретиться с ним в форте».

Почувствовав на своем плече руку Смита, Покахонтас повернулась к трапу. Она сделала это, чтобы не броситься ему на шею и не начать умолять забрать ее с собой. Едва заметным движением она попрощалась и пошла по отмытой деревянной палубе к своему брату, а сердце надсадно билось в груди. Пройдет, по меньшей мере, две ночи, прежде чем англичане пришлют за ней. Две ночи с Кокумом!

Все оказалось даже хуже, чем она думала. Кокум был как никогда добр и нежен с ней. Каждую ночь он уводил ее в постель под одобрительные взгляды ее отца и половины поселка. Каждую ночь он опытными пальцами касался ее напряженного, неподатливого тела, а в голове у нее бились противоречивые мысли. Она стучала в его грудь кулаками в приливе негодования и разочарования, пока ее здоровое тело не предавало ее и не откликалось на его умелые ласки. Каждое утро она просыпалась с твердым намерением уйти в форт, как только Смит пришлет за ней, и остаться там.

Но послание не приходило. Паухэтан устал отвечать на бесконечные, похоже, просьбы о провизии. Вместо того, чтобы выменивать мечи, он решил послать нескольких самых толковых воинов раздобыть их. Воины войдут в форт будто для мирного посещения, и тихо сделают свое дело, стараясь не возбуждать подозрений. В конце концов, король был в своем праве: все, что находится на его земле, принадлежит ему.

Когда Покахонтас узнала о новом плане, она пришла в отчаяние. Как же ей вернуться в форт? Она пыталась узнать у приближенных отца, не приходило ли из форта какое-нибудь послание. И с болью узнала, что колонисты просили сделать ее посредницей, но великий вождь был настроен сурово и против Покахонтас, и против тассентассов. Если один из чужих людей взял его дочь, он вполне может забрать у них несколько мечей.

Впервые в жизни Покахонтас была счастлива переселиться в женский дом. Она провела там на несколько дней дольше, чем требовалось, потому что ей нужно было время подумать, составить собственный план. Но чем дольше она рассматривала возможности побега, тем менее осуществимым он ей казался. Она не могла уйти, пока об этом не попросят тассентассы и отец не даст согласия. Она попала в ловушку.

Покахонтас ждала несколько недель. Все это время она старалась изо всех сил показать себя покорной дочерью. Она ненавидела свое двуличие, но чувствовала, что должна заставить отца поверить ей, чтобы, когда выпадет новый случай, отец опять поручил бы ей быть его посланницей. Задача ее облегчалась тем, что Кокум большую часть времени проводил на охоте и в сражениях с монаканами. И она, без малейших угрызений совести, истово молила бога неба, чтобы его сразила вражеская стрела.

Утешением тех дней для Покахонтас служила красивая белая борзая. Собака привязалась к ней с самого первого дня. Она кормила ее, а та бегала с ней в лес и следила за каждым движением. Люди знали, что, если показалась борзая, значит где-то неподалеку и Покахонтас.

Но способа избежать Кокума, когда он возвращался из своих охотничьих военных походов, не было. По ночам он не переставал наполнять ее своим семенем, казалось, с неослабевающей силой. Она спрашивала себя, не ублажает ли он Мехту днем? Они часто отсутствовали в одно время, но Мехта неизменно была с ней по-сестрински добра. Может, со временем он совсем уйдет к ней? Она каждое утро молилась богине Ахонэ, чтобы Кокум отдал все свое внимание ее сестре. Но что-то внутри подсказывало ей, что Кокуму нравится жизнь, которой он живет. Его изощренному желанию и чувственным пальцам мало было одной женщины.

Как-то Покахонтас остановила одного из гонцов отца и узнала, что Ньюпорт снова уплыл в начале сезона цветения. Вскоре после этого воины Паухэтана предприняли первую попытку украсть мечи и были тут же схвачены. Отцу донесли, что золотоволосый пришел в ярость и запер семерых воинов на территории форта. Когда же люди Паухэтана попытались освободить их, завязалась перестрелка, которую тассентассы выиграли. Колонисты научились держать мушкеты наготове, отвечали быстро и одержали верх подавляющим огнем. То, что тассентассы взяли в плен воинов Паухэтана, нанесло огромный урон его достоинству. Великий вождь узнал, что золотоволосый приказал высечь воинов, но их не убили, как поступил бы Паухэтан с любым своим пленником. Теперь же он лишился не только своих мечей, но и семерых воинов, и потеря терзала его. В его владениях если пленника не предавали почетной смерти или ему не удавалось бежать, остаток жизни он проводил в бесчестье.

Покахонтас видела, отец в напряжении, но также вдруг заметила, что он задумчиво наблюдает за ней. Он преодолел свой гнев, а сонм новых прелестных жен примирил и успокоил его. Направит ли он ее снова на переговоры с чужеземцами? По меньшей мере дважды в день она на коленях молила Ахонэ, Океуса и бога неба, чтобы он смягчился и послал ее. Несколько мелких зверушек испустили свой последний вздох на жертвеннике Океуса ранним утром, пока она не сообразила, что жрецов могут насторожить ее слишком частые посещения капища. Теперь она настолько не принадлежала себе, что чувствовала себя свободной только когда ходила на свой луг и разговаривала с богом неба. Все чаще ей приходило в голову, что с тассентассами она всегда чувствовала себя свободной.

Наконец, когда сезон цветения был в самом разгаре, Паухэтан вызвал Покахонтас в свой дом совещаний.

— Последнее время ты была послушной дочерью и следовала любому моему желанию, — сказал он. — Я вижу, что ты раскаялась в своем отступничестве и осознаешь, что наши обычаи и твои обязанности должны быть превыше всего. Поэтому я снова собираюсь сделать тебя своей посланницей на переговорах с тассентассами. Они постоянно извещают меня, что хотят иметь дело только с тобой. Покахонтас, ты пойдешь к тассентассам и вызволишь моих людей. Если тебе это удастся, я куплю у них оружие. Я знаю, что ты постоянно была с Кокумом все время, пока он находился здесь. Я разумею это так: ты поняла, что он, а не этот красноволосый чужой человек, твой мужчина. Отправляйся утром, но не задерживайся там. Я жду тебя назад быстро. Желаю тебе хорошего путешествия. Ты мой лучший посланник, и я уверен, что ты добьешься успеха.

Покахонтас была глубоко благодарна отцу за то, что он дает ей еще одну возможность. Она также понимала, что он испытывает ее. И попала в прежние тиски столкнувшихся преданностей. Но она успокоила себя: она не дрогнет.

— Кто поедет со мной? — спросила она.

— Разумеется, Секотин и Памоуик. Они знают дорогу, их принимают в форте.

Покахонтас не посмела попросить, чтобы их заменили, боясь сорвать путешествие, но имела сильное подозрение, что Секотин станет в этой поездке глазами отца. Но в одном она была уверена: никто никогда не отыщет укромную пещеру, которую много недель назад она нашла для встреч со Смитом.

Паухэтан заговорил снова:

— Мы также услышали сегодня, дочь, что прибыл новый плавучий остров с сорока людьми и капитаном. Вот еще одно доказательство вероломства чужестранцев, говоривших, что больше никто из их племени не появится на наших берегах. Мои жрецы теряют терпение. А теперь иди, я распоряжусь, чтобы приготовили подарки, которые ты возьмешь с собой для этих чудовищ.

Кинт, ее белая борзая, бежала впереди, Покахонтас шла за ней так быстро, как только могла. Она чуть помедлила в лагере, около старого волчьего логова. Братья, догнав ее, попеняли ей на спешку. Но ей было все равно. Этот бег по лесу, приближавший ее к форту чужеземцев, нес чувство освобождения. Стояло самое мягкое время года, лес был устлан волшебным ковром опадавших лепестков, и, куда бы она ни взглянула, деревья казались белоснежными облаками. На ней самой была светлая, почти белая одежда, ее лучший повседневный наряд. Вместо бус она повесила на шею гирлянду из цветов, а несколько цветков воткнула в волосы. Она и ее собака, казалось, растворяются среди цветущих деревьев.

Когда они достигли ворот форта, часовые выкрикнули приветствие. Колонисты уже давно не видели милую принцессу и были рады, что она вернулась.

Почти немедленно появился Смит. Покахонтас увидела, что он почти не изменился со времени снегов, только потемневшая кожа говорила о приходе сезона коротких ночей, а в золотых волосах, там, где их тронуло солнце, появились более светлые пряди. Покахонтас медленно приблизилась к Смиту. И когда она заглянула в его глаза и знакомое синее чудо снова окутало ее, она почувствовала, что ноги не держат ее и что она сейчас опустится на землю от волнения.

— Я прибыла, чтобы говорить с вами, капитан, от имени моего отца, великого вождя, — сказала она.

Смит поспешно взял ее за руку и повел к заново отстроенному дому собраний, но его прикосновение вызвало в ней такую дрожь, что она отдернула ладонь. Ее братья встали на привычный пост у дверей нового сооружения. Услышав, что пришла Покахонтас, остальные члены совета собрались за считанные минуты. Она сразу же начала говорить и извинилась за людей своего отца, сказав, что они действовали по собственному почину, пытаясь заполучить мечи, и что ее отец сожалеет об их поведении. Он также поручил ей засвидетельствовать почтение и любовь его приемному сыну, капитану Смиту.

Смит наклонил голову, а когда снова поднял глаза, губы его слегка тронула улыбка.

— Пожалуйста, передай великому королю, что я принимаю его добрые пожелания, — ответил он. — Скажи ему, что я не убил его людей только в знак большого уважения к его дочери. Я отпущу их утром. Мы благодарим тебя за подарки, принцесса, а сейчас, я надеюсь, ты разделишь с нами трапезу.

И он провел ее к столу.

Когда той ночью они занимались любовью, их страсть достигла такого подъема, что несколько раз Покахонтас думала, что от восторга потеряет в его объятиях сознание. Их жажда друг друга была ненасытной, его сила — непреодолимой. Покахонтас не могла отогнать мысли о том, что их неистовство идет от страха — вдруг эта встреча окажется последней, вдруг кто-то или что-то разлучит их. Думал ли он о том же, она не знала и не спросила. Она не хотела сомнениями отравлять драгоценные мгновения.

Наконец в предрассветный час они решили, что Покахонтас должна немедленно сопроводить пленников к отцу. Ее скорое возвращение подтвердит ее верность Паухэтану. Смит сказал ей, что колонистам понадобится ее помощь в обмене мечей, которые так нужны ее отцу. Переговоры потребуют времени и нескольких путешествий. Покахонтас согласилась с его планом. Он ясно дал ей понять, как важна она для тассентассов. И она почувствовала себя значимой и жизненно необходимой им. В этот момент она была настолько счастлива, что не позволила вмешаться тревоге, шевелившейся в глубине сознания. Придется ли ей провести остаток жизни, совершая переходы туда и обратно между своим народом и его людьми? И есть ли какой-то выход?

Старое противоречие двух ее привязанностей никуда не делось, но она все чаще замечала хорошее в этих странных людях. Она всегда верила, что паухэтаны и англичане могут жить в согласии. Они так много могут дать друг другу. «И в самом деле, — внезапно подумала она, — именно я и помогаю им в этом». Да, она должна продолжать свое дело, ибо только оно может привести к пониманию. Если бы только куда-нибудь делся Кокум. Она расстроенно вздохнула. Как ей вести себя с ним? Если Джон Смит узнает... Она непроизвольно вздрогнула. И отец, если бы он был хоть чуточку мягче, чуть менее требователен к ней... Но, подумала она, время играет мне на руку. Джон Смит твердо намерен укрепить поселение своих людей, и я помогу ему.

                                                                                        Глава 15
                                                                  
Джеймстаун, сентябрь 1608 года
Смит ударил кулаком одной руки в ладонь другой, давая выход затаенному ликованию. Этим утром состоялось заседание совета, и его выбрали президентом колонии. «Давно пора, — подумал он. — Благодаря мне и действует все это смелое предприятие. Меня следовало избрать с самого начала». Он вспомнил о своем старом враге Уингфилде, которого освободили из заключения и весной отправили в Англию на корабле Ньюпорта. И снова он с ухмылкой ударил кулаком по ладони.

За время летних месяцев Смит в поисках пути в Индию как следует обследовал побережье далеко за пределами Чесапикского залива. Рейс оказался тяжелым. Жара стояла страшная, и на одном из отдаленных островов трое его людей подхватили лихорадку и умерли. Они были из числа недавно прибывших. Он был благодарен, что местные индейцы, настроенные дружелюбно, лечили их травами и водили в дом-парилку. Он со своими людьми также узнал, что с севера разведку ведут французы. Это встревожило его и укрепило во мнении, что Джеймстаун нужно расширить. Их поселение должно стать постоянным и достаточно сильным, чтобы удержать французов на севере, а испанцев на юге, чтобы ни те, ни другие не отобрали у Англии территорию Виргинии.

В новой своей роли он решил безотлагательно внести необходимые изменения в жизнь колонии. Во-первых, слишком ослабла дисциплина. Форт следует перестроить по военному образцу, это подтянет людей, поможет им легче переносить лишения. Во-вторых, колонисты слишком мягко обходились с паухэтанами, слишком беспечно делились с ними инструментами и оружием в обмен на пищу. И в-третьих, он хотел поближе познакомиться с сокровищницами Паухэтана в Уттамуссаке.

Прошедшее лето было первым, которым колонисты насладились по-настоящему. Великий король посылал своих воинов в форт только для торговли. Братья Покахонтас учили англичан более искусно охотиться и ловить рыбу, а Покахонтас привела женщин, которые показали мужчинам, как сажать кукурузу и овощи. Виргинская компания продолжала присылать из Англии людей. Самый последний корабль, «Феникс», возглавляемый капитаном Нельсоном, прибыл прекрасным днем в конце весны. Поселенцы испытали настоящее волнение, когда узнали, что помимо «Сьюзн Констант» и другие корабли начинают совершать рейсы в Новый Свет.

Смит был рад увидеть наконец нескольких высоких мужчин, сошедших с «Феникса». Он вместе с советом Джеймстауна послал Виргинской компании и сэру Эдвину Сэндису письмо, в котором особо просил прислать людей, способных помериться ростом с паухэтанами, которые достигали шести футов. Как он сказал Ньюпорту, они устали от того, что на них постоянно смотрят сверху вниз. Паухэтаны должны узнать, что и среди англичан встречаются такие же высокие люди.

С «Фениксом» также прибыло письмо, содержавшее план Виргинской компании символически короновать Паухэтана как короля Англии.

Смит сказал Перси:

— Я не могу поверить, что в Лондоне настолько глупы, что думают, будто такого гордого человека, как Паухэтан, можно принудить возложить на себя корону другой страны. Но королю Якову нравится эта мысль, и он вбил себе в голову, что таким образом сблизит Паухэтана с Англией и сделает его более терпимым к появлению новых поселенцев. Со дня на день Ньюпорт должен привезти с собой все необходимое. Нам прикажут совершить церемонию вскоре после его прибытия. Ручаюсь, что все обернется бедствием. Это может обратить во зло даже все то хорошее, что сделала для нас Покахонтас.

Именно Покахонтас принесла процветание и мир в Джеймстаун. Она поставила Паухэтана в безвыходное положение и выиграла для колонистов бесценное время. Заговаривая о Покахонтас, Смит всегда внимательно наблюдал, известно ли другим англичанам о его близости с принцессой. Но ничто не указывало на то, что колонисты подозревают об отношениях между ними.

Ньюпорт прибыл на «Мэрри Маргарет», доставив богато украшенную затейливой резьбой кровать с балдахином и занавесями с золотыми кистями, кровать, достойную убаюкать коронованную голову. И самое главное, были привезены алая бархатная мантия и корона. Она была сделана из меди, наиболее любимого паухэтанами металла.

Смит оценил вещи и пробормотал Перси:

— Вся эта затея — фарс. Прямо настоящие знаки королевской власти! Но им не провести Паухэтана. Он слишком хитер.

Стража на одной из башен объявила:

— Принцесса Покахонтас.

Она может придумать, как добиться встречи с ее отцом, подумал Смит.

Он поспешил к ней и объяснил, почему необходима встреча колонистов с великим вождем и организация коронационной церемонии. Она поразилась, затем нашла это предложение забавным. Он и так великий вождь, сказала Покахонтас. Но встречу она устроит. Смит должен быть готов покинуть форт через три дня. Она встретит его и его людей за оградой Веровокомоко и проводит к отцу. Она сказала, что сейчас он возвращается домой из Уттамуссака, а после лицезрения сокровищ настроение у него обычно хорошее.

Восемьдесят англичан вызвались совершить путешествие в Веровокомоко. Они отправились в путь, бодро распевая песни. Любой выход за пределы форта и перемена в его однообразной жизни встречалась людьми с радостью и повышала моральный дух.

Они преодолели последний поворот на своем пути, и перед ними на дороге неожиданно предстала Покахонтас. Она подала Смиту знак, что хочет развлечь их и чтобы они следовали за ней в находящуюся поблизости узкую лощину. Она пританцовывала, явно пребывая в прекрасном настроении, поддразнивала и торопила мужчин, размещая их вокруг костра. Она попросила их сесть и закрыть глаза. Они с готовностью согласились.

— Обещаю, что это безопасно, иначе можете меня убить! — смеялась она.

Положив свои мушкеты на колени, они ждали, а Покахонтас скрылась в лесу. Вот как велико было доверие к ней, что колонисты даже сели на землю на вражеской территории.

Внезапно из леса донеслись крики, от которых в жилах застыла кровь. Мужчины повскакивали и взяли мушкеты наизготовку. Не засада ли это?

Из леса выбежали тридцать девушек. Их сильные молодые тела были обнажены, и только низ живота прикрывали листья. Причудливые завитки ярких цветов — красного, синего, зеленого и желтого — покрывали кожу девушек с головы до ног. Оленьи рога, цветы и другие предметы украшали их головы. Подобно амазонкам, каждая несла оружие — лук и стрелы, дубинку, меч. Они кричали и пели во всю силу легких, танцуя вокруг костра и образуя яркий, цветной водоворот тел.

Колонисты остолбенели. Они никогда не видели ничего похожего на это представление и в испуге поглядывали на Покахонтас. Она рассмеялась, глядя на их изумленные лица, и предложила им сесть.

Из леса показалась меньшая группа девушек. Они шли важно, в руках у них были погремушки, барабаны и флейты. Они тут же принялись играть.

Остальные начали ритуальный танец с такой горячностью и сладострастием, что могли воспламенить и камень. Их тела извивались в совершенно недвусмысленных движениях. Пышные груди и крепкие ягодицы приглашающе подрагивали перед мужчинами. Замедляющиеся барабанные удары возбуждали и провоцировали. Трепетали тела, соски набухали, а жесты не оставляли места воображению.

Лицо Смита неодобрительно помрачнело. Дисциплины у его людей как не бывало. Он посмотрел на сосредоточенную Покахонтас. Внезапно он подумал, не ловушка ли это? Затем осознал, что, наоборот, это ее подарок. Мужчины одиноки и нуждаются в женщинах. Этот танец был символом ее культуры, и она дарит его им, стараясь еще одним усилием свести два их народа вместе. Неужели она смотрит так широко? Или она думает, что, если многие паухэтанские девушки создадут союзы с британцами, это заставит ее отца признать и ее собственный союз? Смит не знал, но все это ему очень не нравилось. Он нахмурился: в этот день его люди для него были потеряны. Если сейчас на них нападут, они потерпят поражение.

Женщины оборвали свой танец так же внезапно, как и начали, и поспешили к лесу. Они вернулись, неся блюда с соблазнительными кушаньями. К этому моменту мужчины пришли в такое состояние, что без всяких уговоров дали увести себя в ближайшие дома поселка.

Смит был уверен, что Покахонтас никогда не сделает ничего, неприемлемого для Паухэтана. И когда они остались на окраине поселка вдвоем, он спросил:

— Какое положение занимают эти женщины?

— Они дочери землевладельцев и подходят для твоих рабочих и солдат. Этот танец означает переход к любовным играм, — пояснила она. — Мы не делаем из этого тайны, наутро мужчины уйдут. Все это не означает длительных связей, которые стали бы ошибкой.

Смит решил, что он никогда не сможет понять этих людей до конца, и не показал неудовольствия, потому что видел, Покахонтас гордится своей затеей. "И забудем об опасности, люди довольны возможностью расслабиться и забыться. Им будет что рассказать, когда они вернутся, — на зависть оставшимся в форте товарищам.

В середине утра следующего дня великий король в сопровождении двухсот воинов приплыл на каноэ из Уттамуссака. Паухэтан пребывал в отличном расположении духа после пересчета своих богатств. Выйдя на берег из вмещавшего сорок человек каноэ, он доброжелательно улыбался всем и каждому и медленно направился через толпу к дому совещаний. Смит со своими людьми стоял в стороне, но даже они удостоились королевского взмаха руки и улыбки.

— Покахонтас дала мудрый совет прибыть именно сегодня. Настроение у короля великолепное, — заметил Смит с надеждой в голосе.

Через несколько часов Паухэтан прислал за ними двенадцать своих самых высоких людей, проводивших Смита к нему. Смит был раздражен. Сам он был среднего роста, и, когда оказывался у Паухэтана, тот всегда окружал его мужчинами шести футов четырех дюймов или даже выше ростом. Это была одна из многочисленных уловок, которые Паухэтан использовал, чтобы вывести его из себя. «Во всяком случае, на этот раз я привел с собой несколько своих высоких людей», — подумал Смит с удовлетворением.

Со всем красноречием, на какое он был способен, Смит поведал Паухэтану, при помощи переводчика, Томаса Сейведжа, что король, живущий за водами, возымел к нему такое уважение, что хотел бы короновать Паухэтана королем Англии. Затем он описал церемонию и пригласил короля на коронацию в Джеймстаун.

Паухэтан откинулся на мехах, его жены сбились вокруг него. Он холодно глянул на Смита из-под полуопущенных век. Через мгновенье он ответил:

— Я — король, а это моя земля. Если твой король прислал мне подарки, я буду ждать их только восемь дней. Твой Ньюпорт должен прибыть ко мне, а не я к нему, и не в твой форт. Я не попадусь на такую приманку.

В помещение вошла Покахонтас и попыталась умиротворить отца.

— Тассентассы желают оказать тебе великую честь, отец. Так принято — пойти на церемонию к ним в форт.

Паухэтан был непреклонен. Ни мольбы Покахонтас, ни пламенная речь Смита не смягчили его. Он не двинется из Веровокомоко и ясно дал понять, что ему и дела нет до возложения на его голову короны английского короля. Однако подарки — это совсем другое дело. Он будет счастлив принять их. Смит и его люди покинули дом, и счастливые возгласы жен, наконец-то избавившихся от красноволосого, эхом отдавались у них в ушах.

— Сейчас мы больше ничего не можем здесь сделать. — Смит стоял под теплым солнцем. — Проклятый Лондон! Мы теперь же отправляемся в Джеймстаун и вернемся с подарками и короной. Нам так или иначе придется водрузить эту корону на голову Паухэтана, чтобы доставить удовольствие королю Якову.

Затем Смит повернулся к Покахонтас:

— Постарайся убедить отца, что это великая честь — сделаться королем Англии. Хотя бы уговори его пройти через церемонию.

На протяжении двух месяцев Покахонтас совершала переходы между своим поселком и Джеймстауном. Ее отец упрямо отказывался короноваться, пока наконец обещание оружия не выдавило из него ворчливое: «Может быть». Колонисты назначили день своего прибытия в Веровокомоко. Коронация, если она состоится, пройдет там, где решит Паухэтан. Он не имел намерения появляться в лагере презренных чужеземцев. Внушительные подарки — кровать, мантия и корона — и обговоренное оружие были погружены на «Мэрри Маргарет», которую повел по извилистому речному пути Ньюпорт. Спустя два дня Смит вместе с пятьюдесятью людьми отправился по суше.

На этот раз никакие соблазнительные девушки не поджидали англичан, не было даже достойного сопровождения, предваряющего их появление в поселке. Вместо этого их ждали шесть человек, самые низкие из виденных Смитом у паухэтанов. Великий король ясно выразил свое презрение к коронационной церемонии. Но когда позже этим же днем приплыл корабль, Паухэтан выслал сотню воинов в полном соответствующем облачении, чтобы встретить судно и его груз — подарки и оружие. Огромная кровать с украшениями заинтересовала великого короля, и ее сразу же перенесли в его дом. Ложе было довольно высоким, и Паухэтан сказал Покахонтас, что оно гораздо больше похоже на трон, чем на постель. Несколько жен осторожно взобрались на нее и спросили, не будут ли они все время падать отсюда.

Англичане терпеливо ждали на большой центральной площади поселка. Стояли они военным строем. День был ясный, необычно теплый для ноября. Смит и его люди оделись в свое лучшее платье, джентльмены щеголяли бархатом и шляпами с перьями, на Ньюпорте была форма адмирала. Один из матросов держал медную корону, покоившуюся на бархатной подушке и сверкавшую на солнце. В руках у другого матроса была бархатная мантия, ее алый цвет придавал живость всей сцене. Матросам на борту корабля тоже было велено надеть форму, ибо все надеялись, что коронация состоится. Ньюпорт был при шпаге и пистолете. Он отдал приказ, чтобы в момент возложения на голову Паухэтана короны пушкари «Мерри Маргарет» произвели салют из двадцати одного залпа, а он подаст им знак выстрелом из своего пистолета. Несмотря на пренебрежение Паухэтана, англичане намеревались придать церемонии как можно больше величия.

Пока они ждали, подошла Покахонтас и сообщила Смиту и Ньюпорту счастливую весть: кровать покорила ее отца. Он настолько доволен, что исполнит желание колонистов и наденет себе на голову чужеземную корону, только требует, чтобы все прошло быстро — у него слишком мало времени, чтобы тратить его на всякие незначительные дела.

Прошел еще час. Внезапно под грохот барабанов из сыромятной кожи появился великий король, лицо его было непроницаемо. Он был окружен воинами, которые смеялись и шутили и с любопытством глядели на англичан. Однако воины были хорошо вооружены на случай предательства.

Покахонтас присоединилась к женам Паухэтана, стоявшим в конце площадки. Все они были пышно разодеты в меха — мягкий беличий, рыжий и серебристый лисий, мех опоссума, блестящий мех норки, куний и мех выдры. Теперь жены стали терпимее к уродливым созданиям другой земли, но мысль о том, что их всемогущий король-бог должен стать правителем другого королевства, забавляла их и возбуждала в них любопытство.

Вперед выступил Ньюпорт и протянул алую мантию, показывая, что ее надо набросить на плечи. Паухэтан позволил одному из воинов снять с себя длинную накидку из сыромятной кожи, а Ньюпорту — окутать королевские плечи мягких бархатом. Лондонским портным сказали, что король выше шести футов, так что кроваво-красные складки мантии ниспадали на землю. На лице великого короля мелькнуло удовольствие, и все смотревшие на него подумали, как величественно он выглядит.

Толпа молчала. Никто больше не шутил. Подошли два джентльмена и почтительно попросили Паухэтана преклонить колено и склонить голову. Томас Сейведж перевел.

— Я ни перед кем не склоняю голову. — Великий король был непреклонен.

Англичане оказались в затруднительном положении. Среди них не было ни одного достаточно высокого человека, который мог бы возложить корону на Паухэтана, пока тот стоял во весь рост. Они посовещались, потом стали показывать, что нужно сделать. Даже Ньюпорт встал на одно колено и наклонил голову. Англичане испробовали лесть, уговоры, всевозможные хитрости, но могущественный правитель Семи Королевств был непреклонен. Ни перед кем из смертных он не встанет на колено.

Смита осенило, когда он посмотрел на Покахонтас и стоявшую рядом с ней борзую. Он шепнул что-то Ньюпорту, который вместе с матросом, державшим корону, приблизился к королю. Затем он быстро сказал что-то Покахонтас, которая тут же подошла к отцу, держа своего Кинта за ошейник.

Паухэтан обожал собаку и наклонился приласкать ее. В это мгновенье Ньюпорт схватил корону и быстро водрузил ее на голову великого короля. Паухэтан медленно выпрямился и сурово нахмурился. Сбросит ли он корону на землю? Волна патриотизма охватила англичан. В конце концов, это символ их страны. Гром приветствий разорвал настороженную тишину. Паухэтан пристально посмотрел на колонистов, и его лицо медленно разгладилось. Его выражение, казалось, говорило: «Пусть эти глупцы позабавятся».

Затем Ньюпорт выкрикнул:

— От имени короля Англии Якова я короную тебя королем Англии и Виргинии!

Он выстрелил из пистолета, и Паухэтан невольно подпрыгнул. «Мэрри Маргарет» немедленно откликнулась салютом из двадцати одного орудия. Англия короновала нового короля.

Но корона и несколько минут не задержалась на голове Паухэтана. Он снял ее и вручил одному из своих вассалов. Смит ничуть не сомневался, что она пойдет на украшения для любимых жен короля. Было совершенно очевидно, что все внимание короля сосредоточилось на реве пушек. Только они имели для него какое-то значение, и стало ясно, что путь к королю лежал не через короны и почести, а через оружие и силу, которую оно могло ему дать.

Однако великий король, правитель Семи Королевств и король Англии, не забыл о приличиях. Он взял свою тяжелую накидку, расшитую многими сотнями жемчужин и раковин, говорящими об огромном богатстве, и передал ее Ньюпорту.

— Для твоего короля, — сказал он. — Подарок от Паухэтана, правителя Семи Королевств.

Ни от кого из англичан не укрылось то, что он отдал накидку, а не корону из перьев или какое-либо другое головное украшение.

Смит передал командование людьми одному из лейтенантов и приказал им пешим ходом возвращаться в Джеймстаун. Сам он хотел поплыть с Ньюпортом. Надо было обсудить планы по переустройству жизни в колонии и, кроме того, спокойно подумать о многом. Ночное плавание представлялось идеальным для обеих целей. Но сначала он хотел написать письмо королю Якову и Виргинской компании с извещением о том, что коронация состоялась. Поднявшись на корабль, он устроился в каюте и написал:

"Достопочтенные леди и джентльмены, я в точности последовал вашим указаниям, присланным с капитаном Ньюпортом, хотя сам и был решительно против них. Я заранее знал, что этот жест может оказаться для всех нас опасным. И многие убедились в этом теперь, когда уже слишком поздно. Я короновал Паухэтана в соответствии с вашими указаниями.

Несмотря на подарки, которые вы прислали Паухэтану по случаю коронации, я беру на себя смелость уведомить вас, что затруднения у нас, видимо, начнутся раньше, чем мы получим от вас ответ".

Смит понимал, что письмо получилось грубым, но он хотел, чтобы в Лондоне осознали, что почти невозможно диктовать политику с расстояния в несколько тысяч миль, да еще в делах, в которых они практически ничего не смыслят. Смит подготовил письмо к отправке в Англию с первым кораблем и, прежде чем идти к Ньюпорту, снова вернулся мыслями к Покахонтас. То, что она сделала для Англии и колонистов, невозможно было измерить. Без нее колония просто погибла бы, а вкладчики компании были бы настолько выбиты из колеи, что надолго, если не навсегда, отложили бы новую попытку. Тогда сюда пришли бы французы и испанцы и подчинили себе Виргинию и Новый Свет.

«Она настоящая героиня, — думал Смит, — хотя сама она о себе этого не думает». Как-то она сказала ему, что с самого начала хотела лишь сблизить двух самых дорогих ей людей — Паухэтана и Смита. Но по мере того, как она узнавала англичан ближе, ее расположение к ним росло, и теперь она уже хочет, чтобы оба их народа сосуществовали в гармонии.

«Да, она необыкновенна, — подумал Смит, — но каким образом она может войти в мою жизнь? Она не только принцесса чужой страны, но теперь и принцесса Англии. А какую жизнь я могу предложить ей в Англии? И сможет ли она жить там? Может быть, она почувствует себя стесненной после свободы лесов?» Эти мысли не впервые беспокоили его и снова крутились в голове, и снова на них не было ответа. Поэтому он собирался вернуться в Англию, как только обеспечит Джеймстауну будущее.

Если бы не его страсть к ней! Он поднялся из-за стола и подошел к иллюминатору. «Что-то внутри меня, — подумал он, — раздражается и сожалеет, что я трачу время на беспокойство и тоску по ней. Это заставляет меня забывать о своих обязанностях, о том, что я должен осуществить, и вызывает чувство вины. — Он вернулся к столу и в отчаянии ударил по нему перчаткой. — Если бы я не любил ее! Проклятье, я нарушил свое собственное правило: никогда не заводить с женщиной серьезных отношений, это приносит только неприятности. Проклятье, проклятье!»

Через пять дней после возвращения Смита в Джеймстаун туда пришла Покахонтас. Она сообщила, что отец не принимает плату, которую Смит предложил ему за кукурузу и другие продукты. Она сказала, что Паухэтан теряет терпение и устал снабжать колонистов пищей из своих запасов. Теперь они должны выращивать ее сами. Вид у Покахонтас был не только извиняющийся, но еще и обеспокоенный.

— Мой отец только что получил известие о вашем недавнем плавании по Чесапику, в котором трое твоих людей заболели лихорадкой с пятнами. Мы узнали, что вся деревня пострадала от той же болезни. — Она понизила голос. — Умерли все. Даже жрецы не спасли себя. Это очень сильно расстроило отца, а его жрецы пришли в бешенство. Им не по нраву, что кто-то из их числа бессилен. Я говорю об этом, чтобы предупредить вас. Я не знаю, что собирается делать мой отец.

                                                                                        Глава 16
                                                                  
Уттамуссак, январь 1609 года
Смит и Перси ежились под одеялом. Они наметили разведывательный поход к сокровищницам, во время которого предстояло углубиться в лес на добрые четыре мили. Укрытием им должен был послужить глубокий овраг. Двое мужчин поделились с Ньюпортом своим планом совершить набег на богатства великого короля. Все трое согласились, что это должно остаться между ними. Если остальные обитатели форта узнают о ценностях, начнется волнение.

— Не могу вспомнить, сколько человек охраняют каждый из домов, — сказал Смит, — но это неважно. Как только мы взорвем заряды, они все разбегутся. Эти стражники никогда не слышали выстрелов и взрывов, на этом и построен наш план.

Хотя земля подмерзла, Смит почти не чувствовал холода. Он не страдал от него, как это было два года назад. «Я становлюсь таким же стойким, — как дикари, подумал он. — Интересно, Перси тоже?» Он был самым преданным другом, но не очень крепок здоровьем.

С наступлением темноты они должны были подобраться поближе к Уттамуссаку и заложить порох. Когда он с грохотом взорвется, виргинские дикари в панике сбегут в лес, уверенные, что их боги мстят им и наступил конец света. Риск состоял в том, что они могли быстро вернуться назад. Хватит ли Смиту и Перси времени оценить сокровища? И смогут ли они что-нибудь унести?

— Это наша единственная возможность, — тихо сказал Перси. — Взрыв напугает их только в первый раз.

Жители форта думали, что Смит и Перси отправились на поиски пропитания. «Бог видит, как мы в нем нуждаемся, — вздохнул про себя Смит. — Нам, к несчастью, не повезло. Никто не мог вообразить, что такое количество крыс окажется на корабле и что они так быстро расплодятся».

— Если нас схватят, пощады ждать не придется, — отозвался Смит. — После коронации Паухэтан стал даже более надменным. Правда, меня это не удивляет.

— Почему он не уничтожает наше поселение? — Перси слегка дрожал. Он чувствовал холод и закутался поплотнее. Доспехи они оставили в форте. — Он запросто может собрать две или три тысячи воинов.

— Сколько ни спрашивай об этом, у меня ответа нет. — Смит тихо усмехнулся. — Разве что он воздерживается от нападения на нас, потому что не хочет ссоры со своей дочерью. Смотри, темнеет.

Мужчины вглядывались в лес, покрывавший холмы. Сумерки начали размывать очертания деревьев.

— Подождем еще несколько минут, потом пойдем, — сказал Смит. — Запомни, у нас будет очень мало времени, чтобы добежать до сокровищницы, открыть ее, набрать золота и драгоценностей, сколько сможем унести, и быстро вернуться к шлюпке. Нечего и думать, чтобы воспользоваться мушкетами. Это будет слишком опасно, потому что руки у нас будут заняты. — Смит встал и потянулся. Мышцы у него затекли.

Мужчины крадучись шли по лесу. Смит перенял у индейцев умение скрывать следы и двигаться бесшумно. Перси не был столь опытен, но тем не менее оба они, нагруженные мешками с порохом и запалами для взрывов, двигались быстро.

Когда они, насколько смогли близко, подошли к деревне, уже почти совсем стемнело. Ночь обещала быть темной, даже темнее, чем хотелось бы Смиту, но назад пути не было. Откуда-то издали донесся вой волков. Мрачное, зловещее подвывание заставило заколотиться сердце Смита.

Подползая ближе, мужчины услышали громкие голоса дикарей. Некоторые отдыхали у костра, распевая песни и рассказывая сказки. Смит вспомнил, как Покахонтас говорила, что никто никогда не дерзал даже приблизиться к сокровищницам. Страх перед королем-богом был слишком силен. Во всяком случае, каждого пойманного ждала смерть после целого дня пыток.

Молча, бесшумно Смит и Перси опорожнили мешки и заложили заряды на расстоянии двадцати пяти футов, соединив их пороховой дорожкой, чтобы обеспечить несколько взрывов подряд. Потом они еще ближе подобрались к деревне. Быстро переглянувшись, они перекрестились и подожгли порох. Оба молились про себя в течение нескольких секунд, прошедших до первого взрыва.

Первый заряд со свистом выбросил пламя и грохот в молчание леса. Стало светло, как летним днем в полдень. На секунду наступила жуткая тишина. Потом начался кромешный ад. Шум оглушал. Все живые существа бросились в лес. Подхватив мешки, Смит и Перси помчались к сокровищницам. Они увидели, что дикари врассыпную бегут от взрывов. В один миг деревня опустела, словно вымерла.

Подбежав к первой огромной сокровищнице, мужчины откинули деревянные пластины, защищавшие дверь, и ворвались в длинное здание. Они резко остановились. Внутри по обе стороны от входа возвышались деревянные изваяния, одно представляло собой дикую кошку, другое — огромную ящерицу. Два этих устрашающих стража пристально смотрели на них. Позади каждой статуи мерцал факел, отбрасывая неяркий тревожный свет.

— Боже милосердный, — пробормотал Перси, в свою очередь таращась на завораживающие создания.

— Быстрей, мы должны найти золото. — Смит потянул Перси за руку.

Мужчины поспешили по проходу между грудами всевозможных мехов, кож, лежащих кипами, луков и тысяч стрел, сотен богато расшитых накидок, дюжин и дюжин медных изделий и шкатулок с жемчугом. Но ни следа золота и других драгоценностей.

— Черт, где же они прячут свое золото? Где рубины и алмазы? — Смит в нетерпении добежал до конца здания.

Миновав кучи добра, они ненадолго остановились у заднего выхода из капища. Здесь также стояли две статуи, на этот раз на них мрачно глянули мужчина и медведь.

— Другие боги, — сказал Смит. — Здесь ничего, надо осмотреть остальные капища. Быстро!

Они выскочили из хранилища в опустевшую деревню, добежали до второго капища и вломились туда, плечами вышибив деревянную перегородку при входе. Их уже не удивили деревянная дикая кошка и такая же чудовищная рептилия, обнажившие свои зубы прямо над ними. Мужчины пробежали по всей длине восьмидесятифутового сооружения. Эта сокровищница ломилась от съестных запасов: зерно, сушеная оленина, рыба, орехи и другая еда; эти горы великий король получил со своих подданных в качестве дани.

— Ну уж в третьем доме должны быть ценности, должны! — крикнул Смит, и мужчины во всю мочь бросились к последнему строению. Они взмокли от спешки и нетерпения, сломав дверь и стремительно обследуя капище. Но все было то же самое. Ни золотых самородков, ни изумрудов.

Под злобным взглядом скалившего клыки деревянного медведя мужчины остановились, на лицах их отразилось страшное разочарование.

— Ничего! Совершенно ничего! — воскликнул Перси.

— Надо вернуться в лес. Скорей! Скорей! Стража может появиться в любую секунду, — подгонял Смит, пока они выбирались наружу.

Людей в деревне все еще не было, хотя обыск занял больше времени, чем они думали. Мужчины понеслись к деревьям, словно все местные боги гнались за ними по пятам. Они не останавливались, пока от деревни их не отделили две мили. Здесь они упали ни землю.

— Нам повезло, — сказал Смит. — Мы убрались оттуда вовремя. Но, Перси, невероятно, чтобы у Паухэтана не было сокровищ.

— Для него все это — богатство, Джон. В своем мире, который теперь стал и нашим, он неимоверно богат.

— Ба!

— Да с этой провизией может пережить зиму не одно такое поселение, как наше.

— Верно, но я надеялся, что мы сможем послать в Англию драгоценности, подобные тем, что нашли в Новом Свете испанцы.

— Они встретились с другой цивилизацией к югу отсюда. У меня такое чувство, что единственный способ найти золото и камни — грабить у наших берегов испанские корабли.

— И правда, я уже отправил в Лондон письмо, где упоминаю о такой возможности, — отозвался Смит.

Внезапно Смит схватил Перси за руку:

— Ш-ш-ш. Ты слышишь птиц?

— Да.

— Ночь хоть глаз выколи. Это не птицы!

Смит осторожно двинулся вперед, Перси следовал за ним шаг в шаг. Любой слабый звук, произведенный ими, двадцатикратно усиливался в их воображении. Каждая тень казалась зловещей.

— Мы должно постараться быстро добраться до шлюпки. Никаких остановок, — прошептал Смит.

Мужчины двигались как могли тихо и быстро. Они прошли еще примерно мили полторы. Неожиданно прямо над ухом Смита раздалась птичья трель. «Они нас догнали, — подумал Смит, и по спине у него побежали мурашки. Он вытащил мушкет и сделал Перси знак последовать его примеру. — Боже мой! И я мог подумать, что мы от них ускользнули!»

Мужчины продолжили свой путь среди мертвой тишины леса. Еще одна птичья трель и ответы на нее зазвучали со всех сторон. «Они играют с нами, — внутренне вскипел Смит. — Если они собираются убить нас, почему не хватают?»

В непроглядном мраке ничего не было видно. Смит понимал, что спасти их может только чудо, но он совсем не был уверен, что Бог сотворит для него еще одно.

Плечом он коснулся дерева, веточка зацепилась за ткань его камзола. Повернувшись, чтобы освободиться, он разглядел, что толстые ветви дерева растут низко. Он выставил назад руку, поймал Перси и приложил губы к его уху.

— Дикари нас окружили. Если мы заберемся на дерево, возможно, нам удастся перестрелять их с удобной скрытой позиции.

Смит подтянулся, Перси за ним. Веток на дереве было много, и Смит с легкостью лез вверх, находя одну подходящую опору за другой. Ночная тьма сгустилась, и ему приходилось искать ветки наощупь. Еще рывок — но, дотянувшись, он ухватился за человеческую ногу. В ту же секунду он почувствовал, как чья-то рука вцепилась ему в волосы.

В этот момент Перси тихо сказал:

— Меня схватили за ногу.

— А меня за волосы, — громко ответил Смит.

Лес внезапно наполнился голосами. Перси и Смита сволокли с дерева. Было ясно, что их собирались взять в плен целыми и невредимыми, дикари вели себя резко, но не грубо. «Они хотят сберечь нас для пытки», — подумал Смит.

Пока дикари вели их по лесу, Смит смог понять из их разговора, что они знают, кто он такой. Когда рассвело, отряд из двадцати человек остановился. Они быстро искупались в реке и поели кукурузы и сушеной оленины, прежде чем сесть в каноэ и взять курс на Веровокомоко. Смит также понял, что его с Перси поведут к самому Паухэтану. С другом его разлучили, так что у них не было возможности обсудить, как держаться перед великим королем. Однако он был уверен, что Перси позволит ему взять инициативу на себя. Смит с досады саданул кулаком в ладонь другой руки. Он не забыл, как его насильно притаскивали в Веровокомоко, а на этот раз веселье уж точно ему не грозило. Усилия целого года, ожидание, составление планов — и ни единого кусочка золота, ни одного драгоценного камешка в сокровищницах.

Он постарался не показывать своего мрачного настроения, когда вместе с Перси предстал перед великим королем. Однако Паухэтан не стал скрывать негодования и презрения. Он тоже был раздражен новой встречей с красноволосым капитаном.

Он не обременил себя обменом любезностями, а, чтобы быть уверенным, что его понимают хорошо, снова попросил Томаса Сейведжа переводить, поскольку Покахонтас нигде не было видно.

— Сразу после большого огня, — сказал Паухэтан, — мои люди нашли отпечаток твоей обуви в деревне Уттамуссак.

— Да, мы искали деревню, где могли бы выменять еды, — ответил Смит.

Перси стоял молча.

— Это что же, ваш обычай — разжигать волшебный огонь, который делает ночь светлой, как день, когда вы приезжаете для обмена?

— Мое колдовство случилось по ошибке. Мы собирались сделать это на реке, чтобы умертвить рыбу для нашей кладовой.

Паухэтан скептически поджал губы.

— Я тебе не верю, — сказал великий король. — Твои люди не говорят мне правды. Когда вы впервые приплыли к нашим берегам, ты сказал, что это продлится недолго, что вы спасаетесь от другого племени воинов, испанцев, и что скоро уйдете. Это было давно. Вы все еще здесь, и вас стало больше. Вы пытаетесь захватить мою землю для себя и своего короля. Вы мне не нравитесь, моим жрецам тоже. Я избавился от вашего рода на юге много лет назад, и здесь вы мне не нужны. Ты лжешь.

Беседа принимала опасное направление. Смит попытался перевести ее на предмет, наиболее интересный для Паухэтана.

— Мы все еще здесь, потому что твоя земля прекрасна. Мы бы хотели остаться на ней. Мы хотим обменять пушки и мечи и кое-что из нашего колдовства. Мы бы хотели жить с тобой в мире.

Искорка интереса смягчила выражение неприязни на лице великого короля. Он так и не получил свои мечи и пушки. Смиту удалось переключить его внимание на этот предмет. Он с жаром пустился обсуждать возможности обмена их на пищу. Мужчины рядились, и Смит испытал огромное облегчение оттого, что разговор ушел в сторону от темы присутствия колонистов на земле Виргинии. Он, однако, был потрясен признанием Паухэтана в уничтожении англичан на юге. Он, должно быть, имеет в виду Рэли, подумал Смит. Король впервые открыто заявил, что настроен против англичан. Это было серьезно.

Смеркалось, когда после часа напряженных переговоров Смита и Перси отвели в дом для гостей, находившийся сразу за поселком. Они с королем пришли к соглашению относительно мечей. Смит был уверен, что Паухэтан на время забыл об их посягательстве на сокровищницы. По крайней мере, не видно было, чтобы это его сильно заботило.

— Похоже, мы легко отделались, — сказал Перси, когда они остались одни.

— Согласен, но это только сейчас. Король открыто выразил свою враждебность по отношению к Англии. И неизвестно, какие это будет иметь последствия. Вероятно, эта вспышка произошла из-за его личной нерасположенности ко мне. Боюсь, как бы он не пожалел о сказанном, а если так, мы оба отправимся в небытие.

— А как же соглашение о мечах? — спросил Перси.

— При помощи Покахонтас он может договориться с любым из колонистов. Я удивлен, что ее здесь нет.

Мужчины устали. Они не спали целые сутки. Они быстро перекусили оставленными им мясом и сыром и провалились в глубокий сон.

Смит почувствовал прикосновение к своему плечу. Он вскочил на ноги, схватился за ножны.

— Пожалуйста, тише! — донесся из темноты нежный голос Покахонтас. — Не шуми. Я пришла помочь вам.

Приветствуя ее, Смит постарался скрыть свое удивление. Напротив, успокаивающе тронул ее в темноте за руку.

— Вы должны уходить, — продолжал тихий голос. — Мой отец собирается убить вас. От него придет посланный и пригласит вас еще на одну встречу с отцом. Вместо этого вас поведут к жрецам, которые приготовят вас к пытке.

Мужчины молчали, а голос — почти шепот — продолжал:

— В укромном месте, там, где купаются женщины, только подальше, вас ждет каноэ. Я сейчас отведу вас туда. Вы должны плыть по реке ночью, а днем прятаться, пока не доберетесь до моего брата Починса в Кекоутане. Оттуда вы сможете дойти до форта.

Смита новость не удивила, его поразила безжизненность ее голоса, хладнокровие, с которым она подготовила их побег, и кажущееся отсутствие страха за себя.

В полной темноте она подошла к Смиту, уже приготовившемуся уходить. Он положил руку ей на грудь, и так они постояли несколько секунд. Потом она отодвинулась и сказала:

— Сейчас время новой луны. Будет очень темно. Мы должны идти, касаясь друг друга, но молча. Звук каждого шага может оказаться опасным.

Ночь была холоднее предыдущей. Смит возблагодарил Бога, что еще не начались морозы. Они медленно переходили от дерева к дереву. Порой ненадолго останавливались и прислушивались к отдаленному уханью филина. Это отвлекало Смита, которого Покахонтас то и дело прижимала к дереву. Защищая его, она обхватывала его руками. Смит слабо улыбался. В этой ситуации хозяйкой была она.

Они уже отошли на некоторое расстояние от дома для гостей, когда Покахонтас внезапно остановилась, ее тело напряглось. Она слушала. Спокойно, бесшумно обернувшись в сторону дома, она на этот раз намеренно прижалась к Смиту. Его выводило из себя, что индейцы слышат и видят гораздо лучше, чем он. Сейчас в безмолвии ночи он различал то тут, то там слабый шорох или затихающие крики филина, но дикари воспринимали эти звуки по-другому. Он знал, что ему потребуются годы, чтобы достичь их знания леса.

Едва слышно Покахонтас прошептала ему в самое ухо, что ненадолго вернется в дом для гостей. Они должны ждать ее и не шевелиться.

Она тихо скользнула прочь. Ей не хотелось оставлять их одних, но кто-то шел к дому. Она должна была узнать, кто это и что ему надо. Любой, подошедший к дому близко, почувствует неладное, и поднять тревогу будет для него делом нескольких минут. Она нащупала на поясе кинжал. Его ей дал Смит, и она была рада, потому что он был куда действеннее их кремневых ножей.

Это, должно быть, посланный, подумала она, идет забрать двух мужчин. Сейчас она двигалась легко, бесшумно, но быстро. Она должна обнаружить этого человека. Обнаружить прежде, чем он уйдет. Воздух был неподвижным, и она все еще не уловила никакого запаха. Почти ничего не было видно, но земля под ногами была настолько знакома ей, что она положилась на свое чутье. Здесь подъем, а тут куча листьев рядом с маленькой ложбинкой. А, вот он — слабый запах мужчины. «Он рядом, мне придется убить его, — подумала она. — У меня нет выбора. А если это кто-то, кого я хорошо знаю? — Она почувствовала, как перевернулось ее сердце. Но в следующее мгновенье она справилась с собой. — Я не могу об этом думать. Я должна спасти Джона Смита. Я сделала свой выбор. Я иду на обман отца ради него и должна быть готовой, ко всему».

Как хитрая кошка за добычей, кралась она, полностью сосредоточившись на своей задаче. Она услышала что-то похожее на шаги. Звук был таким слабым, что трудно было сказать наверняка, но доносился он с расстояния двадцати пяти футов. Потянул слабый ветерок, и лесные запахи усилились — едкий — папоротника, затхлый — палой листвы, густой дух влажной коры, но человеческий пропал. Как жаль, что сейчас не полнолуние! Она напрягла слух. Звук шагов изменился. Охранник или посланный, должно быть, зашел в дом. А может, это убийца! Да, отец послал кого-то убить их, пока они, как он думает, еще спят. Это объясняет, почему они с такой легкостью прошли мимо обычной охраны, выставляемой вокруг дома. Их, вероятно, убрали оттуда.

Последние ярды до дома Покахонтас пробежала. Ей пришлось смириться с тем, что пришелец внутри. В любой момент он мог выскочить, обнаружив, что пленники улизнули. Она распласталась у стены дома и принудила себя дышать коротко и неглубоко. Никогда она не слышала, чтобы человек двигался так явно. Он думает, что он один. Но потом шаги неожиданно прекратились. Он уловил ее запах? Но это трудно сделать в комнате, наполненной разнообразными запахами. Возможно, он услышал ее. Внимательный человек может даже уловить дыхание, каким бы слабым оно ни было. Все ее чувства обострились до крайности. Уши болели от напряжения. Где он сейчас? Ни звука, мертвая тишина ночи. Не слышно было даже обычного шороха ночных зверей.

Рука схватила ее руку, она круто развернулась. Перед ней стоял Раухант, доверенный воин ее отца, один из старших советников, человек, которого она знала всю жизнь.

— Покахонтас? Что ты здесь делаешь?

Одним уверенным движением Покахонтас выхватила кинжал и вонзила в его грудь, между ребрами. Он умер мгновенно, и на лице его осталось удивленное выражение, когда он осел на землю.

Другим быстрым движением Покахонтас наклонилась, вытерла кинжал о меха Рауханта и вернула его в ножны на поясе. Все продлилось лишь несколько секунд.

Быстро, насколько могла, она пробиралась от дерева к дереву, пока не присоединилась к двум мужчинам. Прошептав им на ухо, что тревога оказалась ложной, она с предосторожностями повела их к бухте и каноэ.

Приблизив губы к уху Смита, она сказала:

— На дно каноэ я положила немного еды. Примерно час держитесь вдоль берега. Потом гребите на другую сторону и вниз к Кекоутану.

К рассвету в Веровокомоко поднялось волнение. Великий вождь приказал высечь виновных стражей, позволивших грязным тассентассам бежать и убить Рауханта, одного из самых его преданных людей. Не имело значения, что охране было приказано уйти. Было сказано, что им еще повезло, что их не станут пытать до смерти.

На следующий день после того, как Покахонтас проводила уплывших Смита и Перси, она, как обычно, пошла совершить утреннее омовение. На этот раз она держалась поближе к остальным женщинам. Она старалась не слушать пересуды. Ей приходилось делать над собой огромное усилие, чтобы чем-то заниматься. После того, как тассентассы скрылись, она вернулась в поселок и упала поблизости от того места, где держали жертвенных животных. Она никогда не убивала человека, и воспоминание об удивленном лице Рауханта вызвало у нее приступы тошноты. Одно дело убить животное или даже врага, но друга, всегда бывшего с нею таким добрым! И хотя все ее тело сотрясала дрожь, она знала, что должна вернуться в постель, лежать тихо и утром явить окружающим спокойное лицо. Она была рада, что Кокума не ждали с охоты раньше утра. Выдадут ли ее сестры? Она не знала. Они привыкли к ее полуночным и ранним утренним уходам и вполне могли спать, когда она вернулась.

В разгар утра великий вождь послал за своей дочерью. Покахонтас постаралась успокоиться. Она знала, что встреча будет ужасной, но оказалась не готовой к буре ярости, которую отец обрушил на нее с высоты своего нового трона — английской кровати с наваленными на нее грудами мехов.

Отец сказал, что он не до конца уверен в ее неучастии в исчезновении грязных людей, но твердо знает, что она не имеет отношения к смерти его советника Рауханта. Тем не менее, он больше не желает видеть ни одного тассентасса. Лицо его окаменело, когда он заявил, что под страхом смерти запрещает ей встречаться с ними. И хотя совершенно очевидно, что живот у нее плоский, как у девственницы, свадьба с Кокумом состоится в следующую полную луну. Она непослушная, неблагодарная дочь, и он предпочитает какое-то время не видеть ее. И еще раз сказал со всей ясностью:

— Запомни мои слова: если пойдешь к тассентассам или снова встретишься с ними, будешь отдана на смерть.

Покахонтас поняла, что больше отец не станет уступать. Она оцепенела. Слишком много всего произошло за последние сутки. Она обманула отца. Ее возлюбленный потерян для нее. Она убила друга и обрекла себя на жизнь с человеком, которого ненавидела. Вороньи крылья забили над ней. Она едва могла двигаться, все тело ее застыло.

Она с трудом пережила этот день. Натерла свое тело золой в знак скорби по Рауханту, и скорбь по нему дала ей возможность скрыть свое собственное горе. Она заставила себя присоединиться к женщинам, причитавшим на его телом, в то время как ее сердце разрывалось на части от противоречивых чувств. На какое-то время, пока она раскачивалась в такт вместе со своими сестрами, ее мозг очистился. Но потом ее вина, ее потеря, ее растерзанные чувства, безнадежность будущего затмили ее разум, и она провалилась в полубессознательное состояние.

Наконец Мехта резко ткнула ее. Наступили сумерки, и плакальщицы расходились по домам. Она посмотрела на Мехту, которая внезапно показалась ей более полной, чем обычно. Покахонтас вяло подумала, не носит ли она в себе семя? Чье семя? Она понадеялась, что Кокума! Но нет, это ничего не изменит. Что бы ни случилось, отец не смягчится.

В ту ночь Кокум увел ее, и она шла за ним, как прирученная собака, с горечью думала она. У нее больше нет союзников. Она не сможет отказаться от него перед жителями поселка и отцом. Когда он овладел ею на кипе мехов и накрыл ладонями ее груди, память вернула ее в прошедшую ночь — к прикосновению Джона Смита. Внезапно она подумала: «Теперь мне не нужно притворяться перед этим человеком. Мне не нужно обманывать его, чтобы вернуться в форт». И когда он склонился над ней, она плюнула ему в лицо.

Он вытер плевок, а когда заговорил, в голосе прозвучала забота:

— Твоя скорбь по Рауханту не должна так захватывать тебя. Мои ласки помогут тебе забыть об этом.

Она посмотрела на него с отвращением. Со всей силы оттолкнула, ударила ногой. Но он был слишком сильным, а она — слишком измученной. Бормоча успокаивающие слова, он брал ее снова и снова на протяжении ночи. В конце концов она отозвалась на ставшее знакомым прикосновение. Она отозвалась! Ужас происходящего почти лишил ее рассудка.

                                                                                        Глава 17
                                                                  Джеймстаун, июнь 1609 года
Начало года и весна прошли в заботах. Теперь, когда Паухэтан отказался давать колонистам провизию, Смит был вынужден посылать отряды своих людей, до ста человек, за устрицами и рыбой. Он приказывал им разбивать стоянки группами от двадцати до сорока человек и оставаться там, где есть пища, пока он не даст им знак возвращаться. Так ему легче было прокормить остававшихся в форте, в основном рабочих, хотя рацион был весьма скудным. Но они тем не менее смогли расширить форт и выкопать большой и более глубокий колодец. Еще Смит посылал людей расчищать и вспахивать поля. А чтобы старые колонисты, не жалея времени, охотились, двух пленных паухэтанов заставили обучать новичков сажать кукурузу, а позже — тыкву и бобы. Когда джентльмены, прибывшие из Англии с январским кораблем, стали жаловаться на волдыри после первого знакомства с ручным трудом, Смит утихомирил их и пресек жалобы, велев солдатам облить им руки холодной водой. Как президент совета он заставлял работать каждого.

Пока форт перестраивался, дикари вели себя до странности тихо. Смит ожидал, что великий король будет посылать на них военные отряды, но это время оказалось мирным. Он не знал, как снова найти подход к Паухэтану, и решил, что самое лучшее — дать страстям улечься, хотя ему отчаянно хотелось увидеть Покахонтас. Пойманного на воровстве дикаря он отправил назад в Веровокомоко с посланием для нее, но ответа не получил. Его не оставляла мысль, что ее могли схватить той ночью и наказать, даже казнить! Но он утешал себя тем, что она была слишком любима своим отцом, чтобы тот лишил ее жизни. Она была нужна Смиту. Он хотел видеть ее, чувствовать ее гибкое тело рядом с собой. Как подать о себе весточку? Как повидаться с ней? Отчаяние заставляло его работать еще больше. Его единственной отрадой в эти тяжкие месяцы стало то, что Джеймстаун был укреплен и готов принять большое число новых колонистов.

Так что вечером того дня, когда на потрепанной трудным плаванием «Элизабет Энн» из Лондона прибыл капитан Сэмюэл Эргалл, Смит был счастлив сесть за капитанский стол и дать подробный отчет об успехах колонии.

— У меня тоже есть для вас новость, Смит, — сказал Эргалл. — Лондон дал нашей компании новую хартию. Руководящий совет теперь называется «Казначей и компания пайщиков, а также колонистов города Лондона для первой колонии в Виргинии», и он будет управлять Виргинией из Лондона. Поэтому старого совета больше нет. Правитель колонии назначается пожизненно, и им будет лорд Делавэр. Он прибудет сюда в ближайшее время, вместе с Габриэлем Арчером, Джоном Рэтклифом и девятью кораблями с колонистами.

Имена Арчера и Рэтклифа омрачили лицо Смита. «Два ублюдка, — подумал он. — Они сделали все возможное, чтобы очернить мое имя в Лондоне. Говорили, что я несу ответственность за колонию, но не справляюсь с этим. Благодарение Богу, мои записи опровергнут их домыслы».

— Значит я больше не буду президентом колонии, — отозвался Смит.

— Боюсь, что так, хотя теперь все признают, что вы прекрасно выполнили свою работу.

«Что ж, придется с этим считаться, — сказал себе Смит. — Теперь, когда колония так разрастается, аристократ с большими связями представляется более естественным выбором на пост правителя, чем я».

— Эргалл, — сказал он, — меня совершенно не прельщает работа с Арчером и Рэтклифом, равно как и с Делавэром, хотя я уверен, что он достойный человек. Но, как вы хорошо знаете, я люблю устраивать все по-своему. Я собираюсь немедленно передать президентство Джорджу Перси, вполне знающему человеку.

И хотя Сэмюэл Эргалл спорил и возражал, Смит остался непреклонен. Он оставил в колонии свой след, он провел ее через самые жестокие дни, и теперь самое время передать власть — до того как за нее начнется борьба с Арчером и Рэтклифом.

Эргалл, в свою очередь, ждал новостей о Паухэтане. Его тоже потрясла весть о том, что Паухэтан ответствен за уничтожение колонии Рэли. И оба они не могли понять, почему он до сих пор не напал на Джеймстаун.

— Это, должно быть, его прекрасная дочь удерживает его. — При этих словах глаза Эргалла блеснули. — Признаюсь, все, что я о ней узнал, звучит очень привлекательно. Она оказала колонии неоценимые услуги.

Голос Смита звучал ровно:

— Мы не видели ее с тех пор, как она в третий раз спасла меня. Я хотел бы снестись с ней, но пока мне это не удалось.

— Как только прибудет Делавэр, мы направим к Паухэтану корабль с людьми, посмотрим, может, удастся выменять еще еды, — сказал Эргалл. — Теперь нам понадобится гораздо больше припасов, и мы предложим ему мечи, которых он так жаждет. Тогда мы как-нибудь передадим и послание принцессе. Я хотел бы увидеть ее своими глазами.

Оживление в голосе Эргалла заставило Смита задуматься, только ли желание принести пользу колонии побуждает его искать встречи с Покахонтас. Но он отогнал свою ревность, причиной которой была ужасная тоска по ней. Даже во время простого разговора о ней его тело изнывало от желания. Он поднялся:

— Я сейчас же сообщу Перси о нашем решении. А теперь, когда я свободен от своих обязанностей, я возьму Намона и снова обследую реку. У меня есть идея построить себе дом на земле Починса.

Мысль эта была лишь зыбким намерением, но сейчас, когда жизнь так повернулась, она внезапно показалась единственно правильной. В последнее время возвращение в Англию виделось ему все менее заманчивым. И, наоборот, привлекала независимость и устройство своей судьбы в Новом Свете.

Для плавания по реке Смит и Намон выбрали каноэ. Сначала они остановились в Кекоутане и несколько дней наслаждались хорошей едой и нежными ласками девушек поселка. Но вместо того, чтобы угаснуть, его тоска по Покахонтас лишь разгорелась после ночей, проведенных в их пленительных объятиях.

За время поездки Смит принял решение. Он построит свой дом — он даже выбрал для него название, «Верх совершенства» — и попытается жениться на Покахонтас. Он понимал, что задача необыкновенно трудна, так как Паухэтан создаст все мыслимые препятствия, но теперь Смита это не пугало. Благополучие колонии больше от него не зависит. Он заживет в Виргинии своей жизнью, вместе с Покахонтас. И ему больше не придется думать о том, сможет ли она существовать в непривычной для себя обстановке, если переедет в Англию.

Он вдруг почувствовал себя счастливым и свободным. Он сможет устранить все, что стоит на их пути. Он как следует потрудился для колонии и теперь подумает о себе и Покахонтас.

И почему-то женитьба на Покахонтас не казалась ему чем-то несбыточным. Но как же ему до нее добраться? Он не был уверен, что открытая попытка Делавэра и его экспедиции снова наладить отношения с Паухэтаном окажется верной. Он должен встретиться с Покахонтас сам. Когда он найдет место для дома, куда поселит ее, Паухэтан увидит, что его намерения в отношении Покахонтас серьезны. Надо проявить терпение. Ему всегда было нелегко ждать. Немедленное действие — именно таким было его первое движение в любой ситуации.

Мужчины плыли по реке теплыми, разнеживающими июньскими днями, воздух был наполнен запахом меда. В поисках подходящего участка они останавливались в разных местах. Ему нужна была земля, возвышающаяся над рекой, с хорошим пастбищем для скота, который скоро доставят из Англии, и пригодная под посадки табака и кукурузы. Смит был убежден, что эти две культуры можно будет с прибылью продавать на родине. На участке встанет дом Смита. Сам же он не собирался оставлять свои разведывательные экспедиции. Он все еще мечтал найти водный путь в Индию со всем ее золотом, пряностями и драгоценными камнями. Сокровища должны существовать, и, когда бы он ни нашел их, они достанутся ему.

Наконец он выбрал место милях в десяти от Кекоутана. Он прикинул, что жизнь вблизи дружественного поселка имеет свои преимущества. Это будет приятно и для Покахонтас, которая сможет навещать своих друзей и родных.

Он рассказал Намону о своих планах обзавестись домом и фермой и о том, что видит рядом с собой Покахонтас. Намон умолк. Смит подумал, что он одобряет его, и решился спросить, не доставит ли он Покахонтас послание с просьбой тайно встретиться с ним на земле ее отца. Он хотел обсудить с ней их будущее. К облегчению Смита, Намон согласился. Радость переполняла Смита. В ту ночь он спал на зеленом лугу своей земли, и аромат полевых цветов наполнял его сон. Он чувствовал себя в безопасности, потому что будущее выглядело таким многообещающим.

Первые несколько дней после убийства Рауханта и спасения Смита и Перси Покахонтас двигалась как во сне. Удивленное лицо Рауханта постоянно появлялось перед ней в самое неожиданное время и сильно беспокоило ее. Она смотрела на огонь — оно было там, или плавала ранним утром, и в реке внезапно отражалось оно. Она прекрасно понимала, что, повторись все снова, она действовала бы так же, но ее сокрушала мысль о том, что она совершила убийство. Покахонтас исступленно молилась Ахонэ, чтобы никогда больше ей не пришлось делать подобный выбор. А при всех была спокойна и улыбалась окружающим. Она ни на минуту не оставалась одна, даже ночью, потому что голод Кокума был неутолим.

Отца она видела лишь мельком, но он относился к ней добродушно, и она знала, что его привязанность к ней скоро восстановится. Она понимала его отношение к ее поступкам и желаниям, но содрогалась при мысли о том, что он может сделать, если узнает, до какой степени она дошла в своем вероломстве. Эту способность смотреть на вещи с разных точек зрения она переняла у тассентассов. Дает это силу или нет, она не знала. Она задумалась и вздохнула. Как жаль, что она не может просто следовать своим желаниям. Но это невозможно. В ее мире не было ни человека, к которому она могла бы убежать, ни места, где она могла бы укрыться. Даже Починс не мог защитить ее от отца. И не к кому пойти в форт, чтобы не навлечь несчастье на головы всех и каждого. Временами на нее накатывало такое отчаяние, что ей хотелось плыть по реке к морю, пока там ее не накроет прилив.

Округлявшуюся все больше Мехту выдали замуж за молодого, но храброго воина, не раз показавшего себя в опасных схватках с монаканами. Торжества и обряды длились три дня. До этого ей предложили в мужья сына вождя одного северного племени Семи Королевств, но она ни за что не хотела покидать поселок отца.

Месяцем позже более тихая церемония соединила Покахонтас с Кокумом. Перед ее началом великий вождь отвел Кокума в сторону и, согласно обычаю, предложил ему отказаться от Покахонтас, поскольку та так и не зачала ребенка. Он был доволен, увидев, что Кокум не собирается отступать и что он счастлив войти наконец в семью великого вождя. Кукум сказал, что уверен — со временем у них будет много детей.

Покахонтас готова была отправиться собирать дань — да все что угодно, подумала она, лишь бы уйти отсюда и чем-нибудь заняться, — но отец захотел, чтобы она осталась в Веровокомоко.

Великий вождь улыбнулся своей любимой дочери и сказал:

— Боюсь, я заставил тебя слишком много трудиться, без конца посылая к грязным людям. Это наполнило твою голову недостойными мыслями и утомило твое тело. Посмотри на свою сестру. Она спокойно сидела дома, и теперь у нее есть ребенок. То же будет и с тобой.

Иногда от отчаяния Покахонтас была готова рвать на себе волосы на площади в центре поселка. Шло время, она снова начала охотиться. Выслеживание добычи отвлекало ее. Она тратила день на это занятие и возвращалась на закате измотанная, но немного умиротворенная. А что до ночей, то она заключила с Кокумом соглашение. Чтобы быть здоровой, ей нужно больше спать, сказала она ему. Поэтому двух соединений в начале ночи будет вполне достаточно, пока она не родит ребенка. Он согласился, что это разумное требование, поскольку ее отец тревожился, что она не может зачать. Но Покахонтас испытывала облегчение каждый раз, когда отправлялась в женский дом.

Когда солнце стало подниматься высоко и греть жарко, а ночи укоротились и наполнились пением цикад, вернулся Намон. Он немедленно отправился засвидетельствовать свое почтение великому вождю и рассказать последние новости о тассентассах, но он мало что мог добавить к тому, что через своих разведчиков уже знал Паухэтан. Дело в том, что, прожив так долго среди тассентассов, Намон проникся к ним симпатией и поведал не все, что знал. Это было опасно, но он старался изо всех сил.

Покахонтас заметила, что Намон наблюдает за ней, и не удивилась, когда он предложил пойти с ней в поле, где она проверяла всходы табака.

— Вождь тассентассов, Смит, хочет увидеть тебя, — сказал он.

Сердце Покахонтас болезненно повернулось, она огляделась. Поблизости никого не было, только пугало в виде воина, чтобы отгонять птиц.

— Мне под страхом смерти запрещено его видеть, Намон. И дело не в том, что лишусь жизни. Отец напустит на форт своих воинов. Они всех там перебьют.

— Но Смит больше не держится своих людей, — сказал Намон. — Он теперь передвигается в одиночку. В форт скоро прибудет новый великий вождь, а с ним много новых тассентассов.

Покахонтас посмотрела на Намона расширившимися глазами:

— Если он один, я могу не беспокоиться за свою жизнь. Где я могу встретиться с ним?

— В тайном месте, там, где начинается земля Починса. Там безопасно. Он придет туда через три солнца.

Намон быстро описал место и сказал, сколько до него добираться.

— Намон, я постараюсь, я постараюсь.

Лицо Покахонтас светилось счастьем, когда она быстро пошла прочь. Она не оглянулась, а Намон стоял и озабоченно смотрел ей вслед.

Следующие два дня Покахонтас разрывалась между радостью от будущей встречи с Джоном Смитом и отчаянием, потому что теперь она стала замужней женщиной и принадлежала другому человеку. Ее тело горело в такой лихорадке желания, что ночью ее страсть вырвалась наружу, и она отозвалась на напор Кокума с таким неистовством, что удивила его. Ее же поразило, что ему не понравилась ее горячность, как не нравилась и обычная безучастность и уклонение от его ласк.

На рассвете того дня, когда она должна была встретиться со Смитом, Покахонтас сделала вид, что идет на охоту. Она оставила борзую Кинта у Мехты и взяла свой лук и стрелы. Она побежала вдоль реки легко, словно олениха.

Вода в реке искрилась под лучами солнца, разматываясь перед ней серебристо-голубыми нитями волшебного клубка, в конце которого она найдет своего возлюбленного. Ей казалось, что она никогда не достигнет места, где Намон должен ждать ее и отвести к Смиту. Время тянулось так медленно, что она забеспокоилась, не пропустила ли условленного места. Но ее наметанный глаз видел деревья и многочисленные указания на земле, и она скоро поняла, что это ее нетерпение играет с ней злую шутку.

Внезапно перед ней вырос Намон, его длинное лицо было мрачным. Он дал ей знак следовать за ним. Они прокрались к густому кустарнику на речном берегу. Намон двигался так медленно, что время замерло для Покахонтас. Они подошли к крутому спуску в овраг, и там, у входа в маленькую пещеру, стоял Смит. Она бросила Намона и побежала к нему, раскинув руки. Ей было все равно, что Намон видит это. Сейчас она не думала ни о ком, кроме Смита. Она хотела только одного — очутиться в его объятиях.

— Я хочу, чтобы ты стала жить со мной.

Голос Смита был хриплым от переполнявших его чувств, он властно прижал ее к себе.

Она начала было отвечать, но он нашел ее губы своим ртом, и они потонули в желании и страсти и отдались любви. Покахонтас ничего не видела и не слышала. Ее тело, превратившееся в тысячу чувствительных ненасытных иголочек, казалось, проникало под его кожу, чтобы слиться с ним в одно целое. Их страсть заглушила все остальные чувства, и Покахонтас начала терять сознание. Их влечение усиливалось, потому что они знали, чем обязаны друг другу.

Они нескоро разомкнули объятия, утомленные жестокостью потрясших их чувств.

И снова Смит настойчиво прошептал ей на ухо, что она должна пойти с ним. Он сказал, что нашел место для строительства дома. Она будет счастлива там, потому что жить они будут недалеко от Починса. Смит добавил, что каким-нибудь способом договорится с ее отцом.

Именно этой минуты и страшилась Покахонтас, но, увидев, что она колеблется, он покрыл ее лицо поцелуями, и они опять отдались страсти.

Наконец, когда они успокоились, она повернулась к нему и, взглянув на него глазами, полными слез, сказала:

— Мой отец никогда не позволит мне жить с тобой, а кроме этого...

В эту секунду снаружи ее позвал Намон:

— Скорей, Покахонтас, идут охотники... возможно, наши братья!

Смит слегка подтолкнул ее.

— Приходи сюда через семь солнц, моя любовь. И я заберу тебя.

Покахонтас вскарабкалась на тропинку как раз вовремя, чтобы встретиться с шедшим тем же путем охотничьим отрядом, в котором были и ее браться — Памоуик и Секотин. Заметили ли что-нибудь их разведчики? Она надеялась, что нет. Последнее время она часто охотилась одна, и братья знали об этом. У них не возникнет подозрений. Она помахала им рукой и быстро пошла к реке. Покахонтас тут же скользнула в воду, не давая разглядеть себя, иначе охотники сразу бы поняли, что она была с мужчиной, да еще и с одним из тассентассов. Ее злило, что она не может вернуться в Веровокомоко, неся на себе запах своего возлюбленного.

Что ей делать? Как сказать отцу, что она собирается жить с вождем тассентассов? Она встретится со Смитом через семь дней, но если заговорить об этом с отцом, он может запретить ей. Она не может рисковать. Последняя жена Починса убежала от своего предыдущего мужа, и ее не наказали. Но ведь она не отступилась от своего народа. А Покахонтас собиралась просто сбежать. Смит для нее — всё. Она оставит свой и войдет в его мир. Теперь уже ничто не удержит ее.

Когда Смит вернулся в «Верх совершенства», на свои сто пятьдесят акров, купленных у Починса за десять мечей, он обнаружил группу гостей из Джеймстауна, возвращавшихся с охоты. Они хотели, чтобы он пошел с ними в форт Делавэр привез из Лондона материалы, которые могут пригодиться при постройке дома. Смит прикинул, что может пойти за ними и вернуться через три или четыре дня, и у него еще останется уйма времени, чтобы встретиться с Покахонтас и увезти ее с собой в «Верх совершенства».

На следующее утро, весело отпраздновав накануне вечером закладку нового дома, мужчины приготовились отбыть в Джеймстаун по воде. Смит согласился довезти порох охотников в своем каноэ. Когда он взял две сумки, чтобы идти с ними к берегу, на порох попала искра от костра — раздался внезапный взрыв, потрясший тишину. Вверх взметнулись рыжие языки пламени. Смит, казалось, исчез в облаке дыма. Мужчины бросились к нему, всматриваясь в едкое облако, кашляя и отплевываясь. Смита они нашли без сознания, но он еще дышал. Вся правая сторона его тела была сильно обожжена.

Придя в себя, мужчины поняли, что Смит находится на грани смерти. Намон как наиболее сильный из гребцов выбрал четырех самых крепких англичан. Вместе они быстро доставили Смита на каноэ в Джеймстаун, их мускулы свело от усилий.

Смит пришел в себя только через три дня. Все это время он в забытьи звал Покахонтас. Вновь прибывший из Лондона врачеватель, ставивший ему пиявки и ухаживавший за ним, не мог понять, о чем он говорит. Он подумал, что странное имя, которое выкрикивает Смит, относится к кому-то, кого тот встречал во время своих странствий по Балканам. Ненадолго зашел Намон, узнать, как обстоят дела. Потрясенный видом своего сильного друга, корчившегося от боли в полубессознательном состоянии, он попытался смягчить его страдания примочками. Наконец на четвертый день Смит открыл глаза и заговорил. Намон едва разобрал его слова, но понял, что он говорит о Покахонтас. Он хочет, чтобы она навестила его.

— Пожалуйста, капитан, не волнуйся, — умолял Намон, встревоженный ужасающей слабостью своего доброго друга. — Я могу попытаться привести Покахонтас, но не думаю, чтобы наш отец согласился отпустить ее в Джеймстаун.

Смит хотел еще что-то сказать, но голос ему не повиновался. Он хотел объяснить Намону, чтобы тот встретился с Покахонтас в овраге и рассказал о его состоянии. Но боль всепоглощающей волной прокатилась по телу, и, едва дыша, он потерял сознание.

На пятый день начались лихорадка и заражение. Смит то лежал в беспамятстве, то жестокая дрожь сотрясала его тело. Менее крепкий человек просто умер бы. Намон пришел в такое отчаяние, что решил взять дело в свои руки и пойти к Паухэтану, охотившемуся неподалеку от форта, чтобы попросить особых трав для лечения ожогов.

Первым, кого встретил великий вождь, вернувшись в поселок, оказался Секотин. Он сказал ему, что не знает, кто из тассентассов обожжен, но его брату Намону нужны травы, чтобы вылечить его. Секотин знал, что отец никого не позволит послать к тассентассам, поэтому решил все сделать тихо и отнести травы собственноручно. Его разбирало любопытство.

Намон был глубоко благодарен Секотину, что тот пришел в Джеймстаун. Он сделал из трав вязкую массу и сразу же наложил ее на кожу Смита. Потом он заварил другие травы и влил питье в рот больному. Колонисты с недоверием отнеслись к этим процедурам, но они видели, что произведенное до того кровопускание не помогло Смиту. Перси удалось убедить их хотя бы дать дикарю возможность попробовать.

Через два дня Смит смог, пусть с трудом, говорить. Намон и Секотин Пришли, чтобы снова приложить травы. Слабым голосом он спросил о Покахонтас.

— Она чувствует себя прекрасно, у нее молодой муж, — ответил Секотин.

Намон быстро схватил его за руку, словно пытаясь остановить.

— Муж? — Голос Смита дрожал, как у старика. Но он ничего не мог поделать. Лицо его исказилось, будто от нового приступа боли, пронизавшей тело.

— Да, они поженились в начале сезона цветения.

Ночью Смит снова впал в полубессознательное состояние, и колонисты решили, что долго он не протянет. Намон оставался рядом с ним и заставлял их наносить на тело Смита новые порции мази, которые они сменяли трижды за ночь. К утру улучшения почти не было, и Намон начал терять надежду. Однако тем же вечером наступил перелом, и крепкий организм Смита начал брать верх. Но прошло еще две недели, прежде чем Смит смог встать с постели и сделать первые неуверенные шаги.

Семь солнц, которые Покахонтас пришлось пережидать до встречи со Смитом, показались ей нескончаемыми. Ей казалось, что ее сердце разорвется от счастья, и она постоянно боялась, что ее новое настроение станет заметно и возбудит подозрения. Ей не хотелось охотиться, но, чтобы дать выход переполнявшей ее энергии, она предпринимала долгие пробежки с Кинтом, который мчался впереди. Она с облегчением заметила, что, хотя и испытывает по Рауханту прежнюю скорбь, его лицо больше не встает перед ней.

Единственной трудностью был Кокум. Она знала, что тассентассы высоко ценят женщину, принадлежавшую только одному мужчине и никогда не знавшую другого. Она страстно желала, чтобы тассентассы, как и ее народ, сочли не важными случайные связи с другим мужчиной. Конечно, Кокум не был случайным мужчиной, но иногда женщины покидают своих мужей, думала она, и у них, должно быть, тоже случается такое. В глубине души она знала, что единственно важным было оказаться в объятиях Смита. И тогда она все объяснит ему.

В один из дней, когда нависли тяжелые и черные грозовые облака, Мехта родила девочку. Устроили праздник, дарили подарки, и Кокум проявил себя прекрасным родственником, проявив интерес к ребенку и возглавив торжественный танец в честь новорожденной. Он даже придумал младенцу красивое имя — Левея, которое понравилось Мехте и ее мужу.

А Покахонтас продолжала ждать, ее терпение было на пределе. Наконец настал день, когда она должна была встретиться со Смитом. Тело ее дрожало от ожидания. Она сказала Кокуму, что слишком устала от празднества, состоявшегося накануне. Предыдущим вечером она особенно нежно пожелала отцу спокойной ночи. Кинта Покахонтас решила взять с собой, отец уже давно признал, что собака принадлежит ей, так что он не будет по ней скучать.

Она огляделась в свете ясного утра и вдруг осознала, что нет ничего в землях ее отца, о чем она станет сожалеть. После всего, что она узнала от колонистов, она уже никогда не сможет по-настоящему жить той жизнью, которую оставляет позади. Она отдала свое сердце и разум новой жизни. С другой стороны, она не была уверена, что полностью примет ее. Но она хотела этой перемены, это было ей необходимо. Она пойдет за Смитом в любом случае, даже если он прикажет ей броситься в пасть богу зла Океусу.

Идя по тропе к оврагу, она ощущала себя плывущей в облаках счастья. Листья на деревьях казались ей зеленее обычного, цветы — ярче, а пенье птиц проникало в самое сердце. Ушли все страдания прошедших месяцев. Весело сбежав в овраг и подойдя к пещере, она поняла, что пришла рано. Смита еще не было. Она собрала сухие листья и ветки и села на них, подтянув колени к груди и радостно мечтая о той жизни, которую приготовил им Смит. Кинт терпеливо лежал у ног хозяйки.

Когда солнце поднялось высоко, она подумала, что Смит заблудился, но это было невозможно, потому что с ним наверняка пойдет Намон. Она наблюдала за птицами, укрывавшимися в лесу от полуденной жары, слыша крики морских чаек, устремлявшихся к реке. Солнце неуклонно двигалось по небу, и тревога Покахонтас начала возрастать. Когда удлинились тени, она поняла, что пришла не в тот день. Да, должно быть, причина в этом. Я неправильно сосчитала солнца — дни, как называют их тассентассы. Она вернется к своим и повторит путь, когда снова взойдет солнце.

Она грустно вернулась домой и пришла на это место на следующий день, потом на третий, на четвертый. Теперь на душе ее был такой мрак, что она с трудом передвигала ноги на обратном пути в Веровокомоко. На пятый день, когда она пошла искупаться, отчаяние полностью охватило ее. Она помолилась богине реки Ахонэ, чтобы та простила ее. Потом она приготовилась выплыть на середину потока и отдаться на волю прилива. Но когда она ступила в прохладную воду, ее ладони коснулся нос Кинта. Пес никогда до этого не заходил в воду, но за последние несколько дней он постоянно был рядом с ней. Он, казалось, понимал ее боль. Она взглянула на его прекрасную морду, темные глаза как будто молили ее. Она нагнулась и почесала его за ухом. Ей почему-то стало легче. Вероятно, ей не следовало сдаваться так быстро. Может быть, Смит придет за ней. Ей уже приходилось ждать. Она постарается дождаться его.

В Джеймстауне Смит залечивал свои ожоги, он понимал, что пройдет несколько месяцев, прежде чем он сможет вернуться к прежней деятельной жизни. Он отказался от мысли строить дом. Теперь, когда не с кем стало жить в нем, он потерял к нему интерес. Он не позволял себе думать о Покахонтас. Если бы кто-то другой, а не ее брат, сообщил ему эту новость, он не поверил бы. Ее замужество нанесло рану, которая еще долго не затянется. Чтобы выжить и набраться сил, он не позволял себе ни единой мысли о ней. Джордж Перси уговорил его вернуться в Англию. Ему нужен хороший врач, который поставит его на ноги, а выздоровев, он всегда сможет вернуться в Виргинию.

После тяжких раздумий Смит решил оставить свою мечту найти путь в Индию, к несметным богатствам. Он уедет в Англию и возьмет с собой верного Намона. Они отплыли на «Фальконе», когда на деревьях начали желтеть листья.

                                                                                        Глава 18
                                                                  
Веровокомоко, сентябрь 1609 года
Идя между рядами табака и проверяя листья, Покахонтас поняла, что земля истощилась. Растения были не такими здоровыми, как обычно. Пора на несколько сезонов перебраться в Расаврак и дать земле отдохнуть. Отцу нравился их второй главный поселок, и перемена порадует его. Расаврак находился недалеко от Уттамуссака, и великий вождь сможет проводить время, наслаждаясь своими сокровищами.

Да, на закате она повидается с отцом, потому что у нее есть и другая новость. Уже две луны она не была в женском доме. Она чувствовала, что раздается, и была уверена, что носит ребенка Джона Смита. Она даже не допускала возможности, что зачала от Кокума. Сердце со всей ясностью говорило ей, что во время их последней встречи Смит подарил ей дитя, которое теперь жило в ней. Отец вряд ли не знает, что она наконец-то понесла. У него повсюду были глаза и уши, и уходившие в женский дом наверняка воспользовались случаем повысить свое положение, немедленно сообщив ему о ее отсутствии. Отец был добр и великодушен, несмотря на занятость с посещавшими его военными вождями, но он недолго останется в таком настроении. Начнется что-то страшное, когда она произведет на свет ребенка с волосами цвета солнца. Жрецы потребуют детского жертвоприношения, и ее младенец будет положен на священный жертвенник. Каким-то образом она должна спасти своего ребенка.

Она придумала план. Ближайшие несколько недель она будет вести себя, как раньше — станет озорной и очаровательной дочерью, чем усыпит бдительность отца. Она уговорит его ненадолго отправить ее и Кокума в одну из северных земель, тем более что сам он переберется во второй главный поселок. Она объяснит, что хочет быть рядом с Кокумом, когда он уйдет в поход против монаканов. И потом, она никогда не видела той части королевства.

Паухэтану такая мысль показалась превосходной, и он одобрил ее сразу же, едва Покахонтас изложила ее. Была и другая причина, по которой он согласился, чтобы она пожила среди патавомеков на реке Потомак. Его любимая дочь напомнила бы им об их могущественном правителе. Сам он давно не посещал те края.

Кокум тоже с готовностью откликнулся на предстоящее путешествие, хотя и удивился, что Покахонтас хочет попасть на север. Не теряя ни секунды, Мехта испросила у отца разрешение сопровождать сестру, которой, несомненно, понадобится ее помощь во время месяцев ожидания. Ее муж ушел с разведывательным отрядом на юг и не слишком часто мог навещать ее, но это ее и не волновало. Они все равно уедут не раньше, чем через две луны.

Вторая часть плана Покахонтас была проста. Родив ребенка, она переберется через Потомак и отдастся на милость соседнего племени тассентассов. Рослые, до семи футов, но при этом мирные люди, к тому же не слишком считавшиеся с паухэтанами, они защитят ее от них. Оттуда, из безопасного места, она сможет сообщить отцу о золотоволосом новорожденном. И если отец даст слово, что их обоих не постигнет кара, то никогда уже не нарушит его. Она боялась только первой вспышки отца, когда он может действовать сгоряча. Бежать с ребенком в Джеймстаун было нельзя, этим она навлекла бы на его обитателей гнев отца во всей его полноте. Так что ее план оставался единственно возможным.

С того самого дня, когда Покахонтас была спасена Кинтом и не дала приливу накрыть ее, она твердо верила, что однажды Смит даст о себе знать. Она постоянно молилась богу неба и Ахонэ, богине рек, прося встречи со Смитом. Узнав, что носит ребенка, она почувствовала, что получила какой-то ответ на свои молитвы, и каждый день приносила небольшую жертву.

Она часто думала о том, чтобы послать Смиту в Джеймстаун весточку о ребенке, но боялась, что он может предпринять действия, которые повредят им всем. Лучше подождать, пока родится ребенок, а потом решать, что делать дальше. В душе она была уверена, что Смит будет очень рад. Но даже при этом она хотела бы с кем-нибудь посоветоваться, но не было никого, кому она могла бы довериться. Она слышала, что в Джеймстауне появились английские женщины, и она мечтала о том, как было бы хорошо, если бы одна из них стала ее подругой.

За последний год Покахонтас все больше ощущала себя чужой среди своего народа. Она знала, что это произошло потому, что она стала рассуждать, как тассентассы. Постепенно она создала преграду между собой и своей семьей и друзьями. Это получилось не сознательно, а пришло с пониманием ценности другого мира и желанием узнать его.

«Правда в том, — думала она, — что теперь я не принадлежу ни к одному из народов. Но пока я здесь, я должна быть довольна жизнью в мире отца».

С кем она виделась очень часто, так это с Томасом Сейведжем, юношей ее возраста, которого адмирала Ньюпорт оставил у Паухэтана. Паухэтаны очень любили Томаса, он даже ел с блюда великого вождя. Паренек быстро научился их языку, но с Покахонтас говорил почти исключительно по-английски. Она хотела знать язык как можно лучше. В обмен она брала его с собой на охоту, но у него это плохо получалось. Он был слишком неуклюжим, и она добродушно растолковывала ему, что каждый его шаг способен всполошить весь лес.

— Я иду в Джеймстаун, — как-то прохладным утром, когда листья уже толстым ковром лежали под ногами, сказал ей Томас. — Твой отец хочет, чтобы я доставил Джорджу Перси послание. Он посылает меня с грузом индюшатины, сушеной оленины и кукурузы. Поселенцы голодают. Они не могут охотиться или обрабатывать землю, потому что соседние вожди снова вышли на тропу войны.

Покахонтас в сотый раз обдумала, стоит ли посылать весточку Смиту. Нет, лучше не надо. Она редко говорила с Томасом о колонистах, потому что боялась, что он может случайно рассказать о ее замечаниях отцу и возбудить его подозрения. Но почему отец так внезапно посылает все эти припасы ненавистным тассентассам? Он без сомнения был в ответе за все невзгоды, шедшие с юга, от которых сейчас страдали поселенцы.

— Почему ты должен увидеться с Перси, а не со Смитом? — спросила Покахонтас.

— Почти два месяца назад Смит вместе с Намоном уплыл в Англию, увозя в подарок королю Якову двадцать индеек и двух летучих белок.

Покахонтас показалось, что Томас Сейведж нанес ей удар в живот. На мгновенье она перестала слышать его голос. Должно быть, на ее лице отразилось пережитое ею потрясение. Она почувствовала, как он поддержал ее под руку, и, когда ее взгляд прояснился, увидела, что он озабоченно смотрит на нее.

— Ничего, — произнесла она. — Я внезапно начала терять сознание.

Покахонтас понимала, что это звучит неубедительно, но Томас спешил и не обратил на это внимания. Она действительно почувствовала себя физически плохо, но не поддалась. Теперь ей необходимо было оставаться сильной не только из-за себя. Но снова и снова в ее голове звучал один и тот же вопрос: «Как он мог уехать без единого слова? Как он мог?»

— Смит сказал, что, может быть, вернется на будущий год, — продолжал Томас. — Но как только он уплыл, чикахомини и виноки стали нападать на форт.

Конечно, подумала Покахонтас. Смит был единственным, кого уважал мой отец. Теперь он использует своих воинов с юга, чтобы изгнать тассентассов.

— Скажи своим людям, чтобы они были осторожны.

Покахонтас больше ничего не посмела добавить. Она пошла домой, легла в постель и пролежала, отвернувшись к стене, остаток дня. Никто не беспокоил ее, потому что весь поселок знал, что она носит ребенка.

Томас Сейведж вернулся недели через две и сказал Паухэтану, что тассентассы приняли его приглашение прийти в Веровокомоко, чтобы купить провизии. Они придут в течение месяца.

Когда подошло время им появиться, Покахонтас смертельно захотелось увидеть тассентассов и вспомнить счастливые дни, которые она провела с ними. Она смогла увидеть их прибытие, возвращаясь со своей охотничьей прогулки. Она направлялась через лес к поселку и, увидев на реке корабли колонистов, взобралась на высокий вяз. Ей хотелось издалека понаблюдать за церемонией встречи. Никто не должен заметить ее открытой радости.

Двести воинов в свежей раскраске ждали внизу. Оперенье стрел трепетало под нежным ветерком, воины стояли молча. На кораблях убрали последние паруса, голоса тассентассов, выкрикивавшие хорошо знакомые команды, разносились над водой. Колонисты спустились с кораблей и быстро собрались на берегу. Из своего укрытия на ветке Покахонтас видела, что их около шестидесяти, в сверкающих доспехах.

Тассентассы доверчиво пошли вперед между двух рядов паухэтанских воинов. Покахонтас с тоской вглядывалась в их лица, пытаясь кого-нибудь узнать, и действительно, здесь было несколько человек, кого она хорошо знала. Она заволновалась при мысли о том, что позднее, вечером, она сможет поговорить с ними, и улыбнулась про себя, ожидая, когда воины поднимут высоко вверх луки и встретят гостей приветственными криками. Вместо этого воздух внезапно наполнился тучей стрел. Их тонкий вой и звон и крики умирающих сотрясли покой леса. Не прошло и нескольких минут, как в живых не осталось ни одного тассентасса.

Покахонтас не могла поверить своим глазам. Все произошло так быстро, что она едва успела сделать глубокий вдох. Мужчины, лежавшие внизу, были друзьями. Кроме одного, которого она презирала, — Рэтклифа. В ужасе глядя на происходившее, она чуть не бросилась вниз с дерева, чтобы помешать резне, но разум взял верх. Ее просто убили бы, потому что как дочь своего отца она совершила бы предательство. Противоречивые чувства столкнулись в ее душе. Она была поражена вероломством отца и глубоко потрясена тем, что во время неожиданного нападения сочувствовала обеим сторонам. Еще один знак ее ужасной раздвоенности. Никем не замеченная, она тихо вернулась домой.


* * *

Два дня спустя рассветное небо было серым и мрачным. Томас Сейведж снова отправился в Джеймстаун в сопровождении двух воинов, обеспечивавших его безопасность. Он пообещал Паухэтану вернуться в течение месяца. Великий вождь знал, что он вернется, хотя бы из-за пищи, потому что англичане голодали. Воины Паухэтана успешно держали колонистов в осаде. Его разведчики доносили, что грязные люди голодны и отчаялись. Резня подкосила их дух.

День становился все более сырым. Сначала задул порывистый ветер, потом начали вздыхать и стонать деревья. Покахонтас услышала, как зловеще забили барабаны жрецов, и поняла, что бог неба рассердился. Когда он так гневался, целые деревни исчезали с лица земли, и лес покрывался шрамами поваленных деревьев. Многие из жителей поселка торопливо собирали пожитки и спешили к ближайшим пещерам или оврагам, которые хоть как-то могли защитить их. Паухэтан прислал за Покахонтас воина, и она вместе с отцом укрылась в подземном ходе, который помнила всю жизнь. Каждый раз, когда от разозленных богов исходила угроза, она пряталась в его сырых недрах. На этот раз сюда пустили и Кинта, но Покахонтас шла неохотно, ей трудно было после резни посмотреть отцу в глаза. А где Мехта? Ее ребенок и служанка, присматривавшая за ним девочка, находились здесь, а ее не было видно.

Вода хлестала острыми, холодными иглами. Стоял неподходящий сезон для проявления богом неба своей ярости. Обычно он пронизывал небосвод вспышками огня и низвергал свой рокочущий голос в более теплое время. А сейчас от его дуновения высоченные деревья валились на землю, как сорная трава. Покахонтас не могла припомнить, когда еще так неистовствовал бог неба.

Только на рассвете следующего дня обитатели поселка стали потихоньку выползать из своих укрытий. Да и то лишь самые смелые, потому что большинство знало, что хитрый бог неба может внезапно вернуться. Покахонтас выбралась из подземного хода. Она любила гулять по лесу, когда бог немного сердится, а грохотанье и свет откликаются на чувства, переполняющие сердце.

Тропа к поселку была завалена прутьями, обломанными ветками, тут и там лежали вырванные с корнем деревья, порывы ветра проносились над лесом, а издали доносились звуки, выражавшие неудовольствие бога неба.

Внезапно раздался резкий свистящий шум. Покахонтас почувствовала, что у нее остановилось дыхание, потом навалилась полная тьма.

Волны боли. Сквозь серую пелену, окутавшую ее подобно душному меху, она слышала доносившееся откуда-то поблизости заунывное пение жрецов. С трудом открыв глаза, она различила свою старую няню, верную Вовоку, которая пестовала ее в детстве. Она была в своей постели в своем поселке. Но почему такая боль? Она застонала, и мир снова померк.

Когда она пришла в себя, боли не было, но она чувствовала себя непривычно изнуренной и слабой. Голос отца она услышала ясно, но словно издалека, хотя и видела, что он стоит рядом у постели.

— Тише, Покахонтас, — сказал он. — Тебя ударило веткой дерева.

— У меня не будет ребенка!

Вот откуда эта боль, вот откуда ее слабость. Покахонтас села.

— Нет, не будет. А сейчас ты должна делать то, что говорят жрецы, и тебе станет лучше.

Паухэтан подал ей тыквенную бутыль, наполненную травяным отваром, чтобы она напилась.

Покахонтас почувствовала, как по лицу ее заструились слезы, но она была слишком слаба, чтобы остановить их.

— Сколько времени я здесь? — спросила она.

— Два солнца, — ответил Паухэтан. — Жрецы говорят, что завтра тебе будет гораздо лучше.

Последующие несколько дней все старались доставить Покахонтас удовольствие. Многие оставляли у ее дверей подарки, а отец следил за тем, чтобы любое ее желание выполнялось.

Когда она окрепла, отец снова пришел навестить ее. Насколько возможно мягко, он сообщил, что погиб Кокум. Это случилось во время бури, сказал он. Он только не сказал ей, что жители нашли его на значительном расстоянии от поселка, в пещере, где они сами хотели спрятаться от свирепого ливня во время великого гнева бога неба. Стрела поразила Кокума в самое сердце, выстрел был сделан в спину. Там они также нашли Мехту, причитавшую на коленях у его тела. С того дня муж Мехты исчез, и, хотя никто об этом не говорил, все знали, что он наконец понял, что ребенок не от него и что об этом известно всем. Все посчитали, что он вернулся в свое племя на север.

Покахонтас не нашла в себе мужества сказать отцу, что нисколько не сожалеет о Кокуме. Она не дала ему разглядеть облегчение, которое должно было промелькнуть в ее глазах. Паухэтан был добр к ней несмотря на ее неповиновение. А как только она увидела Мехту, то сразу поняла, что причина смерти Кокума каким-то образом связана с тем, что было между ними. Она никому об этом не сказала, потому что для нее это не имело никакого значения. Она с самого начала знала, что Кокум был для Мехты всем. Ей было жаль сестру, но она знала, что в ее жизни скоро появится кто-то новый. Тихая радость освобождения от Кокума потонула для Покахонтас в скорби по потерянному ребенку.

Во время болезни и выздоровления Покахонтас не переставала думать об убийстве ее отцом шестидесяти колонистов, которые пришли, чтобы купить пищи, пришли по приглашению и с доверием. В тот момент ее преданность раздвоилась, а от ужаса развернувшегося перед ней побоища она словно окаменела. И только теперь она осознала, что предательство отца посеяло слабые зерна сомнения в ее сердце. Это был уже не тот горячо любимый отец, которому она так верила. Ей необходимо было какое-то время пожить отдельно от него. Она уйдет куда-нибудь, где сможет не зависеть от Паухэтана и его враждебного отношения к тассентассам. Куда-нибудь, где она сможет жить, как захочет.

Жители поселка перебрались в Расаврак, как только собрали урожай. Когда на землю лег снег, вернулся из Джеймстауна Томас Сейведж. Он умолял Паухэтана дать его людям кукурузы и другой пищи.

— Они не переживут зиму, — говорил он.

Но великий вождь был непреклонен.

— У меня мало припасов даже для моего народа. Лишнего у меня нет.

Томас знал, что сокровищницы переполнены провизией, а дома для хранения урожая полны через край, но ничего не мог сказать. Его прекрасные отношения с Паухэтаном были слишком драгоценны, чтобы подрывать их, а его особое положение было необходимо теперь больше, чем раньше. Позже он сказал Покахонтас:

— Колонисты умирают десятками. Один из них убил свою жену и засолил ее. Другие поселенцы удивились, что он не худеет, как они, и узнали, что он ест ее. Его повесили.

Томас не добавил, что вскоре после этого случая колонисты убили напавшего на них винока и их мораль не воспрепятствовала им зажарить его и съесть. Томас даже опасался за свою жизнь, потому что обитатели форта испытывали к нему сильную неприязнь, считая его виновным в том, что он не убедил великого короля снабдить их провизией.

У Покахонтас болело сердце, когда она думала о страдающих в Джеймстауне людях, но она ничего не могла для них сделать. Отец был настроен уничтожить колонистов, и все ее прошлые усилия спасти их оказались напрасными. Паухэтан связал ее мрачное настроение с потерей мужа и решил, что ей следует возобновить сбор дани. Путешествия и празднества облегчат ей сердце, а скоро она найдет себе нового мужа. На уме у него был новый союз с сыном вождя одной из северных земель Семи Королевств. Но сначала она должна справиться со своим горем.

Покахонтас уезжала из Расаврака за данью на три-четыре дня, потом возвращалась и несколько дней отдыхала. Почувствовав себя за этим занятием уверенно, она решила, что покинет поселок и станет жить самостоятельно. Возможно, она уйдет к Починсу. А пока она со страхом ждала случайных походов Томаса Сейведжа в Джеймстаун, потому что он постоянно приносил все более печальные вести. За сезон цветения число жителей форта сократилось с четырехсот девяноста до шестидесяти. Люди умерли от болезней, голода, холода, погибли от нападений виноков и чикахомини.

Однажды, когда уже потеплело, Томас Сейведж вернулся из форта и отвел Покахонтас в сторону.

— Колонии больше нет, — сказал он. — Прибыли два новых корабля, но новые люди были потрясены огромными человеческими потерями и решили бросить форт. Вчера они закончили разбирать дома, а сегодня уплывут.

От отчаяния Покахонтас окаменела. Ей никогда не приходило в голову, что тассентассы уплывут. Они были такими сильными, у них были такие волшебные приспособления для работы и войны. Но ее отец в конце концов победил. Он добился своего. Теперь Джон Смит уже никогда не вернется. Она так упорно держалась за свою хрупкую мечту, но теперь и она оставила ее.

Лондон, 1609 год

В марте Джон Смит и сэр Эдвин Сэндис решили встретиться в их любимой лондонской таверне «Чеширский сыр», расположенной между Вестминстерским дворцом и доком у лондонского Тауэра, где у Джона Смита была контора. Он пришел первым, улыбнулся вывеске, обещавшей выпивку или табак всего за шесть пенсов, и заказал две кружки подогретого с пряностями портвейна. Он обратил внимание, что весьма многие курили новый табак, и клубы дыма смешивались с дымом, шедшим из очага. Снаружи угасал короткий день, и каждый раз, когда входная дверь распахивалась, впуская нового посетителя, с улицы вползал густой туман, а в помещении становилось еще темнее. Смит помахал рукой, чтобы разогнать вокруг себя дым, и подумал, подешевеет ли табак, когда торговля с Виргинией расширится.

За окном шумела Флит-стрит, процокали по булыжной мостовой лошадиные подковы, звук их замер у таверны. Это его друг Сэндис. Высокий сэр Эдвин сильно наклонил голову, проходя в низкую дверь таверны.

— Сколько здесь табака! — хлопнул по столу перчатками сэр Эдвин, сел и пододвинул кружку.

— В Виргинии пока еще идут опыты, а этот табак с Тобаго. Но я могу ручаться, что, как только мы обоснуемся в Виргинии, рынок будет наш, — отозвался Смит.

— Делавэр в конце концов решил отложить свою поездку в эту колонию, но Ньюпорт и сэр Томас Гейтс, заместитель казначея, сейчас уже, должно быть, там. Девять кораблей с поселенцами позволят форту противостоять любым неожиданностям, исходящим от паухэтанов. Теперь мы закрепились там как следует и добьемся успеха, — сказал Сэндис.

— Мои раны уже почти не беспокоят меня. Я подумываю, чтобы вернуться туда через полгода. Я все еще не оставил надежды найти путь в Индию, — ответил Смит.

— Надеюсь, ты передумаешь. Твоя помощь и советы нужны нам здесь, в Лондоне. Табак важен, но ты не сможешь построить империю из дыма. Нам необходимо построить новые поселки на побережье Виргинии и, возможно, высадиться дальше на севере. Чтобы разбить испанцев, нам нужно укрепить всю береговую линию. От этого предприятия зависит слава Англии.

Дым тонкой струйкой вился над склонившимися над столом мужчинами, которые глубоко ушли в планы освоения Нового Света.

В испанском посольстве в Лондоне посол Педро де Сунига, облаченный в великолепный зеленый бархатный камзол, поджидал возвращения своего посланника от короля Испании Филиппа III. Повинуясь ясно выраженным приказам короля, последние несколько лет его лондонские шпионы тщательно брали на заметку все корабли, отбывавшие в Виргинию, их вооружение, грузы и пассажиров. Они также отмечали маршрут каждого корабля. В этот вечер у Суниги были хорошие новости.

Когда соотечественник посла прибыл, посол, приняв его дружески и угостив добрым хересом, заговорил:

— Я должен просить вас немедленно вернуться в Испанию. Его величество будет доволен, узнав, что, похоже, английская колония в Виргинии потерпела провал. Один из наших кораблей прибыл на этой неделе из Флориды с хорошей вестью. Индейцы, кажется, успешно окружили и отрезали английский форт от мира. Колонисты не смогли добыть себе пищу, и теперь поедают своих мертвецов. Их число сокращается так быстро, что, как мы слышали, от нескольких сотен, составлявших население форта прошлым летом, сейчас осталось лишь несколько человек. Мои новости устарели на пару месяцев. Теперь они, должно быть, все мертвы или слабы настолько, что не в силах обороняться.

Посол тронул свою острую бородку.

— Я наверное знаю, что девять кораблей, посланные год назад, чтобы освободить их, не вернулись. Если сейчас туда отправятся несколько наших судов, я уверен, мы сможем уничтожить то, что осталось от колонии, и основать наше собственное поселение на этой части побережья. По моему мнению, самое время начать движение на север от наших южных колоний. И скоро весь Новый Свет окажется под владычеством Испании!

Мужчины улыбнулись и подняли бокалы.

                                                                                        Глава 19
                                                                             Расаврак, июнь 1610 года
Над плечами Пасптанзе, высокого вождя патавомеков, вздымались лебединые крылья. Он прибыл через два дня после того, как Томас Сейведж сказал Покахонтас об отплытии тассентассов. Покахонтас показалось, что вождь похож на человека, заслуживающего доверия. Он был добрым, а его народ славился хорошим обхождением и великодушными обычаями. Однако они не были искусны в военном деле, и Паухэтану часто приходилось посылать небольшие отряды молодых воинов из своих южных земель, чтобы защитить деревни Пасптанзе и северные границы своих владений от горных племен. Это также давало молодежи возможность приобрести военный опыт перед схватками с монаканами.

Покахонтас необходимо было покинуть родные места, совершенно необходимо. Она пребывала в отчаянии. И, увидев Пасптанзе, тут же решила уйти и поселиться среди патавомеков. Она собрала свои вещи и сказала отцу, что отбудет с вождем и его сопровождением, когда они отправятся назад, на реку Потомак. Паухэтан не стал возражать. Покахонтас знала, что он устал от ее постоянных упреков в течение последних нескольких лун в том, как нехорошо он обошелся с тассентассами и упустил возможность воспользоваться их приспособлениями и оружием. Она знала, что отец объясняет ее неприветливость и печаль потерей мужа и ребенка и потому прощает ее. Но в то же время он уже начал терять терпение из-за ее плохого настроения.

Паухэтан не знал, что последние два дня Покахонтас, узнав, что тассентассы уплыли навсегда, переживала ужасные мучения. Все казалось конченным! Временами ее охватывала настоящая безысходность. Черные вороньи крылья беспрестанно хлопали над ее головой, а ночами безнадежность ее положения разверзалась перед ней подобно бездне. Она почти не ела и знала, что выглядит убитой горем, но ничего не могла с собой поделать. Каждый раз, когда она выходила из дома, окружающие были настолько внимательны к ней, что она возвращалась назад, потому что их доброта доводила ее до слез.

Она пыталась молиться богу неба. Когда же он перестанет наказывать ее! Смит ушел, ушел младенец, ушли тассентассы. Она все платила и платила за свои ошибки. Она ни на секунду не позволяла себе вспоминать о своей страсти к Смиту, иначе ее муки заставляли ее стонать в голос. Она была готова ухватиться за что угодно, лишь бы уйти от полной беспросветности. И когда прибыли патавомеки, ей показалось, что это знак богов.

Паухэтан отправил вместе с ней собаку, троих слуг и — присматривать за ней — Памоуика и Секотина. В последнюю минуту Томас Сейведж и его друг Гарри Спелман, колонист, оставшийся у Паухэтана, сказали, что хотели бы поселиться вместе с ней. На них произвели большое впечатление доброта вождя Пасптанзе и рассказы о горной местности, где он жил. Они даже замыслили бежать, потому что знали: Паухэтан, смотревший на Томаса как на сына, никогда не позволит им уйти. Покахонтас была слишком рассеянна, слишком несчастна, чтобы вникать в их планы. Но через пять миль пути мужество изменило Томасу Сейведжу, и он быстро побежал назад, под надежный кров Паухэтана. Он долго прожил с ним и его верность оказалась нерушимой. Гарри Спелман остался с Покахонтас и патавомеками.

Путешествие и устройство на новом месте несколько отвлекли Покахонтас от ее мрачных дум. Братья всеми силами пытались подбодрить ее. И хотя Покахонтас все еще была способна лишь на вымученную улыбку, она ценила их усилия. Кроме того, отец хотел, чтобы она немедленно приступила к сбору дани в этих землях. Уже довольно давно никто не посещал северные края с этой целью, и он был убежден, что не получает всего, ему причитающегося.

Поначалу эти обязанности казались ей выше ее сил, но ей приходилось быть на глазах у любопытных: патавомеков, следовавших за ней и ловивших каждое ее движение. Ежедневно наблюдая за сбором богатств края, мыслями она все время возвращалась к Джону Смиту.

Она потеряла его, и это было почти невыносимо, но она также страдала и оттого, что лишена была общения с тассентассами, того интереса к жизни, которое давало ей узнавание этих людей. Даже когда она не могла бывать в форте, она, по крайней мере, знала, что они там. «Я увидела другой мир, он понравился мне, и я хотела бы жить в нем, но я никогда его больше не увижу», — думала она. Иногда Покахонтас чувствовала, что знакомый ей с детства мир это не что иное, как глубокий подземный ход, в конце которого не сверкнет даже солнечный луч. Как жаль, что у нее нет ребенка. Он стал бы неразрывной связью с той, другой жизнью. Он бы постоянно возрождал чудесное время, проведенное ею у тассентассов.

Прошло несколько месяцев, и Покахонтас поняла, что сможет как-то прожить свою жизнь. Она начала находить удовольствие в разговорах с Гарри Спелманом. Она выучила новые английские слова, но все равно они объяснялись на смеси языка жестов, английского и языка паухэтанов. Время от времени она ходила на охоту, потому что теперь уже была способна сосредоточиться и выследить добычу. Да и просто прогулки вместе с Кинтом по ее новой земле доставляли ей радость. Местность здесь была более гористой, чем на юге, и ей особенно нравилось, как между скалами с шумом бежит река, образуя искрящиеся водопады и пенистые водовороты. С наступлением холодов у нее улучшился аппетит, и она поправилась, стала такой как прежде.

Однажды прохладным утром, когда с деревьев опадали последние листья, а дым из домов поднимался вверх в ясное небо, прибыл Томас Сейведж в сопровождении двух воинов Паухэтана.

Прошло почти шесть лун с тех пор, как она в последний раз говорила с ним — это было в Расавраке, — и Покахонтас впервые за долгое время почувствовала, что счастлива видеть кого-то. Посланники Паухэтана постоянно приплывали на каноэ, чтобы забрать дань, собранную с самых богатых его подданных. Они расспрашивали о здоровье Покахонтас и ее жизни, но никогда не передавали ей последних новостей и слухов. Путешествие к заливу занимало три солнца, Покахонтас находилась в самом отдаленном владении отца.

В возбуждении от встречи Покахонтас и оба юноши, Гарри и Томас, говорили все вместе, мешая английские и паухэтанские слова. Вместе с ними у костра присели Секотин и Памоуик, и Покахонтас хлопнула в ладоши, чтобы им принесли травяного питья. Потом она стала расспрашивать о своем народе. Томас по-английски сказал ей, что следующей осенью, после сбора урожая, поселок опять переберется в Веровокомоко. Метха снова вышла замуж и ждет ребенка. А Паухэтан потерял двадцать человек в схватке у Джеймстауна.

— А я думала, что отец заключил на юге мир, и там больше нет сражений, — сказала Покахонтас.

— Он постоянно воюет с англичанами, — ответил Томас.

— Англичан там больше нет, — безжизненно произнесла Покахонтас.

— Англичане и не уплывали, разве что на несколько часов.

Покахонтас решила, что чего-то не поняла, и повторила свой вопрос на языке паухэтанов.

— Последние колонисты девять месяцев назад едва дождались кораблей с англичанами, которые потерпели крушение у Бермуд. В Джеймстауне было решено погрузиться всем на суда, поднять паруса, и вернуться в Англию, — объяснил Томас. — В первую ночь они бросили якорь у острова Малберри, как раз на выходе из залива, собираясь с рассветом направиться в Атлантику. Проснувшись на следующее утро, они увидели три корабля, прорывавшиеся к ним против ветра. Это был лорд Делавэр, везущий из Лондона людей и припасы. Он повернул их назад и до сих пор находится с ними в Джеймстауне. Как повезло англичанам!

Покахонтас онемела, ощущая, как по телу прокатываются волны радости и надежды. «Так значит англичане были здесь все это время! — воскликнула она про себя. — Джон Смит мог вернуться. Может, он уже вернулся!» Ее воображение, увлекаясь, мчалось вперед. Она лишь наполовину слышала и понимала Томаса, продолжавшего рассказ.

— Делавэр, верховный правитель колонии, делает все, чтобы Джеймстаун выжил. Можешь пойти и посмотреть сама. Ты в состоянии путешествовать? Я слышал, что Делавэр и капитаны говорили о тебе. Ты известна в Англии, и губернатор хотел бы познакомиться с тобой.

Покахонтас покачала головой, говоря «нет». Она должна была задать один вопрос:

— Вернулся кто-нибудь из первых капитанов? Ньюпорт или Смит?

— Ньюпорт вернулся, а Смит — нет.

Ничего, сказала она себе. Она научилась спокойно встречать плохие вести и сосредоточиваться на том, что могло как-то помочь ей. Достаточно и того, что англичане здесь, и Смит может вернуться в любое время. Она сжала руки в безотчетном жесте надежды.

Английские юноши продолжали болтать между собой. Они решили, что, когда Томас вернется в Джеймстаун, Гарри Спелман пойдет с ним. Томас сказал, что предпочитает жить у паухэтанов, но ему нравится время от времени навещать колонистов. Он спросил Покахонтас, не собирается ли она снова перебраться к отцу. Она промолчала, и ему пришлось повторить вопрос.

Покахонтас вздрогнула, потом мгновение раздумывала, глядя на бесстрастное лицо Секотина, сидевшего рядом с ней.

— Мне нравится жить в этом племени. Оно мирное. Может быть, я вернусь потом.

«Пока отец не разрешает мне посещать Джеймстаун, — подумала она, — лучше я останусь здесь, подальше от раздоров. Я не смогу выдержать постоянные нападения и ужасный нажим отца на тассентассов. В один прекрасный день он, возможно, успокоится, прекратит свои набеги и позволит мне снова увидеться с ними. Тогда я вернусь в Веровокомоко, а к тому времени, может, и Джон Смит уже будет в Джеймстауне». Она обхватила себя руками, пытаясь скрыть свое настроение.

Сезоны сменяли один другой. Ее страдания отступили, лишь иногда вдруг возникала внезапная боль. Покахонтас тихо жила среди патавомеков, хотя и согласилась на все отличия, которых заслуживала любимая дочь всемогущего Паухэтана. Отец довольно часто присылал к ней познакомиться то одного, то другого возможного мужа, но после коротких ухаживаний она по-доброму, но твердо отказывала воинам. Отец не настаивал, потому что по-прежнему считался с ее потерей мужа и ребенка. Со своей стороны, она узнавала, не переменил ли отец своего решения относительно посещений форта. Он оставался непреклонен.

Вернулся на север Гарри Спелман. Он сказал, что привык к жизни среди дикарей, но станет навещать Джеймстаун и приносить оттуда новости. Через него Покахонтас могла следить за успехами колонии и деятельностью нового губернатора.

Делавэр оказался жестким управляющим. Он заставлял людей работать по шесть часов в день в две смены, что было в новинку. Они жаловались на тяжелый труд, но общественные здания были быстро выстроены заново или восстановлены. По воскресеньям в церкви служили торжественную службу, сама же она во всякое время года была украшена полевыми цветами. Во время службы Делавэр восседал впереди всех на стуле, богато убранном бархатом, у ног его лежала красная бархатная же подушечка для коленопреклонений. После он возвращался на свой корабль, носящий имя «Делавэр», и развлекал немногих, приглашенных к нему счастливчиков.

Покахонтас очень удивилась тому, что Делавэр упразднил совместное возделывание земли и дал каждому человеку участок для обработки. Паухэтаны всегда работали вместе, в согласии, и сообща пользовались плодами урожая. А что будет, если каждый станет работать только для себя? Это было еще одно непонятное новшество тассентассов.

Некоторые новости беспокоили ее. Гарри услышал, как капитаны обсуждали возможность похищения детей Паухэтана и отправки их в Англию, если великий вождь не прекратит воевать с фортом. До нее также дошло, что двадцать англичан овладели двадцатью девушками ее тетки — вождя племени, и она приказала убить их прямо в постелях. Тассентассы отомстили, спалив ее деревню и основав на месте пожарища свой поселок, который назвали Бермуда-хандрид. Покахонтас вздохнула про себя. Неужели война никогда не кончится?

В некоторых местах река Потомак была так широка, что Покахонтас с трудом могла разглядеть противоположный берег, когда ходила по утрам купаться. В тот день она впервые с тех пор, как покинула отца, увидела корабль. От волнения у нее задрожали руки и ноги. А вдруг там Джон Смит? И он приехал, чтобы найти ее? Она не смела надеяться и прогнала эту мысль. Она посмотрела на паруса на фоне красного рассвета. Он пристанет к их берегу не раньше, чем солнце встанет высоко в небе, так что у нее еще есть время, чтобы принести жертву богу зла Океусу. Она должна бежать быстрей. Его надо умиротворить. Нужно быть уверенной, что зло не повторится.

К тому времени, как она, запыхавшись, вернулась после совершения обряда, Пасптанзе, его воины и Гарри Спелман ждали на берегу, когда корабль бросит якорь. Сердце Покахонтас замерло от счастья, лишь только от тассентассов долетело до нее первое дуновенье, запах, которого она так давно не чувствовала. Как же она его ненавидит! Нахлынули воспоминания, и она чуть не лишилась сознания от их явственности — так подействовал на нее этот запах. Ищущим взглядом она обежала мужчин на палубе. Она не надеялась, что Смит там, но ничего не могла с собой поделать. Едва она видела светлые волосы, сердце ее начинало биться быстрее. Но вот мужчины начали спускаться по трапу, и она поняла, что Смита среди них нет. Она испытала приступ острой боли, но он скоро прошел. Глава прибывших говорил с Пасптанзе, пользуясь услугами Гарри как переводчика. Все они посмотрели на нее, тогда она вышла вперед.

— С тобой хочет познакомиться капитан, — сказал Гарри. — Он очень много о тебе слышал. Он хочет знать, почему ты больше не приходишь в Джеймстаун.

Покахонтас ответила на своем языке:

— Скажи ему, что мой отец запрещает мне, но я бы хотела передать привет тем в форте, кто знает меня.

— Капитан расскажет в Англии, что познакомился с тобой и что я останусь здесь с тобой. Он говорит, что англичанам будет приятно узнать, что дочь могущественного короля Паухэтана в отличие от своего отца не хочет войны и помогает англичанам. Люди станут смелее приезжать в Виргинию.

Вечером устроили праздник, с гор в долину дул прохладный ветерок. После целого дня палящего солнца танцоры в красочных нарядах кружились и гордо выступали, полностью отдаваясь ритму движений. Когда подошло время гостям удалиться, выбрав себе женщин, Покахонтас заметила, что капитан, называвший себя Эргаллом, смотрит на нее с вожделением. Пасптанзе тоже заметил это, и Покахонтас поняла, что он ждет от нее знака. Он думал, что, вдовствуя, она истосковалась по любви, и этот тассентасс, хоть и не ее положения, мог бы доставить ей удовольствие. Она вежливо улыбнулась, но ускользнула с торжества одна. Существовал только один тассентасс, к которому она могла прикоснуться.

13 апреля 1613 года

Торговля обещала быть прекрасной. Капитан Эргалл снова вернулся на своем корабле, чтобы посетить северные земли Паухэтана. После церемонии встречи он сказал, что добавит для продажи во время праздников кое-что и от себя.

Идя по лесу к месту торговли, Покахонтас внезапно осознала, что с тех пор, как она ушла на север и впервые встретила Эргалла на его корабле «Пейшнс», прошли три сезона снегов. Время пробежало очень быстро. Она чувствовала, что почти излечилась от своей печали. Последнее время она начала задумываться, как ей жить дальше.

Поскольку она отказывалась выйти замуж, отец предложил ей стать вождем на своей собственной земле. Видимо, скоро ей придется принять решение.

— Покахонтас, ты пообещала пойти со мной и посмотреть на торговлю, — сказал Пасптанзе. — А после мы приглашены на огромное каноэ!

Пасптанзе добавил, что присмотрит за ней, потому что братья этим утром ушли. Они возглавили группу молодых воинов с юга, чтобы в первый раз испытать их в схватке на границе. По существовавшему порядку, Пасптанзе часто сопровождал Покахонтас на праздниках. Она обратила внимание, что накануне вечером Пасптанзе и Эргалл долго о чем-то беседовали. Военных планов это не касается, думала она. Пасптанзе мирный человек, который не станет воевать, если только ему не прикажет великий вождь. Нет, скорее всего они обсуждали возможности торговли. Она улыбнулась стоявшему перед ней Пасптанзе, добродушному двоюродному брату ее отца. Все это время он был великолепным хозяином.

— Купи мне ожерелье! — послышался от торговых рядов чей-то голос.

— За три раковины ты купишь лучшую пару мокасин в Семи Королевствах!

Крики продавцов далеко разносились над толпой, передвигавшейся по берегу реки. Приветствия, споры из-за цены, радостные возгласы при совершении удачной сделки — все делалось во все горло. Кругом шныряли дети, иногда утаскивая какой-нибудь пустяк и не очень огорчаясь, когда их ловили и драли за уши. Холостая и незамужняя молодежь разрисовала себя самыми красивыми узорами и украсила самыми лучшими перьями, поскольку под ярким солнцем происходила не только купля-продажа.

Исполненный заботы Пасптанзе держал Покахонтас за локоть, переводя ее от одной груды товара к другой. Он направил ее к самым лучшим кожам, нашел ожерелье из самых белых ракушек, но быстро отверг его, когда оно показалось желтоватым по сравнению с ее белоснежной улыбкой. Когда все товары были обследованы, он наполнил ее миску жареным мясом, лепешками, земляникой, крыжовником и черникой.

— А теперь, Покахонтас, идем на корабль. Англичане хотят развлечь тебя, потому что в их форте ты считаешься героиней!

Покахонтас колебалась. В течение многих, многих лун у нее не было никаких радостей. Ее отец наверняка не стал бы возражать против короткого посещения плавучего острова. Об этом он никогда особо не упоминал. Безопасное и необычное развлечение после приятного дня.

— Да, да, я пойду, — сказала она. — Но только ненадолго.

Пасптанзе улыбнулся и протянул ей руку. С другой стороны от Покахонтас шла его жена. И вместе они направлялись к пристани. Вождь окликнул боцмана, сидевшего в шлюпке. Наблюдая за движениями гребцов, Покахонтас подумала, что команда, по всей видимости, надеялась, что она посетит их, потому что мужчины были наготове и гребли быстро. Через несколько минут она оказалась на палубе «Пейшнс».

— Принцесса Покахонтас! — провозгласил часовой.

Она не успела обернуться, как капитан уже был рядом. У Сэмюэла Эргалла были темные волосы, он был высок и гибок, знал о своей привлекательности и не стеснялся ею пользоваться. Он быстро провел всех троих вниз, в свою каюту.

— Вы оказали мне великую честь, принцесса, — сказал он, усадив гостей.

Необычность помещения заставила ее карие глаза вспыхнуть от возбуждения. Ее любознательность к окружающему, так долго подавляемая, вернулась, словно давно забытый друг. Ее разум ожил, и быстро, подобно полету колибри, в голове ее побежали мысли. Если бы она могла бегло говорить на их языке! — с огорчением подумала она. Запинаясь и помогая себе жестами, она по-английски расспросила о форте, о людях, которых знала, о Энрико и Бермуда-хандрид, новых поселках, про которые слышала. Она задавала вопросы обо всем, что попадалось ей на глаза — о мебели, навигационных инструментах, морских картах. Она так увлеклась вопросами и вежливыми ответами Эргалла, что только когда стало смеркаться, вздрогнув, увидела, что они с Эргаллом одни в капитанской каюте. Где Пасптанзе? Она приподнялась.

— Пожалуйста, принцесса, садитесь. Я полагаю, что они покинули корабль.

— Но мне тоже надо идти. Как они могли уйти без меня?

— Они и не собирались взять вас с собой.

Покахонтас стало страшно. Она сказала:

— Я не понимаю.

Выражение лица Эргалла было мягким, когда он отвечал:

— Мы хотим, чтобы вы некоторое время побыли с нами. Можно назвать это визитом.

— Мой отец придет в ярость и пошлет своих воинов. Вы разве не понимаете? Он сожжет ваши поселки и загонит вас всех в море!

— Дорогая принцесса, мы надеемся, что, раз вы с нами, нам удастся убедить вашего отца совсем прекратить нападения.

Гнев, словно удар, пронзил Покахонтас. Глаза ее засверкали и сузились. Она обрушила на стол удар кулаков. И резко выкрикнула на языке паухэтанов:

— Вы сделали меня пленницей... заложницей!

Удивленный Эргалл резко откинулся назад. Перед ним было совсем не то нежное создание, о котором ему рассказывали.

— Пожалуйста, не расстраивайтесь, — попросил он. — Никто не причинит вам вреда. Вам будут оказываться все почести.

На мгновение Покахонтас потеряла дар речи. Она встала и принялась ходить по каюте. Как посмели они похитить ее, дочь самого могущественного в мире человека? Надо выбраться с этого корабля. Она должна передать Пасптанзе послание. Он пошлет воинов, и они немедленно освободят ее. Она быстро метнулась к двери, но Эргалл одним прыжком опередил ее и оторвал ее руки от задвижки. Молниеносным ударом Покахонтас нанесла ему удар по шее. Эргалл оттащил ее от двери и крепко держал, пока она пыталась высвободиться.

— Ты все-таки дикое создание, — сказал он ей на ухо. Ей чуть не сделалось дурно от исходившего от него запаха. Она обмякла, но Эргалл поддержал ее. — Ты прелестна. Ты не должна бояться, никто тебя не тронет.

Он положил ладонь на ее гладкие, черные волосы и задержал ее там. Это очень походило на ласку. Потом он отпустил ее.

Покахонтас встала перед ним, прижав руки к бокам, и сказала на своем плохом английском:

— Я не боюсь тебя. Я только хочу поговорить с вождем Пасптанзе.

— Боюсь, принцесса, что из этого не выйдет ничего хорошего. Именно он помог нам заполучить вас.

Покахонтас пошатнулась, будто ее ударили. Пасптанзе, добрый и верный вождь, предал ее! Она не верила своим ушам. Потом она припомнила предыдущий вечер, долгий разговор двух мужчин. Так вот что они тогда обсуждали. От гнева все ее тело начало содрогаться. Знали ли об этом ее братья? Ведь они должны были смотреть за ней. Они тоже оказались бесчестными? Или они ушли с молодыми воинами на север, ничего не зная о ее похищении? Эргалл вежливо ждал. Потом поклонился и сказал:

— Могу я показать вам, где вы будете спать? Завтра мы отплываем в Джеймстаун.

Во рту у нее пересохло, голос пресекался от злости.

— А как же моя одежда и собака? — спросила она.

— Они уже направляются в форт с Гарри Спелманом.

Они предусмотрели все. План был, несомненно подготовлен тщательно.

Эргалл ударил деревянным молотком в медный гонг. Тут же появился матрос. Он, должно быть, стоял на страже у дверей каюты.

Капитан сказал:

— Проводи принцессу Покахонтас в другую каюту. Она будет в ее распоряжении на все время, пока она будет с нами.

Покахонтас прошла следом за матросом в соседнюю каюту, глаза ее горели гневом. Она оглядела свое маленькое узилище и крепко обхватила себя руками — вся ее ненависть к резким запахам, идущим от этих людей и их корабля, вернулась к ней с прежней силой. Как она вынесет эту неволю? Презренные трусы, все они — и ее люди, и эти грязные. Силой заперли ее, женщину, занимающую самое высокое положение.

Она осмотрела койку, на которой, предполагалось, будет спать. Койка кишела клопами, поэтому Покахонтас стащила простыни и вышвырнула их в иллюминатор. Пока ей не дадут ее вещей, она будет спать на деревянном полу. Раздался стук в дверь.

На пороге появился матрос с приятным лицом и сказал:

— Капитан хотел бы узнать, не присоединитесь ли вы к нему за ужином.

Она ответила коротким «нет». Матрос ушел, но вскоре вернулся с миской чего-то, что выглядело несъедобным, и поставил ее на маленький деревянный столик под иллюминатором. Стол, стул и сундук занимали почти все небольшое пространство. Все еще пребывая в гневе, Покахонтас, тем не менее, заинтересовалась обстановкой. Она давно уже не видела мебели тассентассов.

Она понюхала еду и сразу же позвала матроса, чтобы он унес ее. Потом села на пол и прислонилась к деревянной переборке, разделявшей каюты. Чутким ухом она слышала, что в капитанской каюте разговаривают, но была слишком разозленной и усталой, чтобы сосредоточиться на английских словах. Прошедший день вымотал ее. Позже, когда стемнело, снова постучал матрос и внес зажженную свечу, поставил ее на стол и удалился. Покахонтас поднялась, подошла к столу и яростно задула ее.

                                                                                        Глава 20
                                                                  На борту «Пейшнс», 14 апреля 1613 года
Покахонтас проснулась на рассвете. Ей удалось лишь урывками поспать на твердом полу. И она не могла отвлечься от корабельных запахов.

Прибыл завтрак, и снова она отослала его назад, но матрос почти сразу же вернулся, принеся сушеных фруктов. Не из запасов ли Пасптанзе? — подумала она. Эта мысль заставила ее оттолкнуть тарелку.

Она чувствовала себя униженной. Ее опекают как зайчонка, которого должны обменять. А еще она чувствовала себя беспомощной. Настроение ее менялось от гнева к унынию и обратно, но страха не было. Она быстро прочла утреннюю молитву Ахонэ и богу неба, а богу зла Океусу — не стала. Сейчас на нем сосредоточилось ее негодование, потому что его она считала ответственным за то, что с ней случилось. Она чувствовала, что уже ничто худшее не может произойти с ней, разве что пытки и смерть. Проклятый бог зла проник в ее жизнь и разрушил ее несмотря на все ее молитвы и жертвы. Если бы жрецы узнали, что она думает об Океусе, они осудили бы ее, возможно даже принесли в жертву. Потому что жрецы получают свою власть от бога зла и поклоняются ему, как никому другому. Нет, она будет молиться только богу неба и Ахонэ, богине рек.

Корабль заскрипел, застонал, и Покахонтас услышала топот бегущих ног. Несмотря на переполнявшие ее чувства, ей стало любопытно, что происходит на корабле. Она услышала незнакомый ей хлопающий звук и подумала, что, должно быть, они разворачивают свои огромные белые полотнища, чтобы поймать ветер. Потом судно начало мягко покачиваться из стороны в сторону. Ее даже охватило легкое волнение ожидания, и она выглянула в иллюминатор и увидела быстро удалявшийся берег реки. Покахонтас находилась так высоко, словно сидела на вершине дерева. Ей подумалось, что, пожалуй, никто из ее народа никогда не передвигался так быстро и на такой высоте. Она даже чуть поежилась от охватившего ее волнения.

Спустя долгое время пришел матрос и спросил, не хочет ли она выйти на палубу, чтобы подышать свежим воздухом. И она провела весь день, прильнув к перилам. Нежный ветерок трепал ее волосы, а солнце потихоньку растапливало гнев. Было тепло, и путешествие по реке Потомак оказалось приятны